Порядок рассмотрения споров в третейском суде

1. Подача искового заявления – истец излагает свои требования в исковом заявлении, которое в письменной форме передается в третейский суд. Копия искового заявления передается ответчику.

Ответчик вправе представить истцу и в третейский суд отзыв на исковое заявление, изложив в нем свои возражения против иска. Отзыв на исковое заявление представляется истцу и в третейский суд в порядке и сроки, которые предусмотрены правилами третейского разбирательства. Если правилами третейского разбирательства срок представления отзыва на исковое заявление не определен, то указанный отзыв представляется до первого заседания третейского суда.

2. Подготовительная стадия – заключается договор о рассмотрении дела, где определяются язык, место и основные правила рассмотрения спора. В третейском суде для разрешения конкретного спора стороны могут по своему усмотрению договориться о месте третейского разбирательства, если этого не произошло, то место третейского разбирательства определяется третейским судом для разрешения конкретного спора с учетом всех обстоятельств дела, включая фактор удобства для сторон.

Если стороны не договорились об ином, то третейское разбирательство ведется на русском языке.

3. Рассмотрение дела по существу – происходит согласно договоренности. Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на обоснование своих требований и возражений. Третейский суд вправе, если сочтет представленные доказательства недостаточными, предложить сторонам представить дополнительные доказательства. Каждой стороне должны быть предоставлены равные возможности для изложения своей позиции и защиты своих прав.

Если стороны не договорились об ином, то в заседании третейского суда ведется протокол.

4. Вынесение решения по делу – после исследования обстоятельств дела третейский суд большинством голосов третейских судей, входящих в состав третейского суда, принимает решение.

Решение объявляется в заседании третейского суда. Третейский суд вправе объявить только резолютивную часть решения. В этом случае, если стороны не согласовали срок для направления решения, мотивированное решение должно быть направлено сторонам в срок, не превышающий 15 дней со дня объявления резолютивной части решения.

Третейский суд вправе, если признает это необходимым, отложить принятие решения и вызвать стороны на дополнительное заседание.

По ходатайству сторон третейский суд принимает решение об утверждении мирового соглашения, если мировое соглашение не противоречит законам и иным нормативным правовым актам и не нарушает прав и законных интересов других лиц. Содержание мирового соглашения излагается в решении третейского суда.

Решение третейского суда считается принятым в месте третейского разбирательства и в день, когда оно подписано третейскими судьями, входящими в состав третейского суда.

Решение третейского суда для разрешения конкретного спора в месячный срок после его принятия направляется вместе с материалами по делу для хранения в компетентный суд.

О рассмотрении корпоративных споров третейским судом

С 1 февраля 2017 года многие корпоративные споры могут рассматриваться третейским судом. Новые правила, носят позитивный характер, и закрепляют разумный баланс между интересами государства, предпринимателей, участников корпораций, третейских судей. Последние получат дополнительные доходы от участия в рассмотрении таких споров. Плюсы есть и для бизнесменов. Некоторые из них не любят огласки в разрешении их споров, опасаются за исполнимость решений государственного суда за пределами РФ и влияния госорганов на государственные суды. Федеральный закон от 29 декабря 2015 г. № 409-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации …», Федеральный закон от 29 декабря 2015 г. № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» вводят правовую определенность в вопросе арбитрабельности корпоративных споров, что будет способствовать уменьшению споров об арбитрабельности. Кроме того, многие споры, в частности, затрагивающие интересы государства, по-прежнему относятся к подведомственности арбитражных судов.

Корпоративный спор арбитрабелен, если иное не предусмотрено законом

К корпоративным спорам относятся споры, связанные с созданием, управлением или участием в коммерческой организацией, а также всаморегулируемой организации (НКО) и объединяющей коммерческие организации и (или) индивидуальных предпринимателей. Однако, в частности, не являются корпоративными: 1) споры, вытекающие из деятельности депозитариев, связанной с учетом прав на акции и иные ценные бумаги; 2) споры, возникающие в связи с разделом наследственного имущества или разделом общего имущества супругов, включающего в себя акции, доли, паи (ст. 225.1 Арбитражного процессуального кодекса).

Корпоративный спор арбитрабелен, если иное не предусмотрено законом. В соответствии с вышеуказанными законами корпоративный спор можно было передать третейскому суду и до 1 февраля 2017 года, но до указанной даты нельзя было исполнить третейское соглашение (осуществлять администрирование спора и рассматривать спор по существу).

Список неарбитрабельных корпоративных споров

Третейский суд, в частности, не может рассматривать следующие корпоративные споры:

  • о созыве общего собрания участников юридического лица;
  • если на момент возбуждения дела в арбитражном суде или начала третейского разбирательства участником спора является хозяйственное общество, имеющее существенное значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства в соответствии с Федеральным законом от 29 апреля 2008 года № 57-ФЗ «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства». Вышесказанные положения не применяются к спорам, связанным с принадлежностью акций, долей, за исключением случаев, если такие споры вытекают из сделок с акциями, долями, подлежащих предварительному согласованию в соответствии с указанным Федеральным законом;
  • связанные с применением положений глав IX («Приобретение и выкуп обществом размещенных акций») и XI.1 («Приобретение и выкуп более 30% акций публичного общества») Федерального закона от 26 декабря 1995 года № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»;
  • связанные с исключением участников юридических лиц, указанных в ч. 1 ст. 225.1 АПК РФ;
  • возникающие из отношений, регулируемых законодательством РФ о приватизации государственного и муниципального имущества.

Требования к третейскому суду

Можно передавать корпоративный спор на разрешение постоянно действующего арбитражного учреждения, но нельзя передавать корпоративные споры на разрешение суда ad hoc (лат. – созданного для разрешения конкретного спора).

С 1 ноября 2017 года право на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения предоставляется актом Правительства РФ.

Такой акт не требуется для Международного коммерческого арбитражного суда и Морской арбитражной комиссий при ТПП России.

Такой акт не требуется для иностранного постоянно действующего арбитражного учреждения для осуществления международного коммерческого арбитража, местом которого не является РФ.

Такой акт требуется для иностранного постоянно действующего арбитражного учреждения для осуществления арбитража внутреннего спора, вне зависимости от места разрешения спора, а также для осуществления международного коммерческого арбитража, местом которого является РФ.

Правила арбитража корпоративных споров, форма арбитражного соглашения

Общее правило: корпоративные споры, в том числе косвенные иски участников общества о признании сделки недействительной, должны рассматриваться в соответствии с правилами арбитража корпоративных споров. Правила должны быть приняты постоянно действующим арбитражным учреждением, размещены на его сайте и депонированы в Минюсте РФ.

Закон предусматривает требования к названным правилам:

третейский суд уведомляет юридическоелицо о споре, в отношении которого возник корпоративный спор, и направляет ему копию искового заявления в течение трех дней со дня получения искового заявления. В этот же срок третейский суд размещает на своем сайте информацию о подаче искового заявления.

Юридическое лицо уведомляет о подаче иска всех участников такого юридического лица, а также держателя реестра владельцев ценных бумаг и (или) депозитария, в течение трех дней со дня получения иска, а также передает им копии иска;

каждый участник юридического лица вправе присоединиться к арбитражу на любом его этапе путем направления заявления в письменной форме постоянно действующему арбитражному учреждению. Постоянно действующее арбитражное учреждения извещает всех участников юридического лица, присоединившихся к арбитражу, о движении дела путем направления им копий заявлений в письменной форме, уведомлений, постановлений и решений третейского суда;

отказ от иска, признание иска и заключение мирового соглашения возможны без необходимости получения согласия всех участников юридического лица, присоединившихся к арбитражу, за исключением случая, если какой-либо участник направит возражение в письменной форме в течение 30 дней после получения извещения в письменной форме от постоянно действующего арбитражного учреждения об отказе от иска, о признании иска или заключении мирового соглашения и третейский суд установит охраняемый законом интерес такого участника в продолжении арбитража;

место разрешения вышеуказанных корпоративных споров – РФ.

Закон рекомендует передавать соответствующий спор на основании арбитражной оговорки, включенной в устав соответствующей организации. За нее должны проголосовать участники единогласно. Такая оговорка в соответствии с п. 7 ст. 7 Федерального закона от 29 декабря 2015 года № 382-ФЗ распространяется на споры участников юридического лица и споры самого юридического лица, в которых участвует другое лицо, только если это другое лицо прямо выразило свою волю об обязательности для него такого арбитражного соглашения. Оно не может быть заключено путем его включения в устав акционерного общества с числом акционеров – владельцев голосующих акций 1000 и более, а также в устав публичного акционерного общества. Устав организации является публичным документом, данный документ должен быть предоставлен налоговым органом по запросу любого заинтересованного лица.

Теоретически соглашение между участниками организации может быть оформлено и в иной письменной форме. Однако в таком случае встает вопрос о судьбе арбитражного соглашения, если произведено отчуждение акции, доли, пая. Пока соответствующая практика правоприменения не сложилась.

Идеальный вариант: арбитражная оговорка о подведомственности споров одному и тому же третейскому суду, в том числе о признании договора недействительным, закреплена в договоре, в уставах обоих контрагентов.

Об упрощенной процедуре передачи и рассмотрения корпоративных споров третейским судом

Существует упрощенный порядок передачи и рассмотрения следующих корпоративных споров:

Споры об исполнении / изменении / прекращении договоров об отчуждении акций, долей, паев, споров,связанных с обращением взыскания на акции, доли, паи, споры о признании вышеуказанных договоров недействительными (за исключением косвенных исков),споры о праве на акции, доли, паи,споры о выплате начисленных дивидендов, о предоставлении участнику обществом информации о деятельности общества, иные схожие споры о принадлежности акций, долей, паев и реализацией прав и обременений на них, не затрагивающие интересы иных участников организации.

Читайте так же:  Где оформить карточку киевлянина

Споры, вытекающие из деятельности держателей реестра владельцев ценных бумаг, связанной с учетом прав на акции и иные ценные бумаги, с осуществлением держателем реестра владельцев ценных бумаг иных прав и обязанностей.

Такие споры рассматриваются вне правил арбитража корпоративных споров.

Вышеуказанные законы предусматривают и требования к форме арбитражного соглашения. Оно заключается в письменной форме. Арбитражное соглашение может быть заключено путем подписания двустороннего соглашения, включения арбитражной оговорки в текст договора. Оно может быть заключено путем обмена процессуальными документами, в т.ч. исковым заявлением и отзывом на исковое заявление, в которых одна сторона заявляет о наличии соглашения, а другая против этого не заявляет. Указанные правила нельзя назвать новеллой правого регулирования. Еще 1993 г. аналогичная норма закреплена в ст. 7 Закона РФ от 7 июля 1993 года № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже». ГК РФ говорит о соблюдении письменной формы договора при наличии письменной оферты и конклюдентных действий, указывающих на акцепт (ст. 438 Гражданского кодекса). Президиум ВАС РФ в Постановлении от 9 октября 2012 г. № 2966/12 указывает на возможность заключения сторонами третейского соглашения конклюдентными действиями, а также о том, что иное толкование норм Закона «О третейских судах в РФ» приводило бы к возможности злоупотребления правом со стороны должника, умалению ст. 17 этого Закона, по смыслу которой после предъявления ответчиком отзыва по существу спора он лишается права заявлять об отсутствии у третейского суда компетенции на его рассмотрение (см. также Постановление Президиума ВАС РФ от 1 ноября 2011 г. № 7605/11, Постановление Президиума ВАС РФ от 18 октября 2011 г. № 6478/11.

§ 3. Споры о подсудности. Передача дела в другой суд

Спор о подсудности — объективированное в процессуальных действиях заинтересованных лиц и суда (судов) расхождение во мнениях относительно подсудности конкретного дела.

По субъектному составу участников споры о подсудности можно разделить на:

1) споры, возникающие между заинтересованными лицами и судом.

Данная категория споров (как и любые другие споры между заинтересованными лицами и судом) разрешается, как правило, судом вышестоящим. Возможность обжалования судебного акта, которым разрешен вопрос о подсудности, определяется правилами обжалования, действующими в конкретной судебной инстанции. Например, вынесенное районным судом определение о возвращении искового заявления по мотиву его неподсудности (п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК) может быть объектом самостоятельного обжалования в кассационную инстанцию (ч. 3 ст. 135 ГПК). Напротив, определение, которым исковое заявление принято к производству суда, отдельно не обжалуется, однако возражения относительно такого определения могут быть включены в кассационную жалобу на решение;

2) споры, возникающие между судами.

В процессуальной науке*(100) в рамках данного вида споров выделяют: а) положительное пререкание — спор, характеризующийся тем, что каждый из судов считает, что дело подсудно именно ему.

Процессуальное законодательство исключает положительное пререкание, императивно устанавливая обязанность суда возвратить исковое заявление (если о факте принятия к производству другого суда тождественного иска суду стало известно при возбуждении дела — п. 5 ч. 1 ст. 135 ГПК) либо оставить его без рассмотрения (если о факте принятия к производству другого суда тождественного иска суду стало известно после возбуждении дела — абз. 5 ст. 222 ГПК).

Таким образом, при положительном пререкании приоритет отдается тому суду, который раньше возбудил дело. Даже если в дальнейшем выяснится, что суд, первым возбудивший дело, нарушил правила подсудности, то и в этом случае второй суд не вправе самостоятельно принять к производству тождественное дело (первоначально возбужденное дело передается в рамках процедуры ст. 33 ГПК).

Закон, однако, не регламентирует ситуацию, при которой оба дела были приняты к производству одновременно. Полагаем, что в этой ситуации сначала суд, возбудивший дело с нарушением правил подсудности, должен передать его по подсудности, а затем уже суд, в который такое дело поступит, должен разрешить вопрос о наличии оснований для оставления заявления без рассмотрения;

б) отрицательное пререкание — спор, характеризующийся тем, что каждый из судов считает, что дело ему неподсудно.

В случае, если отрицательное пререкание возникает на стадии принятия дела к производству, то единственно возможным вариантом процессуальных действий для заинтересованного лица является обжалование соответствующих определений в вышестоящие судебные инстанции.

Напротив, отрицательное пререкание, которое возникает в результате передачи дела после его принятия к производству одним из судов, процессуальный закон прямо исключает. В частности, ч. 4 ст. 33 ГПК императивно устанавливает, что дело, направленное из одного суда в другой, должно быть принято к рассмотрению судом, в который оно направлено. Споры о подсудности между судами в Российской Федерации не допускаются.

Изменение подсудности уже после принятия дела к производству не является основанием для передачи дела суду, которому оно стало подсудно (ч. 1 ст. 33 ГПК).

Перечень оснований для передачи дела в другой суд исчерпывающим образом определен в ч. 2

— ответчик, место жительства или место нахождения которого не было известно ранее, заявил ходатайство о передаче дела в суд по месту его жительства или месту его нахождения (п. 1 ч. 2 ст. 33 ГПК).

Процессуальный закон не устанавливает хронологические границы, когда ответчик вправе заявить подобное ходатайство. Полагаем, что для исключения злоупотреблений со стороны ответчика суду надлежит в подготовительной части судебного заседания разъяснить ответчику такое право и поставить перед ним вопрос о необходимости передачи дела в суд по месту жительства (месту его нахождения).

Положения п. 1 ч. 2 ст. 33 ГПК применяются лишь в случае, когда подсудность дела определяется по правилам общей (обычной) территориальной подсудности, определяемым ст. 28 ГПК;

— обе стороны заявили ходатайство о рассмотрении дела по месту нахождения большинства доказательств (п. 2 ч. 2 ст. 33 ГПК).

Данное основание исходит из диспозитивных начал гражданского судопроизводства, являясь частным случаем договорной подсудности.

Ходатайства сторон о рассмотрении дела по месту нахождения большинства доказательств могут быть заявлены как одновременно, так и с определенным временным разрывом. Однако в любом случае оба ходатайства должны быть доведены до суда не позднее вынесения судебного акта, которым завершается рассмотрение дела в первой инстанции (фактически — до удаления суда в совещательную комнату).

Из буквального толкования п. 2 ч. 2 ст. 33 ГПК следует, что вопрос о рассмотрении дела по месту нахождения большинства доказательств зависит исключительно от воли сторон. Полагаем, что это не совсем верно. В случае, когда в деле участвует третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора, вопрос о передаче не может быть разрешен положительно без его соответствующего волеизъявления. Иной подход противоречил бы смыслу самого института третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора;

— при рассмотрении дела в данном суде выявилось, что оно было принято к производству с нарушением правил подсудности (п. 3 ч. 2 ст. 33 ГПК).

Под нарушением правил подсудности в данной норме следует понимать несоблюдение судом правил как родовой, так и территориальной подсудности;

— после отвода одного или нескольких судей либо по другим причинам замена судей или рассмотрение дела в данном суде становятся невозможными (п. 4 ч. 2 ст. 33 ГПК).

Процессуально-правовые последствия удовлетворения заявления об отводе регламентированы в специальной норме — ст. 21 ГПК. В этом смысле п. 4 ч. 2 ст. 33 ГПК является своеобразным связующим звеном между институтом отвода и институтом передачи дела в другой суд.

В качестве примера «других причин», которые, равно как и отвод, влекут невозможность рассмотрения дела в суде, следует назвать смерть, длительную болезнь, прекращение или приостановление полномочий мирового судьи либо единственного судьи районного суда и т.п.

Сформулированный в ГПК исчерпывающий перечень оснований для передачи дела в другой суд следует подвергнуть критике.

Во-первых, правило об изменении территориальной подсудности содержится в нормативном акте, имеющем большую юридическую силу. Так, ч. 3 ст. 35 Федерального конституционного закона «О чрезвычайном положении» устанавливает, что в случае невозможности осуществления правосудия судами, действующими на территории, на которой введено чрезвычайное положение, по решению Верховного Суда РФ или Высшего Арбитражного Суда РФ в соответствии с их компетенцией может быть изменена территориальная подсудность дел, рассматриваемых в судах.

Во-вторых, в ГПК в качестве основания для передачи дела в другой суд не указан случай, когда одной из сторон в споре является тот же суд. Полагаем, что применение по аналогии п. 4 ч. 2 ст. 39 АПК в данной ситуации было бы вполне оправданно.

О передаче дела в другой суд или об отказе в передаче дела в другой суд выносится определение суда, на которое может быть подана частная жалоба. Передача дела в другой суд осуществляется по истечении срока обжалования этого определения, а в случае подачи жалобы — после вынесения определения суда об оставлении жалобы без удовлетворения (ч. 3 ст. 33 ГПК).

Тонкости подведомственности или злостный механизм смены суда

Некоторые институты процессуального права могут вызвать трудности даже у самых опытных юристов. Одной из таких тем является подведомственность. Недавно редакция «Право.ru» составляла путеводитель по этому вопросу (см. «Юристы раскрывают секреты: 10 правил подведомственности»). А в новом материале представлен разбор наиболее распространенных ошибок в подведомственности: из-за чего они случаются и к каким последствиям для участников дела приводятчитайте в нашем материале.

За ошибки в подведомственности дорого расплачиваются и судьи. Недавно карьеру судье Тобольского районного суда сломал один корпоративный спор на 80 млн руб. Она не только приняла его к производству, но и удовлетворила ходатайство истца о наложении обеспечительных мер на компанию-ответчика. За такое процессуальное нарушение ее досрочно лишили полномочий (см. «Ошибка в подведомственности стоила судье карьеры»). В упомянутом деле сам заявитель пошел на хитрость и специально перерегистрировался в Тобольск, чтобы там подать иск в суд общей юрисдикции. Подобные умышленные ошибки не всегда так просто выявить и доказать.

Умышленные нарушения

Нередко юрлицо намеренно пытается уйти из суда общей юрисдикции в арбитраж, полагая, что шанс выиграть спор в последнем гораздо выше. Компании таким образом обжалуют постановления о привлечении к административной ответственности, когда правонарушение не связано с предпринимательской деятельностью, отмечает Кюрджев. Так произошло в деле ЗАО «Танаис». Предприятие подавало таможенные декларации с недостоверными сведениями о ввозимом товаре, чтобы снизить стоимость таможенных платежей. ФТС оштрафовала компанию почти на 3 млн руб. за такую хитрость. Тем не менее фирма попыталась оспорить это решение в Арбитражный суд Нижегородской области, но безуспешно (дело № А43-7534/2013). Первая инстанция пришла к выводу, что «Танаис» как таможенный представитель не проявил должной осмотрительности. В итоге дело дошло до ВС, который согласился с решением АС Нижегордской области и подчеркнул: подобный спор подведомственен суду общей юрисдикции, так как не связан с предпринимательской деятельностью. В упомянутом случае объектом посягательства являются общественные отношения, которые касаются таможенных правил, отметила Экономколлегия.

Читайте так же:  Какой штраф за езду без гос Номера

Но самый громкий случай последнего времени в связи с нарушением правил подведомственности – спор Константина Пономарева и IKEA (см. «Верховный суд рассмотрит спор Константина Пономарева и IKEA»). Разбирательство между шведской компанией и бизнесменом длится уже более 8 лет. В 2006 году IKEA арендовала у компании Пономарева генераторы, которые использовала для электрификации торговых центров МЕГА под Санкт-Петербургом. Пономарев сначала через суд потребовал от ритейлера предоплаты за аренду генераторов, а после истечения сроков договоров аренды отказался забрать их у компании. Тогда уже в суд обратилась IKEA с требованием о вывозе дизель-генераторов со своей территории. В 2010 году спор урегулировали в досудебном порядке, Пономарев получил от ритейлера 25 млрд руб. Базовым условием соглашения было полное прекращение со стороны Пономарева и аффилированных с ним структур всех требований и обязательств, связанных с договорами аренды генераторов. Несмотря на это, в 2011 году Пономарев вновь попытался возобновить разбирательство, утверждая, что до подписания соглашения с IKEA переуступил право требования этого долга подконтрольной ему компании «Рукон». В 2014 году Высший Арбитражный Суд поставил точку в споре, отказав Пономареву в удовлетворении исковых требований.

Тогда контрагент шведской компании переуступил права требования к иностранному ритейлеру со своей фирмы на себя как физическое лицо и пошел в суд общей юрисдикции. В августе прошлого года Краснинский районный суд Смоленской области взыскал с IKEA более 507 млн руб. неустойки из-за невыкупа генераторов, апелляция это решение поддержала (см. «Апелляция утвердила взыскание с IKEA 507 млн руб. в пользу бизнесмена Пономарева»). IKEA оспорила это решение в ВС, который отменил решение Краснинского суда в пользу Пономарева и отправил дело на новое рассмотрение в Химкинский горсуд Московской области по месту регистрации шведской компании. В своем определении по делу № 36-КГ16-26 ВС указал, что суды нижестоящих инстанций неправильно применили нормы процессуального права, регулирующие подведомственность и подсудность гражданских дел.

Похожая история была и в практике Павла Хлюстова, адвоката, партнера КА «Барщевский и партнеры». Его оппонент по арбитражному процессу (прим. ред.юрлицо), чувствуя проигрышность ситуации, уступил права по договору физическому лицу и попросил прекратить производство по делу. Суд первой инстанции удовлетворил это требование. Тогда Хлюстов подал апелляционную жалобу, указав на то, что в момент предъявления иска дело было подведомственно арбитражному суду. Апелляция согласилась с доводом юриста и постановила, что спорную ситуацию должен разрешать арбитражный суд (дело № А40-117691/2012).

Злостный механизм с поручителем

Еще одним примером недобросовестной практики является привлечение к спору между юрлицами поручителя-соответчика, которым выступает физическое лицо, говорит Виктор Гербутов, к. ю. н., партнер Noerr. Такое поручительство обычно дается без согласия компании-должника. Или делается намеренно бенефициаром ответчика, чтобы намеренно изменить подведомственность и рассматривать все споры его компании в судах общей юрисдикции. От такой хитрой схемы обычно страдают добросовестные кредиторы должника, которые ожидают разбирательств в арбитраже.

Подобная ситуация возникла и в споре АО «Констант Альянс» против ООО «Рам Холдинг» (дело № 2-3098/2016). Истец взыскивал задолженность по договору займа, но обратился не в арбитраж, а в Хамовнический райсуд, так как поручителем ответчика выступило физическое лицо – Алексей Павлов. Этот маневр стал сюрпризом для другого кредитора «Рам Холдинга» – АСВ, который действует в интересах ликвидируемого ПАО «М2М Прайвет банк». Ранее требования кредитной орагнизации включили в реестр определением Арбитражного суда Москвы (дело № А40-154428/2015). АСВ обжаловало решение Хамовнического суда, потому что банк, который является конкурсным кредитором «Рам Холдинг», не привлекли к участию в деле. Упомянутый договор займа в то же время оспаривается и в деле о банкротстве «Рам Холдинга». Деньги, которые с него взыскиваются в суде общей юрисдикции, могли бы пойти в погашение требований АСВ и вкладчиков ПАО «M2M Прайвет банк».

Однако чаще всего с вопросами подведомственности трудности испытывают добросовестные заявители. До сентября 2015 года ошибка в выборе суда могла принести заявителю немало проблем, говорит адвокат правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Екатерина Никифорова: «Пока дело рассматривал «не тот суд», нередко истекал срок давности».

Исковая давность при ошибке и ограничение третейской оговорки

Ситуация изменилась, когда пленум Верховного суда 29 сентября 2015 года принял Постановление № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности». В п. 18 этого документа указано, что исковая давность не течет, если иск подан с нарушением правил подведомственности. Подобное нововведение уже успело подтвердиться судебной практикой.

Антонина Платонова, чтобы взыскать недоплаченные дивиденды с ООО «Вико», обратилась сначала в Октябрьский районный суд Санкт-Петербурга. Когда ей объяснили, что подобные споры рассматриваются не в судах общей юрисдикции, а в арбитражах, то было уже поздно – срок исковой давности истек. Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области отказал Платоновой в иске именно на этом основании. Дело дошло до Экономколлегии ВС, которая и напомнила Пленум (дело № А56-50131/2014). Требования Платоновой удовлетворили полностью.

«Ошибка в суде» может привести и к другим неприятным последствиям для истца. Пока дело попадет по подведомственности в нужный судебный орган, ответчик успеет распорядиться спорным имуществом и создать иные препятствия для исполнения решения в будущем, предупреждает Никифорова.

Сложности с определением подведомственности могут возникнуть даже тогда, когда в договоре между сторонами есть третейская оговорка. Последняя имелась и в деле банка «Траст». В ходе санации в кабинете бывшего вице-президента «Траста» нашли копию договора о покупке векселей (от ноября 2013 года) на $71,276 млн у кипрской компании. Такая сделка не выглядела разумной и экономически оправданной, решило новое руководство и отправилось оспаривать ее в АСГМ (дело № А40-117039/2015). Но центральным вопросом разбирательства в суде оказалась совсем другая проблема. Первая инстанция решила, что иск надо оставить без рассмотрения, поскольку в спорном договоре содержалась третейская оговорка. Соответственно дело должно слушаться в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате РФ, так как арбитражному суду не подведомственно, сделал вывод АСГМ. Однако ВС пояснил, что не только при банкротстве, но и при санации кредитных организаций споры нужно рассматривать в государственных судах (см. «Санацией должны заниматься государственные суды – мотивы ВС по делу банка «Траст»).

Где судиться гражданам по «сугубо экономическим делам»

Но больше всего ошибок в подведомственности возникает в спорах с участием граждан, когда характер дела сугубо экономический, отмечает Алексей Костоваров, советник АБ «Линия права». Ярким примером является дело предпринимателя Шалвы Чигиринского (Постановление Президиума ВАС от 20 апреля 2010 года № 17095/09). Бизнесмен выдал личную гарантию для обеспечения обязательств компании Russian Land, на сумму свыше $32 млн. Кипрская фирма Edimax Ltd потребовала взыскать эти деньги с Чигринского в Лондонском международном третейском суде, а параллельно попросила АСГМ наложить обеспечительные меры на имущество бизнесмена.

Первая инстанция отказалась это делать, а апелляция удовлетворила требования кипрской фирмы. Окружной суд, наоборот, поддержал решение АСГМ. Первая кассация решила, что Чигиринский не зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя, поэтому арбитражный суд не должен рассматривать это дело. Президиум ВАС постановление окружного суда отменил, обязав рассмотреть дело, по существу ВАС пояснил, что арбитражный суд мог арестовать имущество гражданина, потому что сам спор вытекает из экономических отношений и рассматривается в международном коммерческом арбитраже.

Трудности вызывают и дела, касающиеся возмещения убытков, которые причинил директор компании. ВАС в свое время разъяснил, что подобные разбирательства подведомственны арбитражам, так как являются корпоративными спорами (п. 9 Постановления Пленума ВАС № 62 от 30 июля 2013 года). Но уже в 2014 году усилиями ВС практика по этому вопросу изменилась, отмечает Никифорова. Судебная коллегия по гражданским делам указала, что фирма должна взыскивать убытки даже со своего бывшего директора именно в суде общей юрисдикции. ВС мотивировал такую позицию тем, что такой спор вытекает из трудовых отношений (дело № N 41-КГ13-37). Однако не прошло и года, как Экономколлегия ВС в аналогичном споре пришла к обратному выводу: «Требование о возмещении убытков, предъявленное к ответчику как бывшему руководителю юридического лица, является корпоративным спором и отнесено законом к подведомственности арбитражных судов» (дело № А40-164985/2014). Делая такой вывод, судья ВС Надежда Ксенофонтова сослалась именно на п. 9 Постановления Пленума ВАС № 62 от 30 июля 2013 года.

Еще один пример спорной ситуации приводит Денис Крауялис, адвокат, руководитель проектов ЮГ «Яковлев и Партнеры». Истец, индивидуальный предприниматель, взыскал в арбитражном суде убытки с директора коммерческой фирмы. Последний отказался исполнять такое решение, тогда бизнесмен обратился в тот же суд с требованием получить проценты за неисполнение судебного акта. Однако АСГМ прекратил производство по делу, указав, что такой спор подведомственен СОЮ, так как уже не является корпоративным (дело № А40-180070/2015).

Ошибки приводят в ЕСПЧ

Порой рассмотрение дела из-за ошибки в подведомственности затягивается по вине самого суда. Так произошло в деле пенсионерки из Петербурга Тамары Аваковой, которое в итоге дошло до Европейского суда в Страсбурге (Постановление ЕСПЧ от 22 июня 2006 года: «Дело «Авакова (Аvakova) против РФ»), приводит пример Евгения Гусякова, юрист АК «Павлова и партнеры». Заявительница через фирму-посредника купила квартиру в строящемся доме, однако новое жилье так и не получила. Пенсионерка стала добиваться своей недвижимости в судебном порядке, но этот спор затянулся на долгих шесть лет.

Читайте так же:  Учебные пособия по композиции

Куйбышевский районный суд Санкт-Петербурга и местный Арбитражный суд поочердено «перекидывали» дело другу другу. Служителей Фемиды смутило то, что квартира покупалась через юрлицо, а не напрямую Аваковой. В итоге решение по этому спору вынес СОЮ, удовлетворив требования пенсионерки. ЕСПЧ посчитал такие действия органов правосудия «нарушением конституционного права граждан на судебную защиту и необоснованным затягиванием сроков судопроизводства».

Возникают вопросы по подведомственности и тогда, когда нужно обжаловать постановление о привлечении к административной ответственности. Зачастую административный орган настаивает на разрешении таких споров в судах общей юрисдикции, говорит Михаил Кюрджев, партнер АБ «А2.Адвокаты»: «В то время как заявители – юридические лица – предпочитают отстаивать свои права в арбитражных судах». Хотя ВАС еще в 2002 году разъяснил все противоречия в этом вопросе, напоминает юрист: «В СОЮ постановления обжалуются, если правонарушение не связано с предпринимательской деятельностью. Например, когда речь идет о штрафе за нарушение правил благоустройства». (Постановление Пленума ВАС РФ от 9 декабря 2002 года № 11)

Лайфхаки от экспертов

Все ошибки, связанные с определением подведомственности, можно разделить на три вида, уверен Павел Хлюстов из «Барщевский и партнеры».

Для первых двух случаев существует очень простой совет – прежде чем обращаться в суд, внимательно изучите нормы права и сложившуюся судебную практику по аналогичным спорам, советует эксперт: «95% случаев, связанных с проблемой определения подведомственности, положительно решаются при помощи этого простого правила. Остальные 5% могут оставаться «зависшими в воздухе», и тут уже все зависит от мастерства ведущего дело юриста и взглядов судьи».

Юристы поделились с «Право.ru» и некоторыми практическими советами о том, как избежать ошибок в подведомственности. В том случае, если суд общей юрисдикции отказался рассматривать требование заявителя, ссылаясь на неподведомственность спора, арбитражный суд обязан принять и рассмотреть такое требование по существу, напоминает Петерс.

Если есть опасения пропустить срок исковой давности из-за ошибки в подведомственности, то можно подать иск одновременно в СОЮ и арбитраж, советует Костоваров. В этой связи важно помнить о правиле «процессуального эстоппеля» – нельзя ссылаться на неподведомственность спора уже на этапе обжалования вынесенных судебных актов, поясняет Гербутов.

Говоря о решении большинства проблем обсуждаемого института, Костоваров предлагает одно нововведение: обязать судей передавать дело на рассмотрение тому суду, которому споры подведомственны. Аналогичная схема уже работает при ошибках заявителей с подсудностью.

Третейская оговорка в договоре не мешает рассмотреть спор из него в арбитражном суде

Возражение против рассмотрения дела государственным судом должно быть заявлено стороной до представления ею отзыва на иск и содержать просьбу о направлении спора на рассмотрение в третейский суд. Сообщение в отзыве на иск о наличии третейской оговорки без просьбы не рассматривать спор в арбитражном суде расценивается как отсутствие возражений против такого рассмотрения. К указанным выводам пришел ВС РФ в Определении от 08.02.2016 № 306-ЭС15-13927 по делу № А57-16403/2014.

Между обществом с ограниченной ответственностью (далее — общество, компания) и индивидуальным предпринимателем был заключен договор финансовой аренды (лизинга), по условиям которого компания (лизингодатель) передала индивидуальному предпринимателю (лизингополучателю) в лизинг транспортное средство. В соглашении стороны предусмотрели, что все споры, возникающие в связи с договором, передаются на рассмотрение постоянно действующего третейского суда.

Ненадлежащее исполнение предпринимателем обязательств по внесению лизинговых платежей привело к расторжению договора в одностороннем порядке по инициативе общества. Однако в составе перечисленной обществу суммы была выплачена и часть выкупной цены предмета лизинга. Предприниматель обратился в арбитражный суд, чтобы вернуть эти деньги. В исковом заявлении он указал, что имеющаяся в договоре третейская оговорка неисполнима, потому что вся корреспонденция, направленная им по месту нахождения третейского суда, была возвращена обратно без вручения. Исходя из этого, предприниматель пришел к выводу, что по указанному в договоре адресу никакого третейского суда нет.

Судебное разбирательство

Суд первой инстанции принял к рассмотрению заявление предпринимателя (далее — истец).

Подведомственный арбитражному суду спор, возникающий из гражданских правоотношений, до принятия решения, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, может быть передан сторонами на рассмотрение третейского суда (ч. 6 ст. 4 АПК РФ). Это возможно при наличии заключенного между сторонами третейского соглашения (ст. 5 Федерального закона от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации»).

Третейское соглашение, по мнению истца, было неисполнимым и заключено помимо его воли. Однако ответчик указывал на необходимость передать спор в третейский суд в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 148 АПК РФ. Согласно данной правовой норме суд не рассматривает исковое заявление по существу, если после его принятия к производству установит, что имеется соглашение сторон о рассмотрении данного спора третейским судом. Однако для этого любая из сторон не позднее дня представления своего первого заявления по существу спора в арбитражном суде первой инстанции должна возразить против рассмотрения дела государственным судом, сославшись на п. 5 ч. 1 ст. 148 АПК РФ. Суд отказывает возразившей стороне в том случае, если третейское соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено.

Первоначальный отзыв ответчика на иск поступил в суд в августе 2014 г. В нем компания не соглашалась с заявленными требованиями и просила в удовлетворении требований отказать. При этом общество не возражало против рассмотрения дела арбитражным судом. Затем в ноябре того же года ответчик представил еще один письменный отзыв, в котором уже требовал оставить исковое заявление без рассмотрения на основании п. 5 ч. 1 ст. 148 АПК РФ. Суд посчитал, что иск предпринимателя необходимо рассмотреть по существу, поскольку ответчик должен был заявить свои возражения не позднее дня представления первого отзыва. Однако компания сделала это лишь спустя два месяца.

Суд отказался удовлетворить требования истца, потому что договор финансовой аренды не включал в себя условия о выкупе и переходе права собственности на предмет лизинга к предпринимателю. В соглашении содержалось только указание на первоочередное право лизингополучателя приобрести имущество. На основании указанных выводов суд решил, что требования истца не подлежали удовлетворению.

В апелляции судьи также посчитали, что государственный суд был компетентен рассматривать спор. Однако требования предпринимателя удовлетворили, отменив решение суда первой инстанции.

А вот кассация округа пришла к выводу, что иск предпринимателя надо оставить без рассмотрения, и отменила судебные акты нижестоящих инстанций.

Окружной суд сослался на п. 5 ч. 1 ст. 148 АПК РФ, однако дал указанной норме собственную трактовку, отличную от той, которая использовалась судами при разрешении спора в первой и апелляционной инстанциях. Данная норма применяется при следующих обстоятельствах: стороны достигли соглашения о рассмотрении спора третейским судом, указанное соглашение является действительным, не утратило силу и может быть исполнено. При этом истец или ответчик должны заявить возражение против рассмотрения дела в арбитражном суде по причине наличия такого соглашения. Все перечисленные обстоятельства необходимо установить в их совокупности. Третейское соглашение, заключенное сторонами спора, было действительно и не утратило силу, доказательства невозможности его исполнения отсутствовали.

Кроме того, в своем первоначальном отзыве на иск ответчик указывал на наличие третейской оговорки и не выражал согласие на рассмотрение спора в арбитражном суде. Следовательно, суды нижестоящих инстанций обязаны были проверить такую оговорку на соответствие указанным выше критериям: она должна быть действительной, исполнимой и не утратившей силу. По результатам оценки каждого критерия необходимо было принять решение о сохранении юрисдикции государственных судов или направлении спора в третейский суд. Также требовалось установить, имеются ли у оговорки пороки формы.

Суд округа также обратил внимание на привлечение к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, организации, при которой находился третейский суд, указанный в соглашении. Данная организация неоднократно в письменных пояснениях и в судебном заседании указывала на исполнимость третейской оговорки. Таким образом, исковое заявление должно было остаться без рассмотрения, поскольку иной подход нарушил бы основополагающие принципы гражданского права — свободы и обязательности договора.

Не согласившись с таким решением, предприниматель обратился в Верховный суд РФ.

Позиция Верховного Суда

ВС РФ отменил постановление кассации, вернув дело на новое рассмотрение в окружной суд.

По мнению суда округа, при отсутствии прямого согласия ответчика на разрешение спора в арбитражном суде иск должен быть оставлен без рассмотрения. Однако содержание п. 5 ч. 1 ст. 148 АПК РФ с такой точкой зрения не согласуется. Вопрос о наличии, действительности и исполнимости третейского соглашения разрешается судом после принятия искового заявления к производству и при условии своевременного заявления, сделанного заинтересованной стороной. Следовательно, вывод суда округа о том, что ответчик должен выразить согласие на рассмотрение дела в арбитражном суде, не соответствует буквальному содержанию приведенной нормы. Первым заявлением компании был отзыв на исковое заявление в августе 2014 г., в котором выражена позиция стороны по существу иска и просьба отказать истцу в удовлетворении требований. Ссылка в отзыве на наличие третейской оговорки, не подкрепленная соответствующей просьбой стороны не рассматривать спор в арбитражном суде, расценивается как отсутствие возражений против такого рассмотрения.

Не учитываются в качестве возражений и последующие заявления ответчика, поскольку закон связывает возможность оставить иск без рассмотрения исключительно с первым заявлением стороны. Поскольку компания не возразила против компетенции арбитражного суда на момент, с которым закон связывает решение вопроса об указанной компетенции, спор необходимо было рассмотреть по существу. Окружной суд, не проверив законность принятых судебных актов и оставив иск без рассмотрения, существенно нарушил нормы процессуального законодательства. ВС РФ решил, что дело должно быть рассмотрено судом кассационной инстанции заново.