4.4. Изменение предмета залога и судьба залога при изменении обеспечиваемого обязательства

С эмиссионными ценными бумагами в течение «их жизни» могут происходить некоторые существенные изменения:

• конвертация ценной бумаги одного вида в ценную бумагу другого вида;

• изменение номинальной стоимости ценной бумаги;

• погашение ценной бумаги или ее замена другим имуществом.

В вышеперечисленных ситуациях с формально-юридической точки зрения имеет место изменение и (или) замена одного имущества другим.

В настоящий момент нормы ГК РФ не предусматривают замены предмета залога, за исключением правил о залоге товаров в обороте[659]. Следовательно, изменение реквизитов заложенной ценной бумаги или замена ее иным имуществом должны квалифицироваться как утрата или гибель заложенного имущества или как прекращение заложенного права.

В данной ситуации у залогодателя появляется право воспользоваться п. 2 ст. 354 ГК РФ, согласно которому, если предмет залога погиб или поврежден либо право собственности на него или право хозяйственного ведения прекращено по основаниям, установленным законом, залогодатель вправе в разумный срок восстановить предмет залога или заменить его другим равноценным имуществом, если договором не предусмотрено иное.

Если залогодержатель не воспользовался данным правом, то залог прекращается, а залогодержатель вправе требовать досрочного исполнения обеспеченного залогом обязательства (ст. 351, 352 ГК РФ).

В качестве одного из вариантов выхода из подобной ситуации стороны, заключая договор залога ценных бумаг, пользуются правом, предоставленным им п. 6 ст. 340 ГК РФ, предусматривающим возможность залога вещей и имущественных прав, которые залогодатель приобретет в будущем. Однако представляется, что «залог ценных бумаг, приобретаемых залогодателем в будущем, возможен только в отношении тех ценных бумаг, выпуск которых прошел государственную регистрацию на момент заключения договора о залоге»[660]. Связано это с тем, что в договоре о залоге ценные бумаги должны быть индивидуализированы как предмет залога.

Сложившаяся ситуация не способствует популярности залога эмиссионных ценных бумаг. В настоящее время в целях предотвращения риска утраты заложенной ценной бумаги кредитор-залогодержатель вынужден отказаться от принятия в залог такой ценной бумаги, в отношении которой предполагаются перечисленные выше события в течение предполагаемого времени существования основного обязательства[661]. Следствием такого подхода является то, что эмиссионные ценные бумаги принимаются в залог для обеспечения лишь краткосрочных обязательств.

Пункт 14 Порядка учета в системе ведения реестра залога именных эмиссионных ценных бумаг и внесения в систему ведения реестра изменений, касающихся перехода прав на заложенные именные эмиссионные ценные бумаги, утвержденного Приказом ФСФР от 05.04.2011 № 11–10/пз-н (далее – Порядок учета залога именных эмиссионных ценных бумаг) предполагает, что в залоговом распоряжении могут быть указаны следующие условия залога:

• залог распространяется на все или на определенное количество ценных бумаг, получаемых залогодателем в результате конвертации заложенных ценных бумаг;

• залог распространяется на определенное количество ценных бумаг определенного вида, категории (типа), серии, дополнительно зачисляемых на лицевой счет зарегистрированного лица – залогодателя (в том числе дополнительных акций).

Тезис о том, что залог сохраняется и при изменении предмета залога, непросто обосновать с точки зрения классического залогового права. Залог рассматривается в качестве права на конкретный объект гражданских прав, определенный в договоре залога. При изменении этого объекта вновь созданный (замененный) объект уже не может считаться заложенным, ведь стороны в договоре залога договорились о том, что выступает обеспечением требования.

Безусловно, в данном случае будет иметь место фикция замены залога имущества на залог права на определенную стоимость. Та часть ценности предмета залога, которая была обособлена в договоре залога при изменении вещи, никуда не исчезает. И если суд может проследить связь между прежней вещью и новой вещью, то основание для того, чтобы считать залог прекращенным, не обнаруживается[662].

При погашении или выкупе ценных бумаг они заменяются денежными средствами (наличными или безналичными). ВАС РФ занял в связи с этим следующую позицию: денежные средства не обладают одним из существенных признаков договора о залоге – возможностью реализации предмета залога, а следовательно, не могут быть предметом залога[663].

Необходимо обратить внимание на то, что истечение срока обращения ценных бумаг не рассматривается судами как гибель предмета залога и основание для прекращения залога.

Так, Тринадцатый ААС в своем постановлении указал, что прекращение залога в связи с истечением срока обращения предмета залога противоречит положениям ст. 352 ГК РФ и ст. 34 Закона РФ «О залоге». Истечение срока обращения облигаций не прекращает права владельца на получение номинальной стоимости. Облигации предоставляют владельцу право на получение номинальной стоимости в предусмотренный срок. Законом предусмотрена ответственность эмитента за несвоевременное погашение облигаций. Перечень обстоятельств, влекущих за собой прекращение залога, установлен статьей 352 ГК РФ. Этот перечень является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию[664].

Весьма острая проблема современного залогового права – сохранение залога при изменении обеспеченного залогом обязательства без одновременного изменения описания обеспеченного обязательства в договоре залога.

До недавнего времени абсолютное большинство судов исходили из того, что в случае внесения сторонами в обеспеченное залогом обязательство каких-либо изменений измененные обстоятельства не должны считаться обеспеченными залогом.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» указано, что в случаях, когда залогодателем является должник в основном обязательстве, условия о существе, размере и сроках исполнения обязательства, обеспеченного залогом, следует признавать согласованными, если в договоре залога имеется отсылка к договору, регулирующему основное обязательство и содержащему соответствующие условия.

Судебная практика довольно строго придерживалась мнения о том, что если залогодатель не является должником по обеспеченному обязательству, то любое изменение обеспеченного договора требует согласования с залогодателем, в противном случае залог признается незаключенной сделкой. Идея о том, что действия должника и кредитора по изменению условия обеспеченного залогом обязательства не должны сказываться на положении залогодателя, находит свое подтверждение в фундаментальном постулате обязательственного права: обязательство не может создавать обязанности для лиц, не участвующих в нем.

Однако согласно п. 13 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 № 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге» изменение размера или срока исполнения обеспеченного залогом обязательства (например, вследствие изменения процентной ставки по кредиту либо изменения срока возврата кредита) по сравнению с тем, как такое условие определено в договоре о залоге, само по себе не является основанием для прекращения залога.

В указанном Постановлении высшая судебная инстанция высказалась в пользу допущения залога с плавающим размером основного обязательства. Так, стороны договора о залоге вправе установить в договоре, что залог обеспечивает обязательство в той сумме, которая будет иметь место к моменту обращения взыскания на предмет залога. Однако необходимо, чтобы в договоре о залоге содержались пределы такого увеличения[665].

При этом необходимо иметь в виду, что в случае, если иное не предусмотрено договором, залог обеспечивает требование в том объеме, какой оно имеет к моменту удовлетворения, в частности, проценты, неустойку, возмещение убытков, причиненных просрочкой исполнения, а также возмещение необходимых расходов залогодержателя на содержание заложенной вещи и расходов по взысканию (ст. 337 ГК РФ).

При этом согласно ст. 337 ГК РФ стороны договора о залоге вправе предусмотреть, что залог обеспечивает не только обязательства, возникающие из договора (например, о возврате кредита и процентов за его пользование), но и требование о возврате полученного (требование о возмещении в деньгах стоимости полученного) по такому договору при его недействительности (п. 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 № 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге»).

Эта позиция высшей судебной инстанции практически сводит на нет излюбленную процессуальную тактику ответчиков по искам об обращении взыскания на предмет залога – признание обеспеченного залогом договора недействительным.

Конференция ЮрКлуба

Внесение изменений в договор ипотеки

Sciatica 25 Май 2005

Коллеги, выскажитесь, пожалуйста, кому какая позиция ближе:

1. ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА

от 4 сентября 2001 года Дело N А05-2363/01-106/23

[Апелляционная инстанция правомерно отклонила довод подателя жалобы о прекращении договора залога, так как с этой даты изменены условия основного обязательства, а дополнительное соглашение к договору об ипотеке, отражающее эти изменения, не было зарегистрировано в установленном порядке]

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе: председательствующего Сергеевой И.В., судей: Михайловской Е.А., Матлиной Е.О., рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Рубойл» на постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Архангельской области от 04.07.2001 по делу N А05-2363/01-106/23 (судьи: Гудков В.К., Сумарокова Т.Я., Бекарова Е.И.), установил:

Открытое акционерное общество «Сберегательный банк Российской Федерации» (далее — Сбербанк РФ) обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Рубойл» (далее — ООО «Рубойл») и закрытому акционерному обществу «Сервис-Инвест-Строй» (далее — ЗАО «Сервис-Инвест-Строй») о взыскании с ООО «Рубойл» 2000 руб. задолженности по кредитному договору от 26.06.2000, в том числе 1000 руб. основного долга и 1000 руб. процентов за пользование кредитом, с обращением взыскания на заложенное имущество по заключенному с ЗАО «Сервис-Инвест-Строй» договору от 26.06.2000 об ипотеке автозаправочных станций NN 4 и 6.

До принятия решения по делу Сбербанк РФ в порядке статьи 37 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации увеличил размер исковых требований до 1813202 руб. 55 коп., в том числе 1679268 руб. 85 коп. основного долга и 133933 руб. 70 коп. неустойки в размере двойной учетной ставки банковского процента за несвоевременный возврат кредита. Истец просил обратить взыскание на заложенную по договору ипотеки автозаправочную станцию N 6.

Решением от 23.05.2001 (судья Гуляева И.С.) с ООО «Рубойл» в пользу Сбербанка РФ взыскано 1679268 руб. 85 коп. основного долга и 133933 руб. 70 коп. неустойки. В обращении взыскания на заложенное имущество отказано в связи с тем, что суд посчитал договор ипотеки незаключенным вследствие отсутствия в нем одного из существенных условий — оценки каждого из объектов недвижимости, являющихся предметом залога.

Читайте так же:  Перевозчик наследие 2018 лицензия

Постановлением апелляционной инстанции от 04.07.2001 решение от 23.05.2001 в части отказа в обращении взыскания на заложенное имущество отменено; взыскание на сумму 1813202 руб. 55 коп. произведено за счет заложенного имущества — автозаправочной станции N 6 — путем продажи его с открытых торгов по начальной продажной цене 4500000 руб. В остальной части решение оставлено без изменения.

ООО «Рубойл» в кассационной жалобе просит отменить постановление апелляционной инстанции и оставить в силе решение суда, считая ошибочным вывод апелляционной инстанции о том, что действующим законодательством не предусмотрена необходимость оценки каждого из объектов, передаваемых в залог, что дополнительное соглашение к договору об ипотеке не требует государственной регистрации, а также усматривая в действиях истца, имеющего возможность получить удовлетворение своих требований путем взыскания денежных средств с поручителя, признаки злоупотребления правом.

Сбербанк РФ в отзыве на жалобу просит оставить постановление апелляционной инстанции без изменения, сообщив, что в настоящее время заемщик исполнил свои обязательства, регистрационная запись об ипотеке погашена по заявлению сторон договора об ипотеке.

Стороны о времени и месте рассмотрения жалобы извещены надлежащим образом, своих представителей в заседание суда не направили, в связи с чем дело рассмотрено в их отсутствие.

Законность постановления апелляционной инстанции проверена в кассационном порядке.

Как следует из материалов дела, между Сбербанком РФ и ООО «Рубойл» заключен кредитный договор от 26.06.2000 N 119/2000 о предоставлении кредита в сумме 3500000 руб. на срок до 09.02.2001 под 30 (тридцать) процентов годовых. Дополнительным соглашением от 09.02.2001 к кредитному договору стороны продлили срок возврата кредита до 25.02.2001 и увеличили размер годовых процентов до 33.

В обеспечение исполнения заемщиком своих обязательств Сбербанк РФ и ЗАО «Сервис-Инвест-Строй» заключили договор об ипотеке автозаправочной станции N 4, расположенной по адресу: г.Архангельск, округ Майская Горка, ул.Дачная, д.51, и автозаправочной станции N 6, расположенной по адресу: г.Архангельск, округ Октябрьский, Талажское шоссе, д.3. Договор об ипотеке нотариально удостоверен и зарегистрирован. В связи с пролонгацией кредитного договора Сбербанк РФ и ЗАО «Сервис-Инвест-Строй» подписали дополнительное соглашение от 15.02.2001, которым условия договора об ипотеке приведены в соответствие с условиями кредитного договора с дополнительным соглашением от 09.02.2001 к нему.

Поскольку заемщик не исполнил свои обязательства надлежащим образом, Сбербанк РФ обратился с требованием о взыскании задолженности по кредитному договору, попросив обратить взыскание на заложенное имущество.

ООО «Рубойл» факт невозврата кредитных средств в полном объеме не отрицало, по размеру исковые требования не оспаривало.

При таких обстоятельствах в соответствии со статьями 309, 348, 819 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 50 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (далее — Закон об ипотеке) апелляционная инстанция правомерно взыскала сумму долга с обращением взыскания на заложенное имущество.

При этом апелляционная инстанция обоснованно признала ошибочным вывод суда первой инстанции о незакпюченности договора об ипотеке ввиду отсутствия в нем условия об оценке предмета ипотеки, поскольку такая оценка содержится в пункте 4.7 договора. Считать данный пункт не соответствующим статье 339 Гражданского кодекса Российской Федерации, статье 9 Закона об ипотеке у суда не имелось оснований. При наличии в договоре об ипотеке всех условий, названных указанными выше законами существенными для данного договора, договор согласно статье 432 Гражданского кодекса Российской Федерации является заключенным.

Апелляционная инстанция также правомерно отклонила довод подателя жалобы о прекращении договора залога с 09.02.2001, так как с этой даты изменены условия основного обязательства, а дополнительное соглашение к договору об ипотеке, отражающее эти изменения, не было зарегистрировано в установленном порядке. Основания прекращения залога перечислены в статье 352 Гражданского кодекса Российской Федерации, содержащийся в ней перечень является исчерпывающим, ни одного из указанных в данной статье обстоятельств установлено не было.
Что касается необходимости государственной регистрации дополнительного соглашения от 15.02.2001 к договору об ипотеке, то, поскольку указанным соглашением изменялись только срок возврата кредита и размер процентов по кредитному обязательству, такой регистрации не требовалось. В соответствии с пунктом 1 статьи 22 Закона об ипотеке регистрационная запись об ипотеке должна содержать сведения о первоначальном залогодержателе, предмете ипотеки и сумме обеспеченного ею обязательства. Дополнительное соглашение от 15.02.2001 не затрагивало перечисленные условия

Таким образом, кассационная инстанция находит обжалуемое постановление соответствующим нормам права и не усматривает оснований для его отмены.

Руководствуясь статьями 175, 177 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа постановил:

Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Архангельской области от 04.07.2001 по делу N А05-2363/01-106/23 оставить без изменения, а кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Рубойл» — без удовлетворения.

2. ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА

от 12 мая 2003 года Дело N А56-25885/02

[Суд отказал банку в удовлетворении требования об обращении взыскания на заложенное имущество, мотивируя это тем, что банком заявлено требование об обращении взыскания на заложенное имущество по обязательствам общества, не обеспеченным залогом]

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе: председательствующего Сосниной О.Г., судей: Изотовой С.В., Чертилиной З.А., при участии в судебном заседании: от ЗАО «АБ «Ольгинский» — Озерова Е.Н. (доверенность от 25.04.2003), Бурмасовой Е.Н. (доверенность от 25.04.2003); от ЗАО «И.К.А.П.» — Томпакова В.А. (доверенность от 19.11.2002), рассмотрев 07.05.2003 в открытом судебном заседании кассационную жалобу ЗАО «АБ «Ольгинский» на постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 11.03.2003 по делу N А56-25885/02 (судьи: Горшелев В.В., Тарасюк И.М., Кожемякина Е.В.), установил:

Закрытое акционерное общество «Акционерный банк «Ольгинский» (далее — Банк) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Ойл трейдинг интернешнл» (далее — Общество) о расторжении соглашения от 18.09.2001 N 116/2001-К об открытии кредитной линии с дополнительными соглашениями к нему, а также о взыскании 1000 руб. задолженности по возврату кредита, 500 руб. процентов за пользование кредитом и 500 руб. пеней за просрочку уплаты процентов.

Определением от 29.10.2002 суд по ходатайству Банка привлек к участию в деле в качестве второго ответчика закрытое акционерное общество «И.К.А.П.» (далее — ЗАО «И.К.А.П.»).

Истец неоднократно изменял исковые требования. До принятия судом решения по делу истец заявил ходатайство об уточнении исковых требований и просил взыскать с Общества 6450000 руб. задолженности по возврату кредита и 779375 руб. 59 коп. процентов за пользование кредитом за период с мая по август 2002 года, а также обратить взыскание на объект недвижимости, заложенный ЗАО «И.К.А.П.» согласно договору залога (ипотеки) от 08.10.2001 N 78 АК 411415.

Решением от 09.12.2002 (судья Серикова И.А.) иск полностью удовлетворен.

Постановлением апелляционной инстанции от 11.03.2003 решение суда изменено. С Общества в пользу Банка взыскано 6450000 руб. задолженности по возврату кредита и 779375 руб. 59 коп. процентов. Решение суда в части обращения взыскания на заложенное имущество и установления начальной продажной цены этого имущества не ниже 6000000 руб. отменено. В иске в этой части отказано.

В кассационной жалобе Банк просит отменить постановление апелляционной инстанции и Оставить в силе решение суда первой инстанции, ссылаясь на неправильное толкование апелляционной инстанцией пункта 1 статьи 339, пункта 1 статьи 432, статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 9 Федерального закона «Об ипотеке», а также на неприменение подлежащих применению статей 207, 348 указанного Кодекса и на нарушение статьи 54 Федерального закона «Об ипотеке».

В отзыве на кассационную жалобу ЗАО «И.К.А.П.» просит оставить постановление апелляционной инстанции без изменения, считая его законным и обоснованным, а жалобу — без удовлетворения.

По правилам статей 123, 124 Арбитражного процессуального кодекс Российской Федерации Общество считается извещенным надлежащим образом о времени и месте слушания дела. В судебное заседание Общество своих представителей не направило. В связи с изложенным жалоба рассмотрена в их отсутствие.

В судебном заседании представители Банка поддержали кассационную жалобу и подтвердили изложенные в ней доводы. Представитель ЗАО «И.К.А.П.» поддержал доводы, изложенные в отзыве на кассационную жалобу.

Проверив законность обжалуемого судебного акта, кассационная инстанция не находит оснований для его отмены.

Как следует из материалов дела, 18.09.2001 между Банком и Обществом заключено соглашение N 116/2001-К об открытии кредитной линии с лимитом кредитования 6450000 руб. за плату 21% годовых со сроком действия кредитной линии до 14.03.2002. Согласно пункту 6.3.2 соглашения Банк имеет право досрочно взыскать с заемщика в безакцептном порядке задолженность по кредиту, начисленным процентам и пеням в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения заемщиком своих обязательств по соглашению. Дополнительным соглашением от 14.03.2002 N 1 к соглашению стороны продлили срок погашения кредита до 13.09.2002.

В целях обеспечения исполнения Обществом обязательств по названному соглашению об открытии кредитной линии между Банком (залогодержатель) и ЗАО «И.К.А.П.» (залогодатель) заключен договор залога (ипотеки) от 08.10.2001 N 78 АК 411415, по условиям которого залогодатель передает в залог залогодержателю объект недвижимости, а именно: нежилое помещение N 16-н площадью 308,9 кв.м (кадастровый N 78:5542:0:3:2), расположенное на первом этаже дома 60, литер А, корпус 1 по Светлановскому проспекту в Санкт-Петербурге.

Как утверждает Банк, Общество не исполнило свои обязательства по соглашению об открытии кредитной линии по своевременной уплате процентов за пользование кредитом.

Названные обстоятельства, а также наличие заключенного договора залога (ипотеки) послужили основанием для предъявления настоящего иска.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения представителей Банка, ЗАО «И.К.А.П.» и обсудив доводы жалобы, кассационная инстанция не находит оснований не согласиться с постановлением апелляционной инстанции и считает его полностью соответствующим материалам дела, действующему законодательству.

Факт предоставления Банком кредита в сумме 6450000 руб. и наличие со стороны заемщика просрочки уплаты процентов за пользование кредитом за период с мая по июнь 2002 года подтверждаются материалами дела и Обществом не оспариваются. Возражений по расчету заявленных требований ответчиками не представлено. При таких обстоятельствах суд обеих инстанций правомерно и обоснованно удовлетворил требование о взыскании с Общества задолженности по возврату кредита и уплате процентов за пользование кредитом в полном объеме. Принятые по делу судебные акты в этой части сторонами не обжалованы.

Читайте так же:  Выходное пособие при сокращении должности

Вместе с тем апелляционная инстанция правомерно отказала Банку в удовлетворении требования об обращении взыскания на заложенное имущество.

В силу пункта 1 статьи 339 Гражданского кодекса Российской Федерации существенными условиями договора о залоге являются предмет залога и его оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом, а также условие о том, у какой из сторон находится заложенное имущество. Аналогичные положения содержатся в пункте 1 статьи 9 Федерального закона «Об ипотеке».

Кроме того, пунктом 4 статьи 9 названного Закона установлено, что обязательство, обеспечиваемое ипотекой, должно быть названо в договоре об ипотеке с указанием его суммы, основания возникновения и срока исполнения. В тех случаях, когда это обязательство основано на каком-либо договоре, должны быть указаны стороны этого договора, дата и место его заключения.

Таким образом, указания в договоре залога о содержании, объеме и сроке исполнения обеспечиваемого обязательства, определенных основным договором, должны полностью соответствовать этому договору.
В соответствии с пунктом 1 статьи 348 Гражданского кодекса Российской Федерации взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований залогодержателя (кредитора) может быть обращено в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обеспеченного залогом обязательства по обстоятельствам, за которые он отвечает.

Соглашением об открытии кредитной линии установлен срок погашена выданного кредита — 14.03.2002. Аналогичное указание содержится в договоре залога (ипотеки) со ссылкой на соглашение об открытии кредитной линии (пункт 1.1 договора).

Дополнительным соглашением от 14.03.2002 N 1 к соглашению об открытии кредитной линии Банк и Общество продлили срок погашения кредита до 13.09.2002. Согласно пункту 1 статьи 453 Гражданского кодекса Российской Федерации при изменении договора обязательства сторон сохраняются в измененном виде.

Между тем в деле не имеется и сторонами не представлено доказательств того, что Банк и ЗАО «И.К.А.П.» в установленном законом порядке (статьи 452, 339 Гражданского кодекса Российской Федерации) внесли в договор залога (ипотеки) соответствующие изменения, касающиеся установления нового срока исполнения обязательств по кредитному соглашению и указания на дополнительное соглашение от 14.03.2002 N 1 к этому соглашению.
С учетом изложенного следует признать, что Банком заявлено требование об обращении взыскания на заложенное ЗАО «И.К.А.П.» имущество по обязательствам Общества, не обеспеченным залогом.
При таких обстоятельствах апелляционная инстанция правомерно и обоснованно отказала Банку в удовлетворении названного требования.

Кроме того, в договоре залога (ипотеки) стороны указали инвентаризационную стоимость предмета залога, которая составляет 1262797 руб. Какие-либо доказательства, свидетельствующие о том, что рыночная стоимость заложенного объекта недвижимости составляет 6000000 руб., в материалах дела отсутствуют и сторонами не представлены. В мотивировочной и резолютивной частях решения содержатся противоречия, касающиеся размера начальной продажной цены заложенного имущества. При таких обстоятельствах апелляционная инстанция обоснованно указала на нарушения, допущенные судом первой инстанции при определении начальной продажной цены заложенного имущества.

Доводы подателя жалобы являются несостоятельными и не могут быть приняты кассационной инстанцией, поскольку в принятом постановлении апелляционной инстанции отсутствуют выводы о прекращении залога либо о незаключенности договора залога. Таким образом, доводы Банка не находят подтверждения в материалах дела и не основаны на действующем законодательстве.

Нарушений или неправильного применения судом апелляционной инстанции норм процессуального права, которые привели или могли привести к принятию неправильного постановления, либо норм материального права кассационная инстанция не усматривает. При таких обстоятельствах оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного акта и удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

Руководствуясь статьями 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа постановил:

Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 11.03.2003 по делу N А56-25885/02 оставить без изменения, а кассационную жалобу закрытого акционерного общества «Акционерный банк «Ольгинский» — без удовлетворения.

По моему, с точки зрения буквального толкования закона мнение о том, что законом не предусмотрено прекращение залога в случае изменения обеспечиваемого обязательства более обосновано. Однако, если исходить из здравого смысла, то очевидно, что эта позиция не совсем отвечает потребностям гражданского оборота, так как обеспечение залогом измененного обязательства в полном объеме явно противоречит интересам залогодателя. Особенно это очевидно, к примеру, когда залогодатель и должник — разные лица.

Реформа ГК РФ: залог по новым правилам

Институт залога менялся уже три раза за последние пять лет. В 2009 году в связи с пиком финансового кризиса резко выросло количество должников по кредитам, и банки еще более активно начали обращаться в суды за взысканием заложенного имущества. Эксперты отмечают, что именно в этот период институт залога показал себя не с лучшей стороны: договоры оспаривались, признавались недействительными, а процедуры обращения взыскания на заложенное имущество затягивались. Законодатель был вынужден отреагировать на сложившуюся ситуацию, и вскоре был принят закон, который внес изменения в ГК РФ и другие нормативные акты в части залога (Федеральный закон от 30 декабря 2008 г. № 306-ФЗ). Поправки начали действовать с 11 января 2009 года.

Одним из самых заметных изменений было введение института внесудебного обращения взыскания на предмет залога. Этот институт позволяет кредитору обращать взыскание на заложенное имущество без участия суда посредством направления должнику уведомления о намерении обратить взыскание. Однако практика, которая сложилась после внесения поправок, показала, что эта модель работает только при желании должника сотрудничать с кредитором либо при нахождении заложенного имущества у кредитора. Кроме того, в целях обеспечения передачи должником заложенного имущества во внесудебном порядке была введена исполнительная надпись нотариуса. Такая надпись подтверждает факт неисполнения должником обязательства и является основанием для обращения к судебному приставу-исполнителю. Процедура нотариальной исполнительной надписи тоже себя проявила не с лучшей стороны: кредиторы практически не обращались за ее получением. Вероятно, это связано со стоимостью услуги совершения исполнительной надписи, которая составляет 0,5% от взыскиваемой суммы, но не более 20 тыс. руб. (подп. 19 п. 1 ст. 333.24 НК РФ).

С целью повысить популярность применения нотариусами исполнительной надписи был принят Федеральный закон от 6 декабря 2011 г. № 405-ФЗ. Этот документ ввел процедуру, которую можно условно назвать «нотариальное внесудебное обращение взыскания»: при совершении исполнительной надписи на договоре о залоге или закладной нотариус должен предложить залогодателю исполнить обеспеченное залогом обязательство, направив ему уведомление. Однако существенных изменений это не повлекло, поскольку процедура нотариального удостоверения договора залога остается достаточно дорогой.

В рамках реформы ГК РФ законодатель вернулся к совершенствованию института залога и принял закон, о практике применения которого и пойдет речь в данной статье (Федеральный закон от 21 декабря 2013 г. № 367-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации»; далее – Закон № 367-ФЗ). Новые правила вступили в силу с 1 июля 2014 года.

Залог: право или договор?

Вопрос о природе залога, а именно о том, является ли залог вещным правом или обеспечительным договором, имеет важное практическое значение. Например, лицо зарегистрировало ипотеку на объект незавершенного строительства. Когда долг был просрочен и кредитор приступил к обращению взыскания, выяснилось, что объект незавершенного строительства уже сдан и представляет из себя многоэтажный жилой дом. Если залог – это договор, то предметом договора был объект незавершенного строительства, которого больше нет. Значит, договор уже не действует, а с ним прекратился и залог.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

О позиции Экономической коллегии ВС РФ относительно судьбы залога после того, как его предмет прекратил существование, читайте в нашем материале Не залогом единым, или Взгляд ВС РФ на судьбу ипотеки после банкротства застройщика.

Именно такой точки зрения придерживались суды до того момента, пока в конце января 2005 года ВАС РФ не издал Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с договором об ипотеке. Согласно п. 1 этого документа, если предметом ипотеки являлся объект незавершенного строительства, то по окончании его строительства ипотека сохраняет силу, и ее предметом является здание (сооружение), возведенное в результате завершения строительства. Таким образом, ВАС РФ подтвердил, что залог – это вещное право или право на ценность вещи, а значит, он следует за вещью.

«Я подозреваю, что разработчики Закона № 367-ФЗ держали в голове, что залог – это вещное право, потому что решения, которые реализованы в ГК РФ, основаны на этом факте», – комментирует партнер юридической фирмы «Пепеляев Групп», член рабочей группы по подготовке реформы ГК РФ Роман Бевзенко. Действительно, данный принцип нашел отражение в новой редакции ГК РФ, например, в ст. 334-345 ГК РФ, о которых пойдет речь ниже.

Залог как право на ценность вещи

Залог, будучи правом на ценность вещи, следует за ней (ст. 334-345 ГК РФ). Все объекты, которые могут возникнуть в результате изменений этой вещи или после ее утраты, будут считаться находящимся в залоге. Этот принцип можно вывести из правил п. 2 ст. 334 ГК РФ, согласно которым залогодержатель имеет преимущественное право удовлетворения обеспеченного залогом требования не только за счет самого предмета залога, но также за счет:

  • страхового возмещения за утрату или повреждение заложенного имущества;
  • причитающегося залогодателю возмещения, предоставляемого взамен заложенного имущества;
  • причитающихся залогодателю или залогодержателю доходов от использования заложенного имущества третьими лицами;
  • имущества, причитающегося залогодателю при исполнении третьим лицом обязательства, право требовать исполнения которого является предметом залога.
Читайте так же:  Бланк заявление о выдаче паспорта нового поколения doc

На практике это можно проиллюстрировать самыми разнообразными ситуациями. Например, при утрате застрахованного автомобиля, находящегося в залоге, залоговое право переходит на деньги, которые залогодатель получит от страховщика в качестве страхового возмещения. Если выплата еще не была произведена, залогодержатель, по логике внесенных поправок, имеет право обратиться в страховую компанию и получить страховую сумму на свое имя – при этом залогодатель (страхователь, бывший собственник автомобиля) страховую сумму не получает.

Аналогично, если муниципалитет изымает для муниципальных нужд участок, находящийся в залоге: право на компенсацию в этом случае возникает не только у залогодателя, но и у залогодержателя. Можно, таким образом, сделать вывод, что залог, в отличие от права собственности, продолжает существовать и после гибели вещи, которая являлась его предметом.

Нормы ГК РФ vs закон об ипотеке

В п. 4 ст. 334 ГК РФ указано, что к залогу недвижимого имущества (ипотеке) применяются правила ГК РФ о вещных правах, а в части, не урегулированной указанными правилами и законом об ипотеке, – общие положения о залоге. Правила ГК РФ о вещных правах еще не приняты, а значит, в настоящий момент к залогу недвижимого имущества должны применяться нормы закона об ипотеке. При этом после реформирования ГК РФ изменения в данный закон внесены не были.

Поэтому появилось следующее противоречие. До 1 июля 2014 года ГК РФ определял, что в договоре залога должны быть указаны предмет залога, а также существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом (п. 1 ст. 339 ГК РФ в предыдущей редакции), то есть существовал жесткий стандарт описания обеспечения долга. Данное требование дословно совпадало с правилом ч. 1 ст. 9 закона об ипотеке.

Сегодня п. 1 ст. 339 ГК РФ содержит следующую норму: если в договоре залога имеется отсылка к другому договору, из которого возникло или возникнет в будущем обеспечиваемое обязательство, условия основного обязательства считаются согласованными.

Таким образом, остается неясным, можно ли, например, в договоре об ипотеке не указывать предмет залога, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом, а лишь сослаться на кредитный договор, из которого можно узнать все эти данные? С одной стороны, в самом ГК РФ прописано, что к залогу недвижимого имущества должны применяться нормы закона об ипотеке. Исходя из буквального толкования, а также правил о соотношении норм общих и специальных законов, следует, что применению подлежит норма специального закона, то есть закона об ипотеке. С другой стороны, данное правило противоречит замыслу поправок, центральными идеями которых были либерализация залоговых сделок, требований к содержанию договоров залога, режима последующего залога.

ПОЛЕЗНЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ

Ознакомиться с внесенными изменениями в ГК РФ можно в системе ГАРАНТ. Для этого откройте кодекс, затем на панели инструментов выберите «Изменения в документе», а в нем – «Обзор изменений документа».

По мнению Романа Бевзенко, изначально норма ч. 1 ст. 9 закона об ипотеке не задумывалась как специальная, а лишь повторила положения, уже содержащиеся в ГК РФ. Поскольку позже законодатель изменил общее регулирование, с которого и была скопирована специальная норма, то и применяться она теперь не должна. «Особенность реформы гражданского законодательства состоит в том, что сначала меняется сам ГК РФ, а затем в соответствие с ним будут приводиться нормы специального законодательства. Поэтому и возникло описанное выше противоречие. Однако не стоит забывать о существовании принципа устранения конфликта норм, согласно которому закон поздний сильнее закона раннего. Я считаю, что именно этот принцип и должен использоваться в данном случае, хотя регистрирующие органы вряд ли со мной согласятся», – комментирует Роман Бевзенко.

Залог будущей вещи

В предыдущей редакции ГК РФ было указано, что залогодателем вещи может быть ее собственник либо лицо, имеющее на нее право хозяйственного ведения (ст. 335 ГК РФ). Залог будущей вещи применялся лишь в отношении урожая. Теперь договором залога или федеральным законом может быть предусмотрен залог имущества, которое залогодатель приобретет в будущем (п. 2 ст. 336 ГК РФ). Например, если гражданин заказал за границей крупную партию товара, доставка которой займет несколько недель или даже месяцев, он может заложить это имущество банку еще до момента его получения. В этом случае полученный товар будет считаться обремененным залогом.

«Раньше суды считали, что если на момент подписания договора о залоге лицо не являлось собственником заложенной вещи, даже если речь шла о залоге будущего урожая, то такой договор должен признаваться недействительным. Мне кажется, что этот подход был очень поверхностным. К счастью, теперь заключить договор о залоге сможет и лицо, которое собственником не является», – рассказывает Роман Бевзенко.

По мнению адвоката Андрея Безрядова, такая конструкция призвана стимулировать финансирование крупных сделок, развивать долгосрочное планирование бизнеса. «Появление залога будущей вещи связано с необходимостью привлечения кредитного обеспечения при реализации масштабных проектов», – отмечает эксперт.

Добросовестный залогодержатель

Реформа ГК РФ решила вопрос защиты добросовестного залогодержателя. Еще в 2011 году Пленум ВАС РФ в своем Постановлении указал, что не может быть обращено взыскание на заложенное движимое имущество, возмездно приобретенное у залогодателя лицом, которое не знало и не должно было знать о том, что приобретаемое им имущество является предметом залога (п. 25 Постановления Пленума ВАС РФ от 17 февраля 2011 г. № 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге»). В данной ситуации приобретатель вещи, находящейся в залоге, не признается залогодержателем.

При реформировании ГК РФ законодатель закрепил аналогичную норму в п. 2 ст. 335 ГК РФ. Если вещь передана в залог залогодержателю лицом, которое не являлось ее собственником или иным образом не было надлежаще управомочено распоряжаться имуществом, о чем залогодержатель не знал и не должен был знать (добросовестный залогодержатель), собственник заложенного имущества имеет права и несет обязанности залогодателя, предусмотренные действующим законодательством (п. 2 ст. 335 ГК РФ). Однако это правило не распространяется на переданную в залог вещь, которая до этого была утеряна или похищена, либо иным путем выбыла из владения помимо воли владельца.

Как подытожил Андрей Безрядов, после внесенных изменений ограничились права собственника, у которого помимо его воли возникли права залогодателя по отношению к имуществу, находящемуся у добросовестного залогодержателя.

Реестр уведомлений о залоге

Если существует принцип добросовестности залогодержателя, то у залогодержателя должна быть возможность «опубличить» залог, то есть сделать данные о залоге той или иной вещи открытыми. Для этого законодатель ввел реестр уведомлений о залоге. Реестр уведомлений о залоге движимого имущества находится в открытом доступе и ведется в порядке, установленном законодательством о нотариате (ст. 103.1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате). Поиск информации, содержащейся в реестре уведомлений о залоге, осуществляется по регистрационному номеру уведомления, идентификаторам объекта и данным залогодателя. Регистрация залога также происходит с использованием данного реестра.

В результате поправок можно говорить о двух видах регистрации залога. Первую из них можно условно назвать правоустанавливающей. При правоустанавливающей регистрации залог возникает с момента такой регистрации, то есть после внесения записи в реестр уведомлений о залоге. Правоустанавливающей регистрация является тогда, когда носит обязательный характер – например, при залоге недвижимости, исключительных прав, доли в обществе с ограниченной ответственностью и некоторых видов ценных бумаг (п. 1 ст. 339.1 ГК РФ).

Второй вид регистрации можно условно назвать правоподтверждающей (учетной). Она не является обязательной и лишь подтверждает право залога. При желании прибегнуть к правоподтверждающей регистрации залогодержателю придется обратиться к нотариусу, чтобы тот разместил уведомление о залоге в едином реестре уведомлений о залоге движимого имущества. Таким образом, при регистрации этого вида залог возникает до момента внесения записи в единый реестр.

Залог всего имущества

С 1 января 2015 года исчезнет необходимость описывать все имущество, находящееся в залоге у предпринимателей. Норма п. 2 ст. 339 ГК РФ дает возможность описывать предмет такого залога любым способом, позволяющим идентифицировать имущество в качестве предмета залога на момент обращения взыскания, в том числе путем указания на залог всего имущества залогодателя или определенной части его имущества либо на залог имущества определенных рода или вида. Например, договоре о залоге может содержать такую фразу: «Залогом является все имущество, принадлежащее залогодателю на праве собственности на момент заключения настоящего договора».

Очевидно, что данная конструкция снизит вероятность оспаривания залога со стороны недобросовестных должников. Между тем, у этой новеллы есть и недостатки. «При всей моей любви к кредиторам и нелюбви к должникам, которые не исполняют обязательства, мне кажется, что законодатель поторопился с закреплением данной нормы, – заявляет Роман Бевзенко. – Эта любопытная конструкция, которую можно условно назвать «тотальным залогом», опасна для обычных граждан. Например, вы покупаете в магазине кефир, даже не догадываясь, что весь товар в этом магазине заложен банку «Добрый». Теперь после покупки кефира вы не сможете его выпить, поскольку напиток будет являться предметом залога, а если все же выпьете, то совершите деликт, за что вам придется ответить по всей строгости закона».

Действительно, едва ли, отправляясь в магазин, покупатели будут каждый раз проверять, не находится ли товар данного продавца в залоге. Именно поэтому в зарубежной практике существует специальное изъятие из ответственности для потребителей, однако в ГК РФ такой нормы нет.

Не стоит путать залог всего имущества с залогом товаров в обороте. Залог товаров в обороте – это обеспечительная конструкция, которая устанавливает приоритет при удовлетворении требований кредитора (ст. 357 ГК РФ). Залог всего имущества не только дает залогодержателю приоритет перед другими кредиторами, но и обеспечивает любые долги, которые могут возникнуть между кредитором и должником.