«Международные договоры в правовой системе Российской Федерации» (Бояршинов Б.Г., «Законодательство», 1997, N 4)

Международные договоры в правовой системе Российской Федерации

В настоящее время Российская Федерация является участницей примерно двадцати тысяч действующих международных договоров. Расширение договорных связей России с другими странами обусловило необходимость совершенствования внутригосударственного законодательства, регламентирующего заключение ею международных договоров. Одним из важнейших актов российского законодательства в этой области является Федеральный закон «О международных договорах Российской Федерации» от 15 июля 1995 г. Он основан на положениях Конституции РФ 1993 г. и общепризнанных нормах договорного права, отраженных в Венских конвенциях о праве международных договоров с участием государств (1969 г.) и договоров с участием международных организаций (1986 г).

Международный договор Российской Федерации определяется в упомянутом Федеральном законе 1995 г. как международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством или государствами либо с международной организацией в письменной форме и регулируемое международным правом независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования. Существенным моментом в этом определении является то, что соглашение должно регулироваться международным правом, в отличие от соглашений, обязывающих государства политически, но не порождающих юридических обязательств как, например, многие соглашения в рамках Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе.

Закон различает три категории международных договоров в зависимости от уровня договаривающихся сторон:

договоры межведомственного характера.

Межгосударственные договоры заключаются с иностранными государствами, а также с международными организациями, как правило, на самом высоком уровне — от имени Российской Федерации. Например, договоры о дружбе и сотрудничестве, заключенные Российской Федерацией в 1991-1996 гг. с Болгарией, Венгрией, Венесуэлой, Францией и другими странами.

Во вторую категорию международных договоров России входят договоры, заключаемые на уровне Российского Правительства. В преамбуле таких договоров упоминается Правительство РФ, и от его имени подписываются договоры. Примерами таких договоров могут служить: Конвенция между Правительством Российской Федерации и Правительством Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии об избежании двойного налогообложения и о предотвращении уклонения от налогообложения в отношении налогов на доходы и прирост стоимости имущества 1994 г.; Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Азербайджанской Республики об основных принципах и направлениях экономического сотрудничества на период до 2000 г.

Договоры третьей категории заключаются федеральными органами исполнительной власти — министерствами, государственными комитетами и другими подведомственными Российскому Правительству органами с аналогичными органами других государств по вопросам, входящим в их компетенцию.

По числу участников международные договоры бывают двусторонними и многосторонними. Среди многосторонних договоров с участием Российской Федерации особо важное значение имеют договоры универсального характера, представляющие по своему предмету регулирования интерес для всех государств мира. Они предусматривают мероприятия всемирного масштаба — такие, как всеобщее разоружение, запрещение расовой дискриминации, освоение космоса, мирового океана и т.п.

В соответствии с нормами международного права категория, вид и наименование договорного акта (договор, соглашение, конвенция, протокол, обмен письмами или нотами и т.д.) не влияют на его юридическую силу. Договор обязателен для его сторон, которыми являются государства, правительства или ведомства и которые осуществляют права и несут по нему обязанности. Стороны обычно перечислены в преамбуле договора, и он подписывается от их имени: за Российскую Федерацию, за Правительство Российской Федерации или за соответствующее российское ведомство. При этом следует подчеркнуть, что международные договоры межведомственного характера обязательны лишь для заключивших их ведомств; ни государство, ни правительство никакой ответственности по ним не несут.

Согласно Конституции Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законодательством, то применяются правила международного договора (п.4 ст.15).

Эти положения почти дословно воспроизводятся в Законе «О международных договорах Российской Федерации» (п.1, 2 ст.5). Они устанавливают принципиально новый порядок взаимодействия международного и внутреннего права — отвечающий реалиям современной международной жизни. В настоящее время не существует договоров, в которых участвовали бы все государства, а для не участвующего в договоре государства его положения не имеют силы. Значение общепризнанных принципов и норм международного права состоит именно в том, что они создаются международным сообществом в целом и становятся обязательными для всех государств. Это принцип суверенного равенства государств, принцип неприменения силы и угрозы силой и др. Если положения официально опубликованных международных договоров Российской Федерации не требуют издания внутригосударственных актов для применения, они действуют в нашей стране непосредственно.

В постановлении Пленума Верховного Суда России от 31 октября 1995 г. N 8 судам при осуществлении правосудия рекомендуется принимать во внимание тот факт, что общепризнанные принципы и нормы международного права наряду с международными договорами являются составной частью правовой системы Российской Федерации (п.5). Хотя в постановлении делается акцент на необходимость применения положений договора в случае, если он устанавливает иные правила, чем предусмотренные российским законодательством, логическое толкование постановления приводит к выводу, что было бы неправильно утверждать, что в таких случаях применимы только закрепленные в международных договорах общепризнанные принципы и нормы международного права.

Закон о международных договорах Российской Федерации распространяется на международные договоры, в которых Российская Федерация является стороной в качестве государства-продолжателя СССР. Данное понятие является новым в российской договорной практике.

Обычно в случаях территориальных изменений (слияния государств, их разделения, отделения одного государства от другого) наступает правопреемство государств в отношении международных договоров, которое регулируется нормами международного права, нашедшими свое отражение, в частности, в Венской конвенции о правопреемстве государств в отношении международных договоров 1978 г. В основе этих норм лежит принцип сохранения стабильности международных договоров. Исключение составляют лишь случаи, когда соответствующие государства договорились об ином или когда применение данного договора в отношении государства-преемника было бы несовместимо с объектом и целями этого договора или коренным образом изменило условия его действия.

Так, при образовании единой Германии в 1990 г. ФРГ признала правопреемство по всем договорам между СССР и ГДР, которые отвечали интересам объединенной Германии и СССР. При образовании на территории Югославии ряда независимых государств новые государства признали себя правопреемниками в отношении основной массы договоров между Югославией и СССР. Это было сделано, например, при инвентаризации договорно-правовой базы российско-словенских и российско-хорватских отношений, аналогичный процесс идет в отношениях России с Боснией и Македонией. Иначе обстоит дело с Гонконгом, перешедшим с 1 июля 1997 г. под суверенитет КНР: поскольку Гонконг был колониальным владением Великобритании, все договоры, заключенные ею в отношении этой территории, утратили силу.

Понятие «правопреемник» в отношении России после распада СССР не вписывалось в систему международных правоотношений, которые затрагивали важнейшие проблемы, в том числе проблемы безопасности и сокращения вооружений. Правопреемство не решило бы вопрос об участии России в ООН, в частности, в Совете Безопасности в качестве постоянного члена, т.к. правопреемство не распространяется на членство в международных организациях. 13 января 1992 г. МИД России разослал главам дипломатических представительств в Москве ноту, в которой заявлялось, что Российская Федерация продолжает осуществлять права и выполнять обязательства по всем договорам, заключенным СССР. В соответствии с этой нотой мировое сообщество молчаливо признало за Российской Федерацией статус государства-продолжателя СССР.

Заключение международного договора обычно представляет собой длительный процесс, состоящий из ряда последовательных стадий. Закон о международных договорах Российской Федерации четко и всесторонне определяет весь этот процесс, посвящая этому вопросу большую часть статей.

Важнейшей стадией заключения договора является выражение согласия на его обязательность. Обязательность большинства договоров, заключаемых Россией, оформляется путем подписания. Это объясняется тем, что по Конституции Президент и Правительство наделены достаточно широкой компетенцией, в рамках которой они могут принимать решения, влекущие за собой обязательность договора для России.

В ряде случаев подписанные Россией договоры предусматривают вступление их в силу после утверждения, которое осуществляется, как правило, Правительством. В соответствии с Законом предложение о заключении договора до его подписания выносится на одобрение Правительства. Утверждение договора после его подписания не отменяет по смыслу Закона одобрения предложения о заключении договора. В связи с этим встречающееся в российской практике утверждение договоров, подписанных без соответствующего решения Правительства или Президента, является отступлением от Закона и в принципе допускаться не должно.

Некоторые подписанные Россией договоры вступают в силу после их ратификации. Согласно Закону о международных договорах 1995 г., расширенный по сравнению с Законом 1978 г. перечень подлежащих ратификации договоров включает прежде всего договоры по вопросам: прав и свобод человека и гражданина; территориального разграничения; основ межгосударственных отношений; обороноспособности; обеспечения мира и безопасности; мирные договоры и договоры о коллективной безопасности, а также договоры об участии в международных объединениях, если в данных документах предусматривается передача осуществления части полномочий Российской Федерации или юридическая обязательность решений их органов для России.

Предложения о заключении международных договоров от имени Российской Федерации представляются МИДом России или по согласованию с ним другими федеральными органами исполнительной власти, как правило, на рассмотрение Президенту. Закон делает из этого исключение для предложений о заключении межгосударственных договоров по вопросам, относящимся к ведению Правительства. В некоторых случаях, в частности, принимая во внимание пожелания партнеров по переговорам, Закон допускает представление предложений о заключении таких договоров Правительству.

Предложения о заключении международных договоров от имени Правительства представляются МИДом или по согласованию с ним другими федеральными органами исполнительной власти в Правительство.

Решения о проведении переговоров и о подписании договоров принимаются согласно Закону, как правило, либо Президентом — в отношении договоров, заключаемых от имени Российской Федерации, либо Правительством — в отношении договоров заключаемых от имени последнего.

Закон допускает два исключения: во-первых, Президент вправе принимать решения о проведении переговоров и о подписании договоров по вопросам, относящимся к ведению Правительства, если это вызывается необходимостью; во-вторых Президентом принимаются решения о проведении переговоров о заключении международных договоров межведомственного характера, если договор затрагивает вопросы, отнесенные к полномочиям Президента. Эти исключения обусловлены тем, что Президент, на которого согласно Конституции возложено осуществление внешней политики страны, может принимать решения по широкому кругу вопросов. Тогда как Правительством такие решения принимаются только по вопросам, отнесенным к его ведению.

Согласно Закону и в соответствии с международной практикой Президент, Председатель Правительства и Министр иностранных дел могут вести переговоры и подписывать международные договоры без необходимости предъявления полномочий. Следует однако подчеркнуть, что в данном случае речь идет об отсутствии необходимости предъявлять специальный документ, подтверждающий право данного лица вести переговоры и подписывать договорные акты. При этом остаются в силе требования Закона, касающиеся принятия решений о проведении переговоров и подписания международных договоров России.

Вступившие в силу для Российской Федерации международные договоры публикуются в Бюллетене международных договоров, издаваемом Администрацией Президента. Публикация сопровождается сведениями о дате вступления договора в силу, если он вступает в силу не с даты подписания. Там же публикуются сведения о прекращении действия международных договоров России. Международные договоры, обязательность которых для Российской Федерации зафиксирована в форме федерального закона, публикуются по представлению МИДа в Собрании законодательства Российской Федерации. Если договор применяется временно, это указывается в тексте самого договора. В случаях, когда договор в связи с какими-либо обстоятельствами еще не опубликован, заинтересованное ведомство или лицо может запросить копию текста в историко-документальном департаменте МИД России. Кроме того, тексты многосторонних договоров с участием Российской Федерации, депозитарием которых является Генеральный секретарь ООН, а также другие сведения, касающиеся этих договоров, публикуются в издаваемом Секретариатом ООН ежегодном сборнике «Многосторонние договоры, депонированные у Генерального секретаря ООН». Международные договоры межведомственного характера публикуются в официальных изданиях этих органов.

Самым важным элементом в международных договорных отношениях является выполнение договоров. «Международные договоры Российской Федерации, — говорится в Законе, — подлежат добросовестному выполнению в соответствии с условиями самих договоров, нормами международного права, Конституцией Российской Федерации, настоящим Федеральным законом, иными актами законодательства Российской Федерации» (ст. 31). На первом месте здесь стоят положения самого договора, т.к. обязательства по такому документу конкретизируются его участниками. Должны также приниматься во внимание другие имеющие отношение к договору нормы международного права. Ни в коем случае не должны нарушаться общепризнанные принципы и нормы, противоречия которым делают договор недействительным. В этом положении учитывается важная роль внутригосударственного права в регулировании выполнения договора и прежде всего Конституции РФ и Закона о международных договорах.

Обеспечение выполнения обязательств и осуществления прав России по международным договорам, вытекающих из этих договоров, возложено на федеральные органы исполнительной власти, в компетенцию которых входят вопросы, регулируемые договорами. Главными гарантами выполнения договоров являются Президент и Правительство. Общее наблюдение за выполнением международных договоров осуществляет МИД. В случае нарушения обязательств по договору другими его участниками Президенту или в Правительство России (в зависимости от того, в чьей компетенции находятся регулируемые договором вопросы) представляются предложения о принятии необходимых мер в соответствии с нормами международного права и условиями договора.

От выполнения международного договора следует отличать его временное применение, которое получило достаточно широкое распространение в российской договорной практике. Закон о международных договорах, упорядочивающий эту практику, вводит дополнительные требования по сравнению с Венской конвенцией 1969 г. Он предусматривает возможность временного применения договора или его части, если это предусмотрено в договоре или если было достигнуто такое соглашение между сторонами, подписавшими договор, когда последний еще не вступил в силу. При этом если временное применение предусматривает договор, решение о согласии на обязательность которого для Российской Федерации подлежит принятию в форме федерального закона, то он должен представляться в Государственную Думу в срок не более шести месяцев с даты начала его применения. Государственная Дума может ратифицировать договор или продлить его временное применение. Она может также отказаться от того и другого.

Читайте так же:  Акт передачи материальных ценностей пример заполнения

Согласно Закону договор подлежит выполнению с даты его вступления в силу для России. В этом смысле принципиально неправильно использование в договорах России, как это иногда встречается на практике, формулы о выполнении сторонами положений договора до его вступления в силу вместо формулы о его временном применении.

Одним из важнейших элементов международно-правового принципа соблюдения договорных обязательств является точное соблюдение процедуры прекращения международных договоров. Правомерное прекращение международного договора осуществляется в соответствии с положениями договора и нормами международного права в отличие от неправомерного, которое противоречит этим положениям и нормам и влечет за собой международно-правовую ответственность.

Закон устанавливает, что прекращение и приостановление международных договоров России осуществляется в соответствии с условиями самого договора и нормами международного права органом, принявшим решение о согласии на обязательность для России этого договора. В соответствии с этой нормой Россия должна использовать в своей договорной практике только правомерные способы прекращения и приостановления действия международных договоров. Если решение о согласии на обязательность для России международного договора было принято Президентом, он и должен принимать решение о прекращении или приостановлении действия договора; если же решение принималось Правительством, то за ним остается и право его прекратить.

Исключением из этого правила является положение о том, что, если это вызывается необходимостью, Президент вправе принимать решение о прекращении или приостановлении действия международных договоров, согласие на обязательность которых для России принималось Правительством.

В случаях, требующих принятия безотлагательных мер, Президент, играя особую роль в осуществлении руководства внешней политикой страны, может приостановить действие международного договора, решение на обязательность которого для России принималось в форме федерального закона. Это может быть сделано в форме федерального закона. Если Государственная Дума отклоняет проект такого закона, действие договора незамедлительно возобновляется.

В Законе особо оговаривается порядок принятия решений о прекращении и приостановлении действия международных договоров, в которых Россия является продолжателем СССР. Такие решения органы власти России принимают в соответствии с их компетенцией, которая может не совпадать с компетенцией государственных органов бывшего СССР. При этом прекращение или приостановление действия договора между Россией и какой-либо страной не предрешает вопроса о сохранении в силе соответствующего договора между этой страной и другими государствами-бывшими республиками СССР.

Федеральный закон «О международных договорах Российской Федерации» имеет большое значение. Он является важным шагом на пути дальнейшего развития международного сотрудничества России с другими странами, укрепления ее политических, экономических и культурных связей. Закон содействует успехам нашей внешней политики, защите международных прав российского государства, вытекающих из заключаемых им международных договоров. Он является конкретным результатом реализации положений Конституции Российской Федерации и важным этапом на пути совершенствования российского законодательства. Конкретизировав конституционные нормативные акты России, обобщив опыт договорной практики, накопленный в российском государстве и за рубежом, а также международно-правовые акты в указанной области, данный акт содействует укреплению стабильности договорных отношений Российской Федерации и международных отношений в целом.

Нормы международного права в гражданском законодательстве

В иерархии правовых источников ГЗ на первом месте стоит международное право и договоры, заключенные между участниками МО.

В иерархии правовых источников гражданского законодательства на первом ключевом месте стоит международное право и договоры, заключенные между участниками международных отношений. Подобное превалирующее значение закрепляет сама Конституция РФ. Кроме того, Россия является активным участником международных отношений, поэтому она неоднократно подписывала договоры с крупнейшими мировыми гегемонами. К таковым источникам права причисляются основополагающие Конвенции, в том числе Венская конвенция, которая включает в себя такое детерминирующее значение для всего права как jus cogens.

Понятие и специфика международного права

Гражданское законодательство и нормы международного права находятся между собой в тесной взаимосвязи, поэтому каждый практикующий юрист, да и просто гражданин РФ должен понимать, в чем состоит специфика МП.

Система международного права представляет собой достаточно сложное, многогранное явление, которое подразумевает множество аспектов своего изучения. Разработкой основных положений данной юридической науки занимались выдающиеся умы, которые приходили к выводу о том, что МП не предполагает какой-либо единой системы, признаваемой большинством.

Но если обратиться к одному из определений, что такое международное право, то можно резюмировать иную точку зрения.

Итак, МП – это система правовых норм, которые позволяют регулировать отношения между участниками международного уровня в целях поддержания мира и спокойствия.

В соответствии с данной дефиницией, можно вывести основополагающие черты МП:

  • Отрасль имеет закрепленную систему норм.
  • Упорядочивание норм происходит за счет уникальных целей и принципов международного сотрудничества.

Цели и принципы международного права

Основные цели системы МП были закреплены Уставом ООН при учете интересов и прав всех без исключения участников международных отношений и направлены на то, чтобы:

  • Поддерживать на межгосударственном уровне безопасность и мир.
  • Осуществлять принцип дружественности.
  • Сотрудничать по поводу мировых проблем, от разрешения которых может зависеть судьба и благополучие всего человечества.
  • Создавать условия, когда правовой механизм в виде МП будет способствовать справедливости и уважению каждого участника системы по отношению друг к другу и в целом всему мировому сообществу.

При этом генеральной целью системы международного права признается необходимость обеспечения должного функционирования международных отношений и поступательного их развития. Поэтому если ранее большинство норм имело диспозитивный характер, то на современном этапе – императивный.

Принципы системы международного права не имеют столь же кодифицированной формы своего представления. Это связано с тем, что вывести их пытались не один десяток лет, закрепляя их правовой статус с помощью многочисленных международных договоров. В наиболее общем и целостном виде принципы представлены в Уставе ООН и Декларации о принципах международного права:

  • Разрешение споров и конфликтных ситуаций мирным путем.
  • Невмешательство в дела отдельных государств.
  • Сотрудничество между участниками МП по основополагающим вопросам.
  • Неприменение силы или же угрозы силой.
  • Каждый народ признается равноправным и имеет право на определение.
  • Государства – участники международных отношений имеют суверенное равенство друг перед другом.
  • Обязательства, взятые государствами по МП, должны выполняться добросовестно.
  • Соблюдение и защита основных прав и свобод человека.
  • Нерушимость границ государств.

Понятие локальных норм международного права

Такой правовой механизм, как система международного права, подразумевает различную классификацию норм, на которых держатся межгосударственные отношения. Иерархию и соотношение этих правовых норм можно проводить по различным основаниям, на которых и происходит строительство системы МП.

Но одним из самых интересных явлений на международном уровне являются локальные нормы. Если обратиться к юридической литературе, то под локальными нормами МП понимаются – правила, которые регулируют правоотношения, возникающие между ограниченным кругом участников международных отношений (государствами). Иными словами, локальные нормы, которые регулируют отношения между субъектами права, направлены на удовлетворение интересов конкретных сторон.

Локальные нормы являются составной частью международного законодательства, несмотря на всю свою специфику. Они могут охватывать собой двусторонние или же многосторонние договоренности, но при этом не имеют такой важной характеристики как всеобщность. Локальные нормы являются неким дополнением к общепринятым правилам поведения на международном уровне, так как конкретизируют некоторые стороны межгосударственных отношений.

Виды международных договоров

Классификация международных договоров в МП осуществляется в соответствии с несколькими основаниями:

  • По количеству участников. В данном случае речь идет о двусторонних или же многосторонних соглашениях.
  • По вопросам, которые регулируют договоры. Предусмотрены многосторонние, специальные оглашения или договоры, затрагивающие глобальные проблемы.
  • По территориальному влиянию. Договоры могут быть локальными, универсальными или региональными.
  • По доступности участия. Все НПА подразделяются на открытые и закрытые.

Нормы международного права и международные договоры как составная часть правовой системы Конституции РФ

Как было указано выше, российский правовой механизм подразумевает включение в систему гражданского законодательства норм международного права. Данный принцип закреплен ст. 15 основного закона РФ – Конституции. В этой статье закреплено, что нормы международного права, в том числе и договоры, являются составной частью правовой системы РФ.

При этом превалирующее значение в правовой системе РФ играют именно Конвекции. Данный тип договоров подразумевает соответствие такой характеристике, как многосторонность. Как пример можно привести Конвекцию ООН, касающуюся вопросов международной купли-продажи товаров или Конвекцию о защите прав человека.

Приоритет международных договоров РФ перед нормами гражданского законодательства. Правила применения международных договоров РФ к отношениям в сфере гражданско-правового регулирования

Национальное и международное право в некоторых моментах могут противоречить друг другу. В этом случае речь идет о так называемых коллизиях, которые становятся причиной споров между практикующими юристами.
Если обратиться к современному законодательству РФ, то можно резюмировать, что правила применения международных договоров превалируют над российским законодательством. Иными словами, если возникают коллизии между действующими НПА на территории Российской Федерации и нормами МП, то следует опираться именно на международные договора.

Однако следует сказать о том, что поиск противоречий между законами РФ и межгосударственными соглашениями представляет собой трудоемкий и кропотливый процесс, который зачастую не приводит к какому-либо результату. Обуславливается это тем, что коллизии могут быть выявлены с учетом субъективного представления о регулировании той или иной сферы деятельности конкретным лицом.

Следует выделить также и тот факт, что применение международных договоров к правоотношениям в сфере частного права, которые попадают под российскую юрисдикцию, должно быть согласовано с РФ. То бишь, чтобы тот или иной международный договор вступил в юридическую силу и на территории РФ, должна быть осуществлена процедура ратификации, подписания, принятия, присоединения и др. Этот ключевой принцип регламентирован ФЗ «О международных договорах РФ» № 101-ФЗ.

При этом согласие РФ должно быть получено только законным способом на основе действия правил российского законодательства. Иными словами, нормы МП не будут распространяться на территории РФ, если не проведена процедура ратификации, например, в следующих случаях:

  • Если договор подразумевает внесение изменений в российское законодательство, в том числе принятие новых ФЗ или модификацию уже действующих НПА.
  • Если действие международного договора направлено на обеспечение прав и свобод человека.

Российское государство придерживается принципа о том, что любое государство, в том числе и РФ, должно неукоснительно соблюдать нормы МП.

Иными словами, Россия выступает за соблюдение принципа добросовестности по отношению к исполнению взятых на себя обязательств.

Таким образом, если РФ дает свое согласие на обязательность исполнения договора на территории государства, то он будет признан международным договором РФ, а значит, и составной частью правовой системы.
Резюмируя все вышесказанное, можно прийти к выводу о том, что международное право оказывает непосредственное влияние на систему российского гражданского законодательства.

«В Конституции не сказано, что норма международного права имеет приоритет над национальной»

Госдума проанализирует возможность приоритета национальных законов над международными. Об этом сообщил глава думского комитета по конституционному законодательству и госстроительству Владимир Плигин. Председатель комитета Совета федерации по конституционному законодательству Андрей Клишас ответил на вопросы ведущей «Коммерсантъ FM» Дарьи Полыгаевой.

Ранее председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин предложил исключить из Конституции положение о безусловном верховенстве норм международного права. Бастрыкин также отметил, что такая норма «умело используется западными оппонентами».

— Вы как к подобной инициативе Бастрыкина относитесь?

— Во-первых, такого положения, как интерпретируют это СМИ, в Конституции нет: нигде не сказано, что норма международного права имеет приоритет над национальным. Поэтому я понимаю выступление председателя Следственного комитета на коллегии, на которой я присутствовал именно как указание на то, что нам нельзя навязывать институты и нормы других государств в силу того, что Россия является суверенным государством. И 15-я статья Конституции, положение о том, что приоритет международного права над национальным законодательством, таких положений в Конституции нет.

— «Принцип приоритета и прямого действия международного права предполагает, что общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы Российской Федерации». Это 4 часть 15-ой статьи, и далее цитата: «Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». Это разве не приоритет?

— Совершенно верно, нет, не приоритет, потому что для того, чтобы международный договор для Российской Федерации стал действующим, он проходит точно такую же процедуру, как принятие законов. Вы прочитали фразу в первом предложении пункта 4 15-ой статьи: «Составной частью правовой системы Российской Федерации». Если норма не является составной частью правовой системы Российской Федерации, если Российская Федерация не присоединилась к международному соглашению, а после присоединения, вы знаете, парламент это ратифицирует, по сути дела, порядок ратификации такой же, как принятие федерального закона. Если все это не прошло, то никакого приоритета нет, а если норма международного договора, которую парламент ратифицировал так же, как мы принимаем федеральные законы, есть в международном договоре, она будет иметь приоритет по отношению к нормам, например, какого-то федерального закона так же, как федеральный конституционный закон имеет приоритет по отношению к нормам другого федерального закона.

— Но ведь факт заключается в том, что Россия подписала европейскую Конвенцию о защите прав человека, соответственно, она их соблюдает?

— Совершенно верно, соблюдает, но вы, наверное, помните дело Маркина и позицию Конституционного суда, что если какие-то вопросы, разрешенные в том же самом Европейском суде по правам человека, противоречат правовой системе Российской Федерации, они не применяются и не исполняются.

— Вы хотите сказать, что сейчас у нас и нет приоритета международной правовой системы?

— Я хочу сказать, что сейчас нет приоритета, потому что Российская Федерация является суверенным государством, и только те нормы международного права, которые является составной частью правовой системы России, имеют приоритет в нашем внутреннем законодательстве, так же, как нормы Конституции имеют приоритет над нормами, например, федеральных законов.

Читайте так же:  Как заплатить налог за другого человека

— А что же тогда имел в виду Александр Бастрыкин когда это предложение выдвигал?

— Я вам сказал, что имел в виду Александр Бастрыкин: была достаточно четко сказана фраза в его выступлении, что давно прошел период, когда можно нас поучать, что различные институты и нормы международного права, которые навязываются Российской Федерации в качестве неких стандартов, не могут таковыми стандартами для нас являться.

— Но как же они навязываются, если Россия подписала Конвенцию о защите прав человека или не подписывала? Разве это навязывание, когда страна соглашается с тем, что есть конвенция?

— Я вам повторяю, что только те нормы, которые являются частью правовой системы, действуют на территории Российской Федерации, имеют приоритет над законами, именно такова формулировка Конституции. Можно обратиться к позициям Конституционного суда, который будет подтверждать именно такую трактовку 15-ой статьи. Нигде в Конституции вы не найдете положения, что нормы международного права имеют приоритет над российской правовой системой.

— А когда вы приводите слова Александра Бастрыкина о том, что прошли времена, когда нас можно поучать, вы что имеете в виду, нас кто и где поучает?

— Ровно то, что я сказал.

— Вы не слышите различного рода советы, введены те или иные правовые институты в Российскую Федерацию, чтобы у нас были механизмы, та же самая судебная система, то же самое расширение компетенции Суда присяжных, например.

— «Советы» и «нормы международного права» — это совершенно разные вещи, правильно?

— Совершенно разные вещи.

— То есть советы Российская Федерация имеет право или слушать, или не слушать, или критиковать их.

— Российская Федерация — суверенное государство, поэтому если Российская Федерация к тем или иным нормам международного права решает присоединиться, для этого есть соответствующая процедура, которую, в том числе, проходит парламент. И только став частью внутреннего законодательства, эти нормы международного права получают приоритет по отношению к нормам внутренних законов. Это то, что сказано в 15-ой статье Конституции.

— Это то, что произошло с Европейской конвенцией о защите прав человека?

— В частности, то, что произошло с Европейской конвенцией о защите прав человека, которую, кстати, Евросоюз не подписал до сих пор, именно как Евросоюз, потому что суд Европейского союза запретил им это делать, сказав, что он противоречит правовой системе Европейского союза. Есть такой парадокс, о котором у нас, почему-то, мало кто знает. Это произошло не далее как в декабре прошлого года.

— Но отдельные страны Европейского союза соблюдают конвенцию?

Нормы международного права и международные договоры Российской Федерации

В ч. 4 ст. 15 Конституции РФ предусмотрено, что «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы». Следовательно, в российскую правовую систему введено две категории международно-правовых норм .

К первой категории относятся общепризнанные принципы и нормы международного права, т.е. принципы и нормы, установленные и признанные международным сообществом государств. Сюда входят:

— нормы, содержащие основополагающие принципы международного права;

— нормы общего международного обычного права;

— общие принципы права, признанные цивилизованными нациями.

Вторую категорию составляют нормы, содержащиеся в международных договорах России, причем согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Российское законодательство не дает четких указаний по поводу того, что следует считать общепризнанными принципами и нормами международного права. В юридической литературе высказаны различные мнения по вопросу о характере и значении общих принципов международного права. В связи с этим в российской судебной практике пока нет ясности, какие конкретно нормы и принципы могут применяться судами.

Тем не менее представляется правомерным утверждение, что общепризнанные нормы и принципы международного права содержатся в Уставе ООН, декларациях и резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН, двух- или многосторонних конвенциях (например, Женевская конвенция 1930 г. «О единообразном законе о переводном и простом векселях», Женевская конвенция 1931 г. «О единообразном законе о чеках», Отгавская конвенция УНИД- РУА1988 г. «О международном факторинге», Оттавская конвенция УНИДРУА1988 г. «О международном финансовом лизинге» и др.).

По общему правилу, международные договоры Российской Федерации на территории России применяются непосредственно и имеют приоритет перед национальным законодательством в случае коллизии между ними. Международные договоры, заключенные СССР, обязательны для Российской Федерации как его правопреемника, если не было объявлено о прекращении их действия.

нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются. составной частью ее правовой системы». Приведенное положение воспроизведено.

Так, в Конституции Российской Федерации (ч. 4 ст. 15) записано: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

2. Международные договоры Российской Федерации применяются к отношениям
Нормы гражданского права содержались в основном в Своде законов гражданских (ч. I. т. Х Свода законов Российской империи).

Статья 4. Водное законодательство Российской Федерации и нормы международного права.
Международные договоры Российской Федерации применяются к водным отношениям.

Если международным договором Российской Федерации установлены другие.
содержащими нормы трудовог

Нормы международного права в Конституции РФ

Конституция Российской Федерации 1993 года сделала большой шаг вперёд в деле признания международного права не только в регулировании отношений между субъектами международного права, но и в регулировании правовых отношений внутри страны. Она пронизана ссылками на международное право.
В Главе 2 Права и свободы человека и гражданина» содержаться:
Статья 17 пункт 1. Права и свободы человека и гражданина признаются и гарантируются в Российской Федерации согласно общепризнанным принципам и нормам международного права.
Статья 46 пункт 3. Право граждан Российской Федераций обращаться в международные органы для защиты их прав и свобод в соответствии с международными договорами Российской Федерации.
Статья 63. Предоставление политического убежища в Российской Федерации иностранцам и апатридам в соответствии с общепризнанными нормами международного права (пункт 1). Выдача обвиняемых в совершении преступления или передача осужденных для отбытия наказания в других государствах на основе международного договора (пункт 2).
Кроме того, в Главе 2 содержится ряд положений, отражающих нормы международных договоров по правам человека, решения по которым можно принимать лишь на основании или с учетом международного права (например, статья 56 о чрезвычайном положении и ограничении в связи с этим прав и свобод человека).
В Главе 3. Федеративное устройство:
Статья 67 пункт 2. Российская Федерация обладает суверенными правами и осуществляет юрисдикцию на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне в порядке, определяемом федеральным законом и нормами международного права.
Статья 69. Гарантия прав коренных малочисленных народов в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации.
Статья 79. Право Российской Федерации участвовать в межгосударственных объединениях и передавать им часть своих полномочий в соответствии с международными договорами (с некоторыми ограничениями).
В Главе 4. Президент Российской Федерации:
Статья 86. Президент осуществляет руководство внешней политикой, ведет переговоры и подписывает международные договоры Российской Федерации, ратификационные грамоты, принимает верительные и отзывные грамоты иностранных послов.
Статья 87. В случае агрессии или непосредственной угрозы агрессии Президент РФ вверит на территории Российской Федерации или в отдельных ее местностях военное положение (вопросы агрессии, право на самооборону, режим военного положения регламентируются международным правом).
Статья 88. В случае введения Президентом РФ чрезвычайного положения на территории Российской Федерации или в отдельных ее местностях необходимо соблюдать определенные правила, установленные международным правом.
Статья 89. При решении вопросов гражданства необходимо учитывать нормы международного права.
В Главе 5 Федеральное Собрание РФ:
Прямых ссылок на международное право нет. Однако излагаются вопросы, решение по которым можно принимать лишь с учетом или на основании международного права. Это статья 102, в которой указывается, что к ведению Совета Федерации Федерального Собрания РФ относится решение вопроса о возможности использования Вооруженных Сил Российской Федерации за ее пределами (пункт 1″г»); статья 106, в которой раскрывается перечень законов, которые подлежат обязательному рассмотрению в Совете Федерации Федерального собрания РФ (после принятия их Государственной Думой Федерального собрания РФ): это — ратификация и денонсация международных договоров (пункт»г»), статус и защита государственной границы Российской Федерации (пункт»д»), вопросы войны и мира (пункт»е»).
В Главе 6. Правительство Российской Федерации:
Прямых ссылок на международное право нет. Однако излагаются вопросы, решения по которым можно принимать лишь с учетом или на основании международного права. Это статья 114 относительно проведения правительством единой политики в области экологии (регламентируется нормами международного права — пункт 1 «в»), осуществления мер по обеспечению обороны страны, государственной безопасности, реализации внешней политики (пункт 1 «д»), обеспечения прав и свобод граждан, борьбы с преступностью (сотрудничество между государствами в этой области регламентируется международными договорами (пункт 1 “е”).
В Главе 7. Судебная власть:
Прямых ссылок на международное право нет. Однако излагаются вопросы, решения по которым можно принимать лишь с учетом или на основании международного права. Это статья 125 о том, что Конституционный суд РФ разрешает дела о соответствии Конституции РФ не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации (пункт 2″г»), о проверке жалоб на нарушение конституционных прав и свобод граждан (пункт 4 ). Поскольку Конституционный Суд РФ наделен широкими правами толкования Конституции РФ (статья 125 пункт б), то рассмотрение вопросов международного права, затрагиваемых в различных статьях Конституции РФ, входит в его компетенцию.
Таким образом, обязанность руководствоваться нормами международного права закреплена во многих статьях Конституции РФ.
Однако центральным положением в этой области является норма о соотношении международного и внутригосударственного права, закреплённая в части 4 статьи 15 Конституции РФ. Согласно этой норме «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью её правовой системы. Если международным договором установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». Впоследствии эта норма была воспроизведена в Федеральном законе «О международных договорах Российской Федерации» от 15 июля 1995 года (Закон о международных договорах). Норма части 4 статьи 15 Конституции РФ ставит вопрос об иерархии общепризнанных принципов и норм международного права в системе внутригосударственного права. Вместе с тем возникает вопрос об иерархии общепризнанных принципов и норм международного права и Конституции РФ. В силу пункта 1 статьи 15 Конституция РФ имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применятся на всей территории России. Поэтому нормы Конституции имеют приоритет перед общепризнанными принципами и нормами международного права. Конституция Российской Федерации имеет приоритет перед международными договорами РФ. Согласно пункта 6 статьи 125 Конституции РФ не соответствующие её положениям международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению. Пленум Верховного Суда в постановлении «О некоторых вопросах применения Конституции РФ при осуществлении правосудия» от 31 октября 1995 г. (далее – постановление), по существу, дал толкование того, как следует понимать положения части 4 статьи 15 Конституции РФ. В пункте 5 Постановления указывается, что суд должен руководствоваться нормами международного договора, решение о согласии на обязательность которого для Российской Федерации было выражено в форме федерального закона, то есть имеются в виду в основном ратифицированные международные договоры.
В этой связи возникают два вопроса. Первый: правомерно ли такое толкование Конституции Пленумом Верховного Суда РФ? Ведь Закон о судоустройстве РСФСР от 8 июля 1981 г. (далее – Закон о судоустройстве) с последующими изменениями, внесёнными законами от 29 мая 1992 г., от 3 июля 1992 г., от 28 ноября 1994 г., закрепляет за ним право давать руководящие разъяснения относительно практики российского законодательства, а не толкования Конституции Российской Федерации. Второй: какое значение может иметь постановление Пленума Верховного Суда РФ для иных правоприменительных органов, за исключением судов? По-видимому, постановление является обязательным для всех правоприменительных органов, так как, согласно ст. 56 Закона о судоустройстве, руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда обязательны для судов, других органов и должностных лиц, применяющих закон, по которому дано разъяснение.
Норма части 4 статьи 15 Конституции РФ имеет большое значение для внутренней жизни нашего государства. Так как нормы международного права стали составной частью российской правовой системы, они должны применяться на территории Российской Федерации. В Российской Федерации конституционно закреплена международно-правовая концепция об общепризнанных принципах и нормах и международных договорах как части правовой системы России, то есть как части совокупности явлений правовой действительности, которыми выступают:
1) правовые нормы Российской Федерации,
2) правовая деятельность, выражающаяся в осуществлении органами, государственной власти Российской Федерации функции создания и реализации правовых норм,
3) правовые доктрины, концепции, теории.
Частью каждого из компонентов правовой системы Российской Федерации должны в соответствии с Конституцией Российской Федерации стать нормы международного права – общепризнанные принципы и нормы и международные договоры. Это означает, что общепризнанные принципы и нормы и международные договоры Российской Федерации в соответствии с Конституцией Российской Федерации становятся частью правовых норм Российской Федерации, правовой деятельности по реализации правовых норм, правовых доктрин.
Конституция РФ вводит в российскую правовую систему общепризнанные принципы и нормы международного права. В международном праве не существует акта, который бы содержал бы исчерпывающий перечень общепризнанных принципов. Такие принципы закреплены в Уставе ООН, Декларации о принципах дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН от 24 октября 1970 года, Хельсинском заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 1 августа 1975 года. Необходимо отметить, что не существует полного единогласия относительно того, какие принципы международного права являются общепризнанными. Поэтому следует говорить о том, что Конституция РФ включила в правовую систему России только те общепризнанные принципы, которые Россия признаёт в качестве таковых. В первую очередь – закреплённые в Уставе ООН, являющимся универсальным многосторонним международным договором.
Сказанное полностью относится к понятию «нормы международного права». Обычная норма международного права создаётся в результате повторяющейся практики государств и становится международно-правовой нормой для тех стран, которые признают её в качестве таковой. Примером этого является Всеобщая декларация прав человека 1948 года, принятая резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН, положения которой в результате их применения государствами стали обычными нормами международного права. Вместе с тем в международном праве существуют нормы, которые не признаются всеми государствами или толкуются ими неодинаково. Например, в современном международном праве существует обычная норма об иммунитете государства. Однако государства по-разному подходят к вопросу об объёме иммунитета. Ряд стран исходи из того, что в современном международном праве существует норма о необходимости выплаты иностранному инвестору быстрой и эффективной компенсации в результате национализации. Иные же государства эту норму не признают. В этом случае, как мы полагаем, следует говорить о том, что Конституция РФ включила в правовую систему только те обычные нормы международного права, которые наше государство признаёт в качестве таковых. Общепризнанные принципы представляют собой разновидность норм международного права. Это его универсальные нормы. Они, как и иные общепризнанные нормы, имеют наиболее общую форму выражения и признаны всеми или абсолютным большинством государств в качестве обязательных. Более узкая группа общепризнанных принципов (норм) -основные принципы международного права. Это — нормы, отражающие коренные, фундаментальные интересы государств и народов. Они представляют собой нормативную основу всей системы международного права, служат его фундаментом. Этому способствует одно из отличительных свойств основных принципов — их императивность (jus cogens — неоспоримое право). Это означает, что отклонение от императивных норм, обладающих высшей юридической силой по отношению к другим международно — правовым нормам, признается международным сообществом государств как недопустимое, поскольку нарушение такой нормы может причинить ущерб правам и интересам всех государств.[1] Одним из свойств основных принципов является также их взаимообусловленность, то есть содержание каждого из них должно рассматриваться в контексте содержания других.
Такое толкование, бесспорно, может создать трудности для судов при применении общепризнанных принципов и норм международного права внутри правовой системы России. В некоторых государствах, например, в Германии, суд должен прибегнуть к решению Федерального Конституционного Суда в случае, если в связи с судебным делом возникнет сомнение, является ли какая-либо норма международного права частью федерального права и создаёт ли она непосредственно права и обязанности для отдельных лиц (п. 2 ст. 100 Основного закона ФРГ). Конституция РФ подобной нормы не содержит. Не закреплена она прямо в Федеральном конституционном законе «О Конституционном Суде Российской Федерации» от 21 июля 1994 года (далее – Закон). Согласно Закону (части 4 статьи 3) Конституционный Суд РФ даёт толкование Конституции РФ. Очевидно, что вопрос о толковании может возникать в судах и в связи с применением «общепризнанных принципов и норм международного права». Конституция РФ (статья 125) устанавливает, что правом на обращение в Конституционный Суд РФ с запросом о толковании обладают Президент РФ, Совет Федерации и Государственная Дума Федерального Собрания РФ, Правительство РФ, органы законодательной власти субъектов Федерации. Суды же, рассматривающие конкретные дела, в Законе не упомянуты. Представляется целесообразным дополнить Закон нормой, предоставляющей суду, который рассматривает конкретный спор, право обратиться в Конституционный Суд РФ с запросом о толковании, является какая-либо норма международного права частью российской правовой системы.
Представляется, что в соответствии со статьей 15 Конституции РФ следует признать приоритет общепризнанных принципов и норм международного права, международных договоров РФ в отношении национального закона. Конституция РФ одновременно ставит международные договоры выше закона, в том числе конституционного. Поэтому законодатель, принимающий федеральный конституционный закон, обязан соотнести его с международными нормами, составляющим часть правовой системы РФ.
Иногда высказывается мнение, что статья 15 Конституции РФ устанавливает приоритет только международных договоров, а место общепризнанных принципов и норм международного права в иерархии внутреннего законодательства не определено. Действительно, Верховный суд РФ, давая разъяснение судам общей юрисдикции, в постановлении от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» пояснил, что суд при рассмотрении дела не вправе применять нормы закона, регулирующего возникшие правоотношения, если вступившим в силу международным договором, решение об обязательности которого для России было принято в форме федерального закона, закреплены иные правила. Вместе с тем Верховный Суд РФ рекомендовал судам при осуществлении правосудия учитывать, что общепризнанные принципы и нормы международного права могут быть зафиксированы в международных пактах, конвенциях и иных документах (например, во Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте о гражданских и политических правах, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах).[2]
Однако отметим, что общепризнанные принципы и нормы международного права в итоге воплощаются именно в международных договорах, а если этого не происходит, они становятся международно-правовыми обычаями.
Конституция РФ своими правоположениями призвана способствовать закреплению сложившихся общественных отношений, их дальнейшему совершенствованию. По существу, это два неразрывных конституционных свойства: с одной стороны, Конституция РФ – это вершина в развитии законодательных работ в стране, воплощение достижений правовой теории и практики предшествующего времени, а с другой стороны – основа для совершенствования права в будущем. Исходя из смысла положений Конституции РФ, взаимодействие международного и внутригосударственного права должно осуществляться при помощи строго определенных правовых форм. Конституция РФ не только воспринимает текстуально многие положения международного права, но и направляет на это всю правовую систему. Именно в таком контексте необходимо толковать формулировку части 4 статьи 15, то есть как «санкцию» Конституции РФ на заимствование в сфере правотворчества международных норм и принципов.
Конституция Российской Федерации наделила важным полномочием Конституционный Суд РФ – проверкой не вступившего в силу международного договора, и определила круг субъектов по реализации данного полномочия.
Конституция Российской Федерации наделила полномочием обязательного рассмотрения Советом Федерации Федерального Собрания РФ федеральных законов о ратификации и денонсации международных договоров после принятия их Государственной Думой Федерального Собрания РФ. Глубокое осмысление данных конституционных полномочий и новый взгляд на положение Конституции РФ об общепризнанных принципах и нормах и международных договорах РФ как части правовой системы дало возможность найти новые подходы к реализации вышеупомянутого конституционного положения.
Четко сформулированные в Конституции Российской Федерации принципы и порядок осуществления международной деятельности Российской Федерации позволили укрепить позиции нашего государства на международной арене, расширить ее участие в международных организациях, выступить инициатором создания международных организаций нового типа на территории бывшего СССР.
Однако для эффективной реализации указанных принципов Конституции РФ недостаточно было принять ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» в том виде, в котором он действует в сегодняшнем дне, поскольку данный закон регулирует реализацию внешней политики Российской Федерации и еще порядок выработки и выполнения международных договоров Российской Федерации.
Новая роль международного права, как основы для развития внутригосударственного права на современном этапе требует включения в процесс реализации внешнеполитического курса Российской Федерации органов государственной власти, наделенных Конституцией РФ полномочиями участия в процессе взаимодействия международного и внутригосударственного права, но играющих на сегодняшний день малозначительную роль.
Это — Федеральное Собрание РФ и Конституционный Суд РФ.
Именно этим органам государственной власти предначертано Конституцией РФ быть имплементационными органами в процессе взаимодействия международного и внутригосударственного права, осуществлять обеспечение всего правореализационного процесса норм международного права.

Читайте так же:  Возместить подоходный налог с покупки квартиры

[1] Тиунов О.И. Конституционный Суд Российской Федерации и международное право// Российский ежегодник международного права. 1995г.
[2] Постановление № 8 Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия».//БВС РФ. 1996. — № 1.

В настоящее время мировое сообщество уделяет растущее внимание совершенствованию механизмов осуществления международного права — как международного, так и внутригосударственного.
Организация и деятельность органов государства по осуществлению норм международного права регламентируется национальным правом, в соответствии с которым должно происходить осуществление международных норм во внутригосударственной сфере.
Анализ законодательства и особенно судебной практики государств дает основания сказать, что судебная власть не контролирует соответствие законодательства международному праву.
Особое место занимают конституционные суды, которые имплементируют нормы международного права в рамках закона и на условиях, им установленных. В судебной практике, например, США утвердилось правило, согласно которому даже явные нарушения Конгрессом международных договоров или общих норм международного права не подпадают под юрисдикцию судов. Несмотря на это в судебной практике возникают вопросы о соответствии национального законодательства, а также законодательства иностранных государств международному праву. Проблема соотношения законодательной и судебной власти в вопросах международного права приобретает ряд новых аспектов.
Главное определяется тем, что законодательная власть все активнее распространяет свою деятельность на сферу внешней политики и международного права.
Общее руководство в области внешних сношений и их осуществление — компетенция исполнительной власти. Поэтому и в реализации международного права ей принадлежит главная роль. При этом опять-таки следует отметить возрастание роли законодательной власти в этом процессе, что определяется, в частности, повышением значимости национального права в осуществлении норм международного права. Таким образом, ответственность за осуществление обязательств, в том числе за поведение физических и юридических лиц, несет государство в целом. За действия, означающие нарушение международного права, такие лица в качестве общего правила несут ответственность по национальному праву. Повышение роли судов в реализации норм международного права — явление сравнительно новое и весьма сложное. Поэтому едва ли следует удивляться тому, что пока, пожалуй, ни одна страна не в состоянии похвалиться тем, что ее правовая система в достаточной мере урегулировала эту проблему. Судебная практика в этом аспекте также далека от совершенства.
Возрастание роли законодательной ветви власти в имплементации норм международного права, более тесное взаимодействие с исполнительной ветвью власти в осуществлении норм международного права на современном этапе является неоспоримым.
В процессе планирования законопроектной деятельности требуется строго учитывать международные обязательства Российской Федерации. Использование соответствующих банков данных Министерства иностранных дел Российской Федерации министерствами и ведомствами, аппаратом Правительства Российской Федерации, иными органами государственной власти, депутатами Государственной Думы Российской Федерации позволит сделать разрабатываемые ими национальные законопроекты более полновесными. Однако следует не забывать и о том, что принятие государством международных обязательств будет иметь внутренний эффект, оказывая значительное влияние на внутригосударственную правовую систему, из чего следует, что все участвующие в разработке и принятии международно-правовых актов лица и органы должны считаться с тем, что принятие государством международных обязательств может вести к изменению норм российской правовой системы. «Соответственно, необходим новый, более осторожный и взвешенный подход к выработке международных договоренностей, в особенности конкретных формулировок принимаемых норм, на что следует обратить самое пристальное внимание в том числе и дипломатических представителей России во время ведения международных переговоров и заключения договоров, подлежащих ратификации.»[1]
Конституционный Суд РФ обладает полномочием – проверкой не вступившего в силу международного договора Российской Федерации на соответствие Конституции РФ. Однако практика использования данного полномочия Конституционного Суда РФ не наработана. Данная проблема требует осмысления с целью создания действенного механизма разрешения конфликтов между исполнительной и законодательной властью в части принятия внешнеполитических решений при помощи Конституционного Суда РФ. Также данное конституционное полномочие Конституционного Суда РФ можно было бы использовать и в отношении имплементации Римского статута международного уголовного суда.
Основным способом выполнения норм международного права является непосредственное выполнение определённых правил поведения теми, для кого они предназначены. Не преуменьшая роль государства в правореализационной деятельности, тем не менее, следует отметить, что в конечном счёте «адресатом» абсолютного большинства норм международного права являются государственные органы и физические лица государства – участника международного договора. Однако нормы международного права порождают правоотношения только между субъектами международного права и не порождают одновременно таковых между субъектами внутреннего права. В связи с этим непосредственная имплементация норм международного права на национальном уровне не может быть достигнута только одними усилиями государства как субъекта международного права. В проекте статей об ответственности государств, рассматривая недозволенное действие, которое может быть приписано государству, Комиссия по международному праву ООН очень верно обратила внимание на эту ситуацию.
Организационная составляющая является ядром конституционно-правового механизма осуществления норм международного права, так как без системы организационных институтов невозможно говорить о воплощении в жизнь внешнеполитического курса страны. Организационное воплощение конституционно-правового механизма осуществления норм международного права проявляется в совокупности государственных органов, которая олицетворяет собой важнейшую часть государственной организации общества.
Наблюдающееся неуклонное сближение содержания ряда международно-правовых и конституционно-правовых институтов, особенно в сфере прав и свобод человека и гражданина дают возможность применять правовую модель той или иной нормы международного права и использовать потенциал источников международного права Конституционным Судом РФ. Требуется ориентация судов общей юрисдикции и арбитражных судов на применение Постановлений Европейского Суда по правам человека.
Одним из общих вариантов может быть разработка и принятие Федерального закона «О порядке реализации международно-правовых актов в правовой системе Российской Федерации». Подобное предложение вносилось в прошлые годы и выдвигается в настоящее время. Именно в названном законе можно урегулировать порядок опубликования и вступления в силу международных актов, полномочия федеральных и региональных органов, способы реализации международных актов, приведение в соответствие с ними национальных актов, коллизионные процедуры.