Курс на тренера

В футболе и политике разбираются все, но связывают жизнь со спортом номер один немногие. Тем не менее шанс стать тренером, оказывается, есть у всех. Другой вопрос — каким. Журналист «Спорта День за Днем» прошел обучение в Академии тренерского мастерства РФС, и хотя экзамен сдать не сумел, зато нашел ответ для Валерия Карпина, в свое время поставившего под сомнение необходимость лицензирования.

Как оказаться на его месте?

Этот вопрос мучает практически каждого, кто считает, что разбирается в футболе лучше Леонида Слуцкого и уж тем более слетевшего в далеком Манчестере с катушек Луи ван Галя. На самом деле проверить себя куда проще, чем вы думаете. Потратив совсем немного времени на поиск в Интернете, я нашел сайт Академии тренерского мастерства. Обучение на лицензию начинается в одном из региональных центров подготовки тренеров, всего их на данный момент около двенадцати, но на сайте указаны лишь семь городов: Москва, Санкт-Петербург, Омск, Ярославль, Воронеж, Краснодар, Волгоград. Обучение длится три недели. Нужно регулярно следить за обновлениями на сайте, чтобы успеть записаться, количество желающих обычно вдвое превышает количество мест.

Первая ступень тренерской профессии — категория «С» РФС, которая дает право работать в России в детско-юношеском футболе. Обучение начинается именно с нее и стоит 15 000 рублей. Единственное требование — наличие высшего образования. Следующие ступени «В», «В — юношеский футбол», «А», «А — юношеский футбол» и Pro являются международными лицензиями и дают право работать в любой стране, входящей в УЕФА. Для того чтобы продолжить обучение, нужно иметь категорию «С» и год отработать детским тренером. В исключительных случаях за особые заслуги профессиональным игрокам, закончившим карьеру, позволяют начать обучение с категории «В». Как, например, Егору Титову. Несколько лет назад наиболее известным представителям российского футбола позволяли начинать обучение сразу с категории «А» — с нее начинали Игорь Шалимов, Виктор Онопко, Дмитрий Аленичев.

Где же Мостовой?!

30 ноября — первый день занятий. Обучение проходит на кафедре «Теории и методики футбола» в ведущем спортивном университете страны — РГУФКСМиТ. В нашей группе собрались как действующие тренеры и бывшие футболисты, так и люди, никогда профессионально футболом не занимавшиеся. Группа — 24 человека. Самым известный среди них — Денис Киселев, отыгравший несколько сезонов в премьер-лиге за «Томь». Александра Мостового, постоянно жалующегося на отсутствие предложений и не имеющего никакой тренерской лицензии, среди обучающихся замечено не было. В соседних аудиториях подтверждали лицензию Pro Григорян, Гунько, Чугайнов и обучались Точилин, Радимов, Бесчастных, Черевченко, Билялетдинов-старший. Где еще встретишь сразу столько известных футбольных персон?

Преподаватели, обучающие на Pro, проводят занятия и для слушателей категории «С». Лекции оказались действительно интересными: постоянное общение с аудиторией, примеры из жизни, футбольные байки. Большинство историй рассказывают, не называя фамилии действующих лиц, но если вы интересуетесь футболом, догадаться несложно.

За время обучения вам преподают предметы, непосредственно связанные с футболом, по которым вы впоследствии сдаете экзамен, а также анатомию, биомеханику и психологию — для общего развития. Ни одно занятие пропускать не хочется. К примеру, психологию нам преподавала Надежда Сингина, поработавшая в юношеских сборных с Симутенковым и Хомухой, во взрослой — со Слуцким, а также в Российском футбольном союзе. Вы знали, к примеру, что порой нападающие умышленно прячутся за спинами защитников, дабы не получать мяч и не совершать ошибок? Вот и я не догадывался, а оказывается, такие игроки были в нашей юношеской сборной.

В первую неделю обучения проводят только теоретические занятия, со второй недели начинается практика. На итоговую оценку практическое занятие никак не влияет, но каждому желающему предоставляется возможность побывать в шкуре главного тренера или ассистента. Тренировка проводится либо на студентах, либо на коллегах, с которыми вы вместе обучаетесь. Среди студентов встречаются и действующие футболисты, чаще всего из «Спортакадемклуба». За день до проведения тренировки вы получаете тему и, исходя из нее, подбираете возраст, упражнения и составляете план-конспект учебно-тренировочного занятия, по которому будете проводить тренировку. К примеру, мне досталась тема: «Развитие быстроты и закрепление техники удара по мячу внутренней стороной стопы». С планом-конспектом проблем не было, а вот на своей первой тренировке в качестве ассистента я немного потерялся, но более опытный коллега спас и меня, и занятие. Непростое это дело, управлять командой. В голове я продумал все свои действия до мелочей, но воплотить задумку в жизнь оказалось куда сложнее. После каждой тренировки — подробный разбор ошибок. Также за время обучения у нас была возможность посетить занятие одного из преподавателей. А в последний день мы разбирали видеозапись одной из тренировок Фабио Капелло перед чемпионатом мира — 2014. Первое, что бросилось в глаза, — конечно же, знаменитая дисциплина. Каждая пауза в тренировочном занятии была заполнена либо методическими указаниями, либо стретчингом. Даже во время отдыха игроки не разбивались на группы по интересам, а всей командой выполняли одно и то же действие. К примеру, ворота на тренировках «сборники» носили сами, причем каждый игрок обязан был участвовать в этом процессе. Персоналу стадиона имени Стрельцова запретили носить ворота за игроков в первый же день.

Главный эксперт

Любопытной показалась история о главном эксперте на Руси, который очень любит подсчитывать ТТД.

В свое время действительно был у Бескова помощник, который занимался подсчетом технико-тактических действий. На тот момент подсчет ТТД был, пожалуй, одним из первых применений научного подхода в советском футболе. Нельзя при этом утверждать, что эта модель оценки действий футболистов морально устарела. По сути, подсчет ТТД в продвинутом виде ведется и сейчас, просто это делает компьютер. Но технико-тактические действия не могут быть единственным и самостоятельным критерием оценки. Передачу можно отдать как на метр ближнему игроку, так и на двадцать метров голевую. При подсчете ТТД сложность, дистанция, риск и направление передачи не учитываются. Или как оценить действия футболиста, вышедшего на пятнадцать минут на замену и ни разу не коснувшегося мяча, если тот грамотно выбирал позицию, закрывал зоны и своей игрой позволил добиться необходимого результата? Следуя логике Эксперта, он должен остаться без оценки. Но разве это справедливо? На самом деле параметров, по которым оценивают действия футболистов, гораздо больше, и применяются они в совокупности. Учитывается расстояние, которое пробежал игрок за матч, взаимодействия в звеньях и линиях, командные взаимодействия, биологические показатели и т. д. Ни во времена Бескова и Лобановского, ни в современном футболе никто не анализировал игры на основе одних лишь ТТД. Ведь в той же ЛФЛ хватает футболистов, наматывающих за матч лигочемпионский километраж. Почему их не зовут в топ-клубы? Все просто: чаще всего именно эти игроки допускают много брака и совершают ошибки, которые пытаются исправить за счет беговой работы. Тот же Александр Бубнов не может этого не понимать, он учился на категорию Pro. Его «аналитика» на ТВ — лишь шоу, где можно паразитировать на неграмотности болельщиков, порождая неправильное представление о футболе и формируя стереотипы. Бедный Кариока…

Курсы для руководства — больше не утопия?

Разумеется, затрагивались во время обучения и проблемы детско-юношеского футбола. Одна из главных заключается в том, что в нашей стране работу тренера, воспитывающего подрастающее поколение, по сей день оценивают по командным результатам. За примером далеко ходить не надо. Совсем недавно из молодежной команды «Спартак» за плохие результаты уволили Владимира Бесчастных. Одна из главных претензий, которую ему предъявило руководство, заключалась в том, что Бесчастных не разбирал игры соперников по турниру дублеров. Казалось бы, тренер «молодежки» должен не командный результат показывать, а игроков для основной и второй команд готовить. Но в «Спартаке» решили иначе. Наверное, для руководителей красно-белых никому не нужные медали молодежного первенства важнее. Говорят, на базе кафедры «Теории и методики футбола» в будущем планируют организовать курсы и для руководителей футбольных клубов. Быть может, тогда подобных странных отставок станет меньше. Но если такое происходит в одном из российских топ-клубов, что говорить об условной рязанской ДЮСШ. К тому же помимо футбольных категорий, о которых я писал выше, в России параллельно существует и своя градация тренерских категорий: вторая, первая, высшая, а также категория «Олимп». Именно от них зависит уровень оплаты. В нашей стране существует балльная система оценки работы тренеров, и от того, сколько баллов тренер заработал, зависит категория, которую ему присвоят. А количество заработанных баллов во многом определяется результатами выступления команды в соревнованиях. Попытка изменить существующую систему оплаты была предпринята при Сергее Фурсенко — разработана программа «Солидарность», по которой детским тренерам, воспитавшим профессиональных футболистов, полагалась разовая выплата. Однако на деле эта программа не принесла желаемых результатов. Компенсацию получали лишь тренеры, работавшие с игроком последние два года. То есть, если топ-академия переманила воспитанника в возрасте до шест­надцати лет, никакая компенсация первому тренеру не полагается. При этом развивают физические качества и обучают большинству технических приемов именно в раннем возрасте.

Читайте так же:  Какая пенсия в 2018 году

Что до лицензии категории «С», то на данный момент ее наличие никак не сказывается на зарплате тренера и она не является обязательной для работы в детско-юношеском футболе. Единственное неудобство — без лицензии по регламенту некоторых соревнований тренер не может находиться на скамейке запасных во время матча, но заявить своих подопечных на турнир и руководить командой с трибуны ему никто не запрещает. По большому счету категория «С» ничего, кроме знаний и возможности дальнейшего обучения, не дает.

И теперь о самом интересном. Оказывается, на данный момент в нашей стране отсутствует программа развития детско-юношеского футбола, и это всего за два с половиной года до домашнего чемпионата мира! Последняя была принята в 2011 году при Фурсенко, признана неудачной и отменена в 2014-м, а новая находится только на стадии разработки.

Под присмотром Симоняна

Вернемся к обучению. Экзамены длятся два дня. Объем информации, которую необходимо выучить, довольно большой, но осилить его реально. В последний день учебы вам выдают задание для написания плана-конспекта, который вы составляете дома, а потом защищаете перед комиссией. По итогам защиты вас допускают либо не допускают до экзамена по теории. Комиссия состоит из преподавателей, читавших лекции, но могут прийти послушать ваши ответы и другие педагоги. На наши экзамены периодически заходил заведующий кафедрой, а по совместительству технический директор РФС Андрей Лексаков. Говорят, иногда приезжает в гости и не отказывается посидеть в комиссии сам Никита Симонян. Тем, кто не справился с экзаменами, предоставляется второй шанс — бесплатная пересдача через полгода. Врать не буду — это мой случай, я завалил теорию, и весной мне предстоит вторая попытка. Если говорить конкретно о нашей группе, то были и действующие тренеры, не справившиеся с экзаменом, и люди, никогда футболом профессионально не занимавшиеся, но сдавшие на отлично. Все зависит от способностей и немного от везения.

Сравнить обучение на тренерских курсах в России с аналогичными курсами за рубежом у меня возможности нет. Но итог, пожалуй, таков: в Москве действительно обучают не для галочки, а дают реальные знания. И хотелось бы, чтобы в других региональных центрах подготовка тренеров велась на том же уровне. Достаточно ли этих знаний для того, чтобы стать хорошим тренером? При желании развиваться и самосовершенствоваться, наверное, достаточно. Во всяком случае, эти три недели я потратил не впустую.

Для тех, кто планирует учиться на тренера, но прежде никогда профессионально футболом не занимался: найдите заранее где-нибудь книгу «Футбол. Учебник для институтов физической культуры» под редакцией Полишкиса и Выжгина и ознакомьтесь с ней. Проще будет усваивать информацию. Почти все, что встретится на лекциях и экзамене, в этом учебнике есть.

Критерии подбора главного тренера.

Валерий Козлов. Агентство «SoccerPro». Специалист спортивной медицины. Тренер по функциональной подготовке. http://vksoccerpro.blogspot.com

Критерии подбора главного тренера.

В продолжение темы: «Сезон 2013 г. в футбольной лиге мастеров Эстонии. Клубам Ида-Вирумаа предстоит поработать над ошибками». Часть 3.

Исходя из того, что было большое количество заинтересованных звонков от специалистов футбола Эстонии, Литвы и Латвии, и приватных отзывов на первые две части этой «работы над ошибками», учту пожелания местных тренеров и постараюсь больше раскрывать методические моменты.

Фигура главного тренера в футболе — это целый комплекс человеческих и профессиональных качеств.

Требовательность должна сочетаться с бережным и уважительным отношением к игрокам. Нужно уметь создавать условия подготовки и обладать мощными когнитивными способностями. Креативно мыслить в тактическом плане и знать сильные и слабые стороны каждого игрока.

Уметь признавать свои ошибки и прислушиваться к мнению персонала. Умело отстаивать интересы игроков перед руководством клубов.

Да просто быть хорошо образованным и эрудированным человеком, глубокой и интересной личностью, дабы заслужить уважение игроков, сплотить парней в коллектив единомышленников на позитиве, а не за страх заставить их отрабатывать кусок хлеба.

Одновременно быть для игрока и лучшим другом и боссом, обучая профессиональной этике и командной игре.

Если ты глупый тренер, то ты насаждаешь дисциплину, подавляя игроков, и заставляешь следовать своим методикам. А тупо навязанное — всегда отталкивает. Если ты умён — игроки начинают любить то, чему ты их обучаешь.

Гус Хиддинк: «Взрослый футбол — это прямая аналогия детского футбола. Игра должна оставаться игрой. Той, которую эти парни когда-то полюбили отнюдь не как тяжелую работу. У них есть энергия, надежды и амбиции, чтобы многого достичь в жизни. И я не имею права убивать эти качества посредством тренерского цинизма».

Как мы видим на протяжении последних пяти лет в наших клубах, наличие тренерской лицензии PRO UEFA вовсе не говорит ещё об успешности тренера. Курс обучения для тренеров соискателей лицензии PRO определяется конвенцией «UEFA Сoach Сonvention» и состоит из 240 академических часов занятий, разбитых на отдельные сессии и длится примерно год.

Безусловно, программа УЕФА по лицензированию тренеров необходима и полезна. Но, не зря упоминалось выше о когнитивности тренера — способности воспринимать умственную информацию и творчески её перерабатывать и креативности — уровне творческой одаренности и способности к самостоятельному осмыслению и созиданию, составляющей устойчивую характеристику личности тренера.

Т.е. учат-то верно, вот только в какую почву зерно упадёт, в этом большая разница.

А что же приглашённые тренеры? Тренерское невежество они пытаются прикрыть надуванием щёк, важной позой всезнайки, насаждением псевдо дисциплины и имитацией бурной деятельности, выражающимся в доходящем до идиотизма ежедневном контроле веса игроков.

Терроризируя игроков показателями веса, подгоняя под усреднённые стандарты, не подозревая, что существует ещё и модель IZOF (индивидуальная зона оптимального функционирования), которая проецируется как на психологический тип спортсмена, так и на его морфофункциональные особенности.

Лукаша Подольски или Карлеса Пуйоля их тренеры что-то не пытаются подвести под «среднее арифметическое». Да и ставка на атлетизм и нестандартность морфофункциональных данных в современном футболе себя оправдывает, взять хотя бы сборную Германии и Бундеслигу в целом.

Вспоминается же как гнобили Саню Кулика и Женьку Кабаева в Силламяэ за якобы лишний вес. Парни ходили сине-зелёные, с запавшими глазами и дрожащими коленями. И это ещё и зимой! А тренер ликовал – его воля выполнена! Вот только польза-то какова?

Или вырванная из методического контекста плиометрика. Услышали из западных методик (хотя разработана ещё в СССР Юрием Витальевичем Верхошанским в конце 1960-х — начале 70-х годов – «ударный метод»), что простенькая, казалось бы на первый взгляд, прыжковая нагрузка даёт отличный тренировочный эффект и видимый прирост взрывной скорости. И давай чуть ли не каждый день грузить игроков прыжками во всём их многообразии. А потом искать причину, почему так вяло двигается команда по сравнению с соперниками.

Всё точно как у Жванецкого:

«Тщательней надо, ребята, формулу нам дали СН3СОС2Н5 два часа на пару — и не берёт. А должна брать… Ведь точно такая же швейцарская сволочь эту бациллу берёт».

И невдомёк этим «специалистам», что плиометрика – это серьёзная нагрузка, связанная со стрессовым эксцентрически-концентрическим сокращением мышц и направленная на сознательное микро травмирование мышечной ткани, с тем, чтобы задать биологический сигнал к синтезу новых белковых структур, и тем самым обеспечить улучшение тренируемого качества.

А значит, исходя из сроков регенерации мышечной ткани, и в зависимости от глубины тренировочного воздействия, такая тренировка может проводиться за 7-12 дней до игры.

К тому же требует серьёзной предварительной подготовки всего опорно-двигательного аппарата.

И вот пример такого тренерского идиотизма. 2010 год. Призывают в Силламяэ молодого, перспективного, рослого парня, воспитанника Тартуской школы футбола Кеннета Ядаля — 19 лет, рост 188 см, вес-79 кг. Тренер решает, что этому защитнику не хватает взрывной скорости и в приватной беседе с игроком «мотивирует» его угрозой вылета из команды, заставляя ежедневно (!), после каждой тренировки 40 минут посвящать жёсткой плиометрике.

Не буду описывать конфликтные моменты по этому поводу между тренером и персоналом. Скажу только, что Кеннет, с присущей эстонцам педантичностью, выполнял требования тренера. Результат – грыжа межпозвоночного диска и расставание с мечтой юности и надеждами его отца. И где теперь Кеннет… Возможно, парень найдёт ещё в себе силы вылечиться и вернуться в футбол.

Или вот примеры. Приходько в Нарве — отработка дальних ударов по воротам в 17-ти градусный мороз – минус 2 игрока (травмы) за тренировку. «Когда тренер не знает что делать, начинается отработка дальних ударов». Но не в 17-ти градусный же мороз! Свирков в Нарве — серия 50-ти метровых ускорений по снежной дорожке на лучший результат при 19-ти градусах мороза – минус 5 игроков за недельный цикл. Ну вот откуда такие берутся?

И список «кладбища» воспитанников таких тренеров можно продолжать и продолжать.

«Мы многое из книжек узнаём, А истины передают изустно: Пророков нет в отечестве своём, Но и в других отечествах — не густо. « (В. Высоцкий. 1973)

И ещё по поводу дисциплины и тренерского мастерства. Одним из наиболее успешных и креативных тренеров Эстонии, за которым закрепился рекорд национального чемпионата – на протяжении двух сезонов (1999-2000 г.) его команда не потерпела ни одного поражения, является Сергей Ратников.

Читайте так же:  Доверенность окуд 0315001

Вот уж кто умеет выстроить хороший психологический климат в команде и успешно преодолевать кризисные моменты в коллективе, предложить нетривиальные, а иногда и парадоксальные, но успешные тактические схемы, на основе глубокого знания индивидуальных особенностей и качеств своих подопечных. Каждая тренировка под руководством Сергея Ратникова выглядит как маленький праздник. На тренировке он живёт как дышит. Легко, непринуждённо, органично.

Так вот. С такой же лёгкостью и непринуждённостью, свойственной истинно талантливым людям, и как бы между делом, Сергей сформулировал психолого-педагогический принцип деятельности главного тренера в футболе:

«Игроков не обманешь. Чего щёки-то дуть, «становиться в позу», насаждать «дешёвую» дисциплину, когда в своём проявлении коллективного разума команда всё равно умнее и хитрее нас». Уловив же этот тонкий психологический момент, тренер умело может использовать его во благо успешности команды.

И вот примеры проявления этого «коллективного разума», выразившиеся в самоорганизации и самодисциплине игроков во имя достижения успеха.

2009 год. Практически новичок Лиги Мастеров — силламяэский «Калев» творит сенсацию – серебро чемпионата Эстонии. Несмотря на тренерскую чехарду в клубе. Не имея реально тренера Pro, команда сплотилась в дружный коллектив вокруг опытных игроков – Алексея Наумова, Максима Грузнова, Александра Кулика, умело и мудро взявших на себя роль лидеров. Нужно было видеть, насколько благожелательно и предупредительно относились друг к другу игроки, как поддерживали боевой дух команды, осознав, что никто им не поможет, кроме их самих!

Примеры деструктивного влияния на команду плохих тренеров и позитивности внутриклубной самоорганизации можно наблюдать в течение последних двух сезонов (2011-2012 г.) в Нарве.

Катастрофически провальное начало сезона под руководством несмышлёных людей, выступающих в образе «про» тренеров и поступательный подъём в турнирной таблице после расставания с этими псевдоспециалистами.

Благодаря чему это происходит? С командой остаётся тренер Алексей Ягудин, который, на примере старших «коллег» — профессиональных калек, отправленных в отставку, уже знает, как не надо тренировать. Игроки освобождаются от психологического пресса, неумело насаждаемой псевдо дисциплины и неадекватных методик тренировки. Корректируется селекция, возвратом в состав проверенных временем местных игроков, а с ними и привычного демократичного, дружелюбного психологического климата. И команда идёт вверх.

Правда, в прошедшем сезоне «профессионал» из Питера так «засадил» команду, что до медалей уже было не дотянуться. И что ещё характерно для этих около футбольных авантюристов – они сами в отставку не подают — их только пинком можно туда отправить.

Истинный же профессионал всегда критичен к себе. И вообще, в личности хороших успешных тренеров есть что-то неуловимо одинаковое, независимо от вида спорта, в котором они осуществляют свою профессиональную деятельность.

Они открыты инновациям, находясь в постоянном поиске истины, и презирают шаблонное мышление. Они на протяжении всей жизни сохраняют идеалистическое восприятие сути своей профессии и некий даже инфантилизм, присущий глубоко творческим личностям.

Они искренни, честны, открыты, естественны в проявлении своих эмоций. Но и мудры и требовательны. Им присуще потрясающее чувство юмора, высокая общая культура, глубокая внутренняя интеллигентность и воспитанность, умение глубоко проникнуть в духовный мир каждого своего подопечного и чувствовать его на интуитивном уровне.

В молодости, ещё будучи курсантом Военного института, мне посчастливилось наблюдать за несколькими тренировками баскетбольного ЦСКА под руководством Александра Яковлевича Гомельского. Впечатление — на грани потрясения, причём на всю оставшуюся жизнь!

Глубина личности и харизматичность этого человека просто не имели границ! Он чудодействовал на тренировке. Этот маленького роста человек среди высоченных, огромных парней, обладал неимоверно мощной энергетикой. И в то же время был как-то по-детски застенчив и беззащитен. Но во всех его словах и движениях сквозилауверенность, естественность, добродушный сарказм, великая мудрость и искренняя любовь к этим гигантам. За таким тренером хочется идти и побеждать! Что ребята и сделали под руководством Александра Яковлевича в 1988 году, сенсационно прибив американцев в финале Олимпиады в Сеуле.

Интерпретируя же Юрия Витальевича Верхошанского, о влиянии которого на становление школы тренерского мастерства в Европе мы поговорим далее, резюмировать можно следующее:

В тренерском творчестве очень много параметров и найти рациональную систему достижения успеха в спорте — задача чрезвычайно сложная, а для большинства людей чаще всего просто непосильная. Для её решения надо, видимо, родиться с определёнными личностными задатками, впитать огромное научное наследие в области теории и методики спорта. И это наследие использовать по назначению в своём профессиональном развитии, и имея высокую степень когнитивных наклонностей, осознанно «отряхнуть прах» дряхлых концепций со своих ног.

Опять длинно получается. Продолжу в следующей части. И начну выполнять обещанное тренерам – выкладываю адаптированную модель интенсивности нагрузок.

Таблица 001Биологически обоснованная систематизация интенсивности тренировочных нагрузок, исходя из особенностей команд и специфики ЧЭ в Лиге Мастеров.

56 процентов тренеров в России не учились на тренера. Самая недооцененная проблема русского футбола

По официальной статистике.

Пропустим абзац, где я буду пытаться небанально расписать, что у ребенка не будет правильного развития без грамотного тренера. Роль детского тренера первостепенна. Это все понимают. Сразу к проблеме.

Чтобы стать лицензированным тренером в России, достаточно получить низшие категория D или С. На самом деле это необязательно, вас могут допустить к работе с детьми и без лицензий, но об этом чуть позже. Стоимость обучения – 7 и 15 тысяч рублей. Много это или мало, каждый решит сам. Однозначно можно сказать про срок обучения – 5 дней (категория D) и 3 недели (категория С). Это мало. На категорию D возьмут учиться со средним образованием, на С – с любым высшим (профильного не требуется).

– На категорию D обучают в регионах, у нас – сразу на С, – отвечают в приемной московского центра. – У вас есть высшее образование? Да? Тогда можете учиться сразу на С. Подобные центры есть в Ярославле, Екатеринбурге, Санкт-Петербурге, Краснодаре, Воронеже, Омске и Волгограде.

В РФС входит 11 межрегиональных федераций и 81 региональная федерация – они охватывают своей странной сетью всю страну. И при этом существует всего 10 центров обучения и выдачи лицензий тренерам. Эта цифра объясняет, почему с детьми в России половина тренеров работает без лицензии. Кто хочет – тот и работает.

По данным РФС, в России зарегистрировано 11 000 тренеров. Из них 6198 не имеют лицензии – это 56 процентов. Официально. График из Общенациональной стратегии развития футбола в РФ на период до 2030 года:

Тренеры категории D (5 дней) и C (3 недели) не могут считаться высококачественными специалистами, поэтому их в этом графике тоже нужно выделить красным. Если сделать это, то получится, что в России 9947 из 11 000 тренеров не обладают высокой квалификацией. 90,4 процента.

А еще нужно понимать, что далеко не все учтенные РФС тренеры работают. Получили лицензию давно и уже уволились/не смогли трудоустроиться после получения/проходили курсы из интереса и так далее. Если все это учесть, то каким получится процент работающих компетентных тренеров?

– Сравнительные цифры по другим странам показывают, что на сегодняшний день тренеры – самое проблемное направление, достигнуть качественных изменений в котором будет очень непросто и затратно по времени и ресурсам. Количество тренеров в Германии, сертифицированных по B-УЕФА, превышает число российских в 41 раз (21 731 против 528), – выкладка из программы развития футбола в РФ до 2030 года.

Директора и тренеры школ в областях, где нет центров, полагаю, мыслят так: возможности получить лицензию рядом нет, а ехать ради трех недель обучения – нет смысла (и дорого). И так вроде неплохо работается.

– Учился на лицензию С в Москве, – рассказывает выпускник курсов Дмитрий Кортава. – Дают много базы, терминов. Предметы? Анатомия, биомеханика и вроде все. Хорошая вещь, каждый должен пройти эти курсы. Естественно, за три недели из тебя не сделают специалиста, но дают все емко и по делу, советуют правильную литературу, на многое открывают глаза. Преподают в основном молодые ребята, но это даже хорошо, поскольку большинство из них – практики. Они хорошо знают детский футбол изнутри. На выходе сдается экзамен. Тебе дают задачи, которые нужно реализовать в ходе тренировки, а ты составляешь план занятия и защищаешь его перед комиссией. На следующий день – теория. Экзамен далеко не формальный. Примерно 30-40 процентов его не сдают. После обучения трудоустраивать тебя не будут, но, возможно, помогут рекомендацией, если выделишься. Считаю, что это очень полезно.

После получения категории C и года работы в детско-юношеской школе можно получить категорию B, потом A и, наконец, PRO. Мест, где можно выучиться на эти категории в 10 раз меньше, чем на C и D. Такое место одно. Академия тренерского мастерства находится в Москве при РГУФКСМиТ. Это отлично отражает состояние футбола в России.

Четыре года назад РФС пролоббировал в УЕФА разделение категорий B и A. Теперь можно получить соответствующие категории для работы в профессиональном футболе (B-УЕФА, A-УЕФА) и детско-юношеском (B-РФС юношеская, A-РФС элитный детско-юношеский футбол). Для чего это было сделано, непонятно, учитывая, что в Европе такого разделения нет. На этот и другие вопросы отвечает технический директор РФС и генеральный директор академии тренерского мастерства Андрей Лексаков.

Читайте так же:  Развод церковный как

– Существует два разделения обучения: профессиональные тренеры в системе УЕФА и тренеры детско-юношеского футбола. Мы получили разрешение от УЕФА на это разделение четыре года назад. Это чисто наше введение, сейчас УЕФА будет идти во всех федерациях по этому пути.

Тренеры с лицензиями профессионального футбола не всегда работают успешно в детско-юношеском. Пожелание, прежде всего, шло от наших академий: «Спартак», ЦСКА, «Зенит», «Краснодар», «Динамо» обратились к нам, чтобы мы создали это направление подготовки.

– Вы считаете этот эксперимент успешным?

– Да, поскольку другие страны начали этот вектор в обучении тренеров, скажем так, не то что использовать, но реализовывать.

«На сайте нет информации о стоимости обучения? Вышлю вам табличку»

– Академия тренерского мастерства находится в структуре РФС. Я правильно понимаю?

– И финансируется на деньги организации?

– Нет, РФС является учредителем, а академия тренерского мастерства финансируется самостоятельно.

– То есть она самоокупаемая? Прибыльная?

– Практически. О прибыльности нельзя говорить, поскольку это процесс обучения.

– Но деньги за обучение берутся.

– Деньги берутся, но они тратятся на обеспечение процесса всем необходимым в соответствии с требованиями. Включены в стоимость стажировки (перелет, гостиница, поля и т. д.), все-все-все тратится на процесс обучения и его совершенствование: методические пособия, учебные фильмы, компьютерные программы…

– На сайте академии нет прейскуранта на обучение. Это секретная информация?

– Нет, она не секретная, просто сейчас она может поменяться. Вы можете ее… По-моему, в открытом доступе она была. Это не секретная информация.

– Однако на сайте ее нет.

– Учтем, но никакого секрета нет. Вышлю вам табличку.

– В стране всего 10 центров. Почему вы не расширяете эту сеть?

– Процесс обучения требует, прежде всего, наличие квалифицированных преподавателей. Во многом это связано именно с неким не то что отсутствием, но нехваткой профессиональных преподавательских кадров. Причем речь не только об области футбола, но и о других смежных науках: физиология, биохимия, биомеханика. Такие преподаватели сосредоточены в университетах, поэтому большинство центров привязано к кафедрам.

– Примеры стран, где в 21 веке футбол встал на ноги – Исландия, Германия, Бельгия – показывают, что там начинали прежде всего с детских тренеров… У нас этот вектор есть?

– Отчасти прослеживается. Четыре года назад мы выделили целое направление подготовки детских тренеров – то, с чего вы начали разговор. Вместе с тем страна очень большая, скажем так, не всегда удается осуществить полноценный контроль над преподавательской деятельностью и тренировочной деятельностью наших специалистов. Не всегда удается. Или в полной мере не удается.

«56 процентов тренеров не имеют лицензии? Страна очень большая»

– Я правильно понимаю, то работать в ДЮСШ может вообще любой, лицензия для этого не нужна?

– Смотря в какой [школе] вы работаете и на каком возрасте. Если вы тренируете команду и участвуете в соревнованиях под эгидой РФС, то вы обязаны иметь ту или иную аттестационную категорию. Ясно, что вы можете работать с мальчиками 2010 года в муниципальной школе какого-то поселка. Но как только вы начнете играть в соревнованиях на область/республику и так далее, то лицензия вам понадобится. Это требования не только РФС, это требования УЕФА, поскольку мы являемся членами тренерской конвенции УЕФА.

– По статистике РФС, 56 процентов тренеров не имеют лицензии. Как такое возможно?

– Опять же говорю на примере. Страна очень большая. Например, в каком-нибудь поселке под Магаданом…

– Даже не в поселке, а в самом Магадане. Там же нет школы тренеров.

– Школы нет, но можно приехать в Омск, Хабаровск или организовать обучение в Магадане.

– Это же недешево – ехать в другой город.

– Тогда обучение силами центров организуется на местах. Определенное количество тренеров должно подать заявку через свою региональную федерацию. Многие, кстати, так и делают для оптимизации средств. Так поступают и клубы. Например, краснодарский центр обучает соискателей лицензий в Грозном, Махачкале, Владикавказе.

«У западных коллег нет такого количества физкультурных вузов»

– Обучение на категорию D занимает 5 дней, C – 3 недели. Этих сроков достаточно, чтобы допустить тренера работать с детьми?

– Это стандартные программы УЕФА, которых мы придерживаемся. Вместе с тем стоит вопрос об увеличении учебных часов. Уже начали с лицензий Pro, A… Скорее всего, в следующем году увеличим количество часов на лицензию C. Здесь подразумевается, что на лицензию С приходят слушатели с высшим образованием физкультурных вузов или педагогических факультетов физвоспитания. Этим мы разительно отличаемся от западных коллег, где нет такого количества физкультурных вузов.

– Физкультурные вузы – да, но ведь это далеко не все. Можно прийти на тренерские курсы с любым образованием.

– Можно, но ведь не все получают лицензию.

– Со стороны кажется, что три недели – формальность. Я не понимаю, как можно стать тренером за этот срок.

– Вы им и не станете, даже получив лицензию PRO и пройдя все ступеньки обучения. Но для начальной ступени получить определенные знания… После получения лицензии С, скорее всего, вам дадут самые младшие группы, и вы начинаете обучаться. Каждые три года вы подтверждаете лицензию. Идете учиться на лицензию B-юношеская, А-элитный уровень в детско-юношеском футболе. Постепенно вы становитесь тренером, например, «Спартака».

– Получается, что ты учишься на детях?

– Необязательно, вам могут дать другой возраст, назначить помощником. Кроме того, не нужно забывать, что на каждой ступеньке есть как вступительные экзамены, так и выпускные.

Когда ввели обязательное обучение на лицензию B-юношеская для тренеров академий и школ РФПЛ и ФНЛ, за первый год за парту село примерно 300 тренеров, из них 60 процентов не получили лицензию. Что касается категорий УЕФА, то она регламентирована профессиональным футболом. Конкурс примерно 1 к 5. То есть поступает 100 заявлений, а берут 20 человек.

– Мы хотим, чтобы у нас было больше квалифицированных тренеров, соответственно мы заинтересованы принять на обучение как можно больше тренеров. Зачем отсеивать четыре пятых?

– Невозможно одновременно учить сто человек. Также тренеры должны учитывать, что где они собираются работать – в детско-юношеском футболе или профессиональном.

«Когда говорят о бесплатности, говорят о халяве»

– Вам не кажется необходимым под чемпионат мира запустить программу, выделить финансирование, чтобы открыть больше центров в регионах и сделать обучение бесплатным?

– У нас и так одни из самых дешевых курсов среди европейских стран.

– Вы сравниваете с европейскими странами. Какой уровень жизни здесь и там.

– Смотря что и с чем сравнивать. Это дискуссионный момент. На Западе все платят сами, причем очень приличные деньги, а у нас школы зачастую платят за тренеров. Я считаю, что когда вы платите сами, то более ответственно подходите к процессу обучения, а не когда за вас платит дядя.

– И все-таки. 15 тысяч – приличные деньги.

– Мы держим эту планку определенное количество лет. Речь идет о том, чтобы выделить несколько сегментов – массовый футбол, детско-юношеский, профессиональный… Для подготовки высококвалифицированных футболистов тренеров достаточно. Для массовости… Мы думаем ввести дистанционное обучение, сделать его доступным в любой точке нашей страны. Попытаемся реализовать в этом году, но все равно для практического экзамена нужно будет приезжать в центр, либо организовываться в группу и ждать приезда преподавателя.

– Вам не кажется, что бесплатное обучение на тренера привело бы к буму футбола?

– Обучение бесплатным не бывает. Знаете, когда говорят о бесплатности, говорят о халяве. Халява в нашей ментальности жила, живет и будет жить, поэтому этого надо избежать.

– Да, но почему бы не использовать эту ментальность в хороших целях?

– И сейчас есть бум. Тренеры идут на курсы, все центры обучают тренеров в достаточном количестве. Просто в силу масштабов страны это сложно контролировать.

– Тем не менее, программа развития футбола считает иначе. Там нехватка квалифицированных тренеров называется одной из главных проблем и самой болезненной.

– В Германии тоже не хватает тренеров. Вот я был в Германии – там не хватает тренеров. В Испании, Италии тоже не хватает. У них такая же сеть, такая же система обучения, но расстояния другие.

Тренер требования футбола

70 Работа Тренер Футболу

Некоторые ценные факты о вакансиях Тренер футболу

Вам будет приятно узнать, что приблизительно 10% пользователей в секторе Другое также настроены на получение одной из представленных должностей.

Регион является важным фактором в Вашем решении, не правда ли? Поэтому Вам необходимо знать, что Москва является самым распространенным регионом для профессионального развития в данной сфере, так как он составляет 41% всех вакансий. Другие важные регионы — это Амурск, где Вы можете откликнуться на 4 вакантных рабочих мест и Екатеринбург с 4 вакансиями.