Энциклопедия решений. Передача права (требования) по неисполненному договору, а также несуществующего права (требования) и права (требования), в отношении которого есть спор

Передача права (требования) по неисполненному договору, а также несуществующего права (требования) и права (требования), в отношении которого есть спор

По смыслу п. 1 ст. 382, п. 2 ст. 390 ГК РФ на момент перехода к цессионарию права (требования) к должнику это право должно быть существующим, в противном случае цессионарий не сможет его реализовать. Другими словами, для того, чтобы уступить право по обязательству, цедент сам должен обладать этим правом.

На практике невозможность для цессионария осуществить уступленное ему в порядке цессии право может быть связана с различными обстоятельствами. В частности, право по обязательству может не существовать вовсе (не возникнуть изначально, либо прекратиться по основаниям, предусмотренным законом), либо оно является существующим, однако не может быть реализовано цессионарием вследствие ненадлежащего исполнения первоначальным кредитором (цедентом) своих обязанностей перед должником.

Судебная практика подчеркивает, что реализация цессионарием права (требования) в отношении должника может зависеть от надлежащего исполнения цедентом основного обязательства. Например, цессионарий не приобретает право требовать передачи ему жилого помещения по договору соинвестирования, если цедент не исполнил свои обязательства перед инвестором по оплате стоимости подлежащей передаче квартиры (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 16.12.2008 N А11-9212/2007-К1-13/56). Цессионарий не приобретает право требовать возврата предварительной оплаты товара, если условия предъявления такого требования в соответствии с договором, заключенным между цедентом (покупателем) и поставщиком, не наступили (постановление Семнадцатого ААС от 04.09.2006 N 17АП-430/2006-ГК). Право требовать от должника (покупателя) оплаты товара не может перейти к цессионарию, если цедент (поставщик) ему этот товар не поставил (постановление ФАС Северо-Западного округа от 24.02.2005 N А05-875/04-3).

В судебной практике можно встретить различные правовые подходы к вопросу о последствиях для сделки цессии того обстоятельства, что первоначальный кредитор уступил право требования, не возникшее вследствие того, что он не выполнил встречного обязательства перед должником. В некоторых случаях при таких обстоятельствах суды признают договор цессии недействительным на основании ст. 168 ГК РФ (постановление ФАС Северо-Западного округа от 11.01.2008 N А52-4377/2006)*(1).

Однако высшей судебной инстанцией сформулирована иная правовая позиция. Недействительность требования, переданного на основании соглашения об уступке права (требования), не влечет недействительности этого соглашения. В случае недействительности такого требования цессионарий вправе привлечь цедента к ответственности на основании ст. 390 ГК РФ как не исполнившего свою обязанность по передаче новому кредитору права (требования), основанную на договоре цессии. Под недействительным при этом понимается и несуществующее требование (п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 (далее — Информационное письмо N 120), постановление Первого ААС от 23.05.2008 N 01АП-1402/08).

В случае, если первоначальный кредитор не исполнил надлежащим образом встречное обязательство перед должником, у последнего возникает право выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора, если основания для таких возражений возникли к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору (ст. 386 ГК РФ). В частности, требование об оплате работ, выполненных по договору подряда, перешедшее к новому кредитору, может быть нереализуемо вследствие того, что первоначальный кредитор (подрядчик) выполнил работу с отступлением от установленных договором требований. При этом, поскольку предметом договора цессии является только уступка права (требования), но не перевод долга, цедент не освобождается от своих обязанностей по договору перед должником. Последний вправе предъявлять требования, связанные с ненадлежащим исполнением договора к цеденту, но не к цессионарию. Цессионарий же вправе после устранения недостатков цедентом вновь обраться к должнику с требованием исполнить его обязательство. Кроме того, поскольку устранение препятствий в реализации требования к должнику зависит от цедента, цессионарий вправе привлечь его к ответственности на основании ст. 390 ГК РФ (п. 7 Информационного письма N 120).

Допустимость уступки права (требования) не зависит от того, имеет ли оно бесспорный характер. Наоборот, закрепляя право должника на заявление возражений против требований нового кредитора, которые он имел против первоначального кредитора по основаниям, возникшим до момента получения уведомления об уступке, гражданское законодательство (ст. 386 ГК РФ) исходит из допустимости наличия спора относительно уступленного права. Другими словами, договор цессии признается заключенным даже в том случае, если относительно уступаемого права существует спор (п. 8 Информационного письма N 120, постановление ФАС Поволжского округа от 31.07.2012 N Ф06-5815/12).

*(1) При рассмотрении споров по сделкам, совершенным до 01.09.2013, суды в соответствующих случаях исходили из того, что такие сделки являются ничтожными, то есть, недействительными независимо от признания их таковыми судом. С 01.09.2013 вступил в силу Федеральный закон от 07.05.2013 N 100-ФЗ (далее — Закон N 100-ФЗ), который внес изменения в ряд положений ГК РФ, в том числе в статью 168. Новая редакция ст. 168 ГК РФ предусматривает, что по общему правилу сделка, нарушающая требования закона или иных нормативных правовых актов, является оспоримой и квалифицируется как ничтожная лишь в случае, если она посягает на публичный порядок или нарушает права и законные интересы третьих лиц. Пункт 6 ст. 3 Закона N 100-ФЗ предусматривает, что нормы ГК РФ в редакции этого федерального закона об основаниях и о последствиях недействительности сделок (в том числе статья 168) применяются к сделкам, совершенным после дня его вступления в силу.

Закон о передаче прав требования

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Уступка права требования банком по кредитному договору

Отношение к возможности уступки банком прав кредитора по кредитному договору коллекторским агентствам у Верховного Суда РФ и Высшего арбитражного суда РФ разное. ВАС РФ занимает позицию, согласно которой, действующее законодательство не содержит запрета для банков уступать право требования третьим лицам (коллекторским агентствам). Верховный Суд считает, что такая уступка возможна лишь с согласия заемщика-потребителя, т.е. возможность уступки права требования должна быть согласована в кредитном договоре.

В п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации», было указано следующее:

Уступка банком прав кредитора по кредитному договору юридическому лицу, не являющемуся кредитной организацией, не противоречит законодательству.

Действующее законодательство не содержит норм, запрещающих банку уступить права по кредитному договору организации, не являющейся кредитной и не имеющей лицензии на занятие банковской деятельностью. Уступка требований по кредитному договору не относится к числу банковских операций, указанных в статье 5 Федерального закона «О банках и банковской деятельности». Из названной нормы следует обязательность наличия лицензии только для осуществления деятельности по выдаче кредитов за счет привлеченных средств. По смыслу данного Закона с выдачей кредита лицензируемая деятельность банка считается реализованной. Ни Закон, ни статья 819 ГК РФ не содержат предписания о возможности реализации прав кредитора по кредитному договору только кредитной организацией.

В п. 16 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 146 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров«, ВАС РФ подтвердил вышеизложенную позицию, приведены следующие доводы.

Уступка банком лицу, не обладающему статусом кредитной организации, не исполненного в срок требования по кредитному договору с заемщиком-гражданином не противоречит закону и не требует согласия заемщика. Требование возврата кредита, выданного физическому лицу по кредитному договору, не относится к числу требований, неразрывно связанных с личностью кредитора. Согласно статье 382 ГК РФ для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором, при этом в законодательстве Российской Федерации отсутствует норма, которая бы устанавливала необходимость получения согласия заемщика-гражданина на уступку кредитной организации требований, вытекающих из кредитного договора. При уступке требования по возврату кредита (в том числе и тогда, когда цессионарий не обладает статусом кредитной организации) условия кредитного договора, заключенного с гражданином, не изменяются, его положение при этом не ухудшается (статьи 384 и 386 ГК РФ), гарантии, предоставленные гражданину-заемщику законодательством о защите прав потребителей, сохраняются. Уступка требований, вытекающих из кредитного договора, не нарушает нормативных положений о банковской тайне (статья 26 Закона о банках), так как в соответствии с частью 7 данной статьи цессионарий, его должностные лица и работники обязаны хранить ставшую им известной информацию, составляющую банковскую тайну, и эти лица несут установленную законом ответственность за ее разглашение (в том числе и в виде обязанности возместить заемщику причиненный разглашением банковской тайны ущерб).

С указанной позицией ВАС РФ не согласился Роспотребнадзор и в письме от 02.11.2011 N 01/13941-1-32 «Об отдельных аспектах правоприменительной практики по привлечению банков к административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей (в связи с информационным письмом Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 146)» достаточно мотивированно указал, что передача банком права требования долга с заемщика (тем более при наличии спора о наличии долга между первоначальным кредитором и заемщиком) различным небанковским организациям, а в первую очередь в качестве таковых сегодня выступают так называемые коллекторские агентства, не основана на ныне действующих нормах права.

В письме довольно убедительно звучат доводы о том, что личность кредитора как раз-таки очень важна для заемщика-потребителя.

В 2012 году по вопросу уступки банками прав кредитора по кредитному договору коллекторским агентствам высказался и Верховный Суд РФ. Позиция Верховного Суда РФ не совпала с позицией ВАС РФ. В п. 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», указано, что разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.

Читайте так же:  Договор дарения доли квартиры санкт-петербург

Таким образом, если в кредитном договоре согласовано условие о возможности банка уступить право коллекторскому агентству, то соглашение об уступке права будет соответствовать закону.

Судебная практика судов общей юрисдикции в настоящее время (в целом) складывается в соответствии с разъяснениями Верховного Суда РФ.

Судебная практика

Например, суд первой инстанции, руководствуясь ст. 388 ГК РФ, а также разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 года N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», пришел к выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований, поскольку ООО Управляющая компания . не имеет лицензию на осуществление банковской деятельности, кредитным договором не предусмотрено право кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, а передача права требования по обязательствам, вытекающим из кредитных договоров, заключенных с физическими лицами организации, не имеющей лицензии на осуществление банковской деятельности не отвечает требованиям законодательства.

Данный вывод суда первой инстанции судебная коллегия находит законным и обоснованным.

Сделка, в результате которой стороной кредитного договора на стороне кредитора становится лицо, не имеющее лицензии на право осуществления банковской деятельности, не соответствует требованиям Закона.

Кроме того, вступление гражданина в заемные отношения с организацией, имеющей лицензию на осуществление банковской деятельности, означает, что личность кредитора имеет для должника существенное значение.

Следовательно, уступка Банком своих прав требования третьему лицу, не равноценному Банку (иной кредитной организации) по объему прав и обязанностей в рамках лицензируемого вида деятельности, в соответствии с п. 2 ст. 388 ГК РФ, допускается только с согласия должника (извлечение из определения Санкт-Петербургского городского суда от 25.02.2013 N 33-2819/13)

К аналогичным выводам о возможности уступки права требования банком пришел суд другого региона, указав, что кредитный договор, заключенный АКБ «РОСБАНК» (ОАО) и М., не содержит оговорки о праве кредитора уступить право требования по договору лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности:

В п. 5.4.2 Условий предоставления нецелевых кредитов на неотложные нужды (л.д. 8 — 10) стороны согласовали лишь право банка передать полностью или частично свои права требования по кредитному договору третьему лицу с последующим уведомлением клиента об этом факте, в связи с чем доводы заявителя о предоставлении банку права уступить право требования по договору третьим лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, не соответствуют буквальному толкованию указанного условия кредитного договора по правилам ст. 431 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Вступление гражданина в договорные правоотношения с организацией, имеющей лицензию на осуществление банковской деятельности, означает, что личность кредитора имеет для должника существенное значение (ст. 388 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Между тем доказательств наличия у ООО «Управляющая компания Траст» лицензии на право осуществления банковской деятельности в материалах дела не имеется.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу о том, что договор уступки права требования является ничтожной сделкой, противоречащей положениям Закона Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей», а соответственно, отсутствуют и законные основания для осуществления процессуального правопреемства на стороне взыскателя в исполнительном производстве о взыскании с М. задолженности по кредитному договору (Апелляционное определение Томского областного суда от 12.02.2013 по делу N 33-535/2013)

По другому делу, суд также признал уступку права требования по кредитному договору недействительной ввиду отсутствия согласования между банком и заемщиком условия договора, в соответствии с которым банк имеет права уступать право требования третим лицам:

Истица просила суд признать уступку права требования по кредитному договору банка к коллекторскому агентству недействительной.

В данной части требования удовлетворены по следующим основаниям.

Учитывая изложенные представителем коллекторского агентства обстоятельства об отсутствии у последнего лицензии на право осуществления банковской деятельности, а так же разъяснения, содержащиеся в пункте 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», где указано, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении, то требования заемщика (истца) в части признания уступки права требования по кредитному договору недействительной, являются обоснованными и подлежащими удовлетворению (Апелляционное определение Ленинского районного суда г. Курска от 14 сентября 2012 года по делу №11-290/8-2012)

Вернуться к обзору судебной практики : Возврат банковских комиссий по кредитному договору, куда вошли следующие статьи:

Законность отдельных видов банковских комиссий:

Уступка требования

Уступка требования — это передача кредитором принадлежащего ему права требования другому лицу на основании закона. По российскому праву уступка требования недопустима, если требование непосредственно связано с личностью кредитора (напр. право на алименты). Не допускается уступка требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина.

Договор уступки требования

Договором уступки требования является любой договор, в той или иной форме передающий другому лицу право на что-либо.Есть множество видов такого рода договоров, например:

  • Договор уступки финансового требования. В таком случае кредитор передает третьему лицу право получить долг в счет каких-либо взаимных расчетов.
  • Договор на право использования товарного знака. Без подобного договора использовать чужой товарный знак — незаконно.
  • Передача авторских прав. Именно на договорах уступки авторских прав сейчас основываются отношения между писателями и издательствами, исполнителями и звукозаписывающими фирмами.

Договор договор уступки права требования (цессии) относится к особым договорам. Договор цессии является возмездным, консенсуальным и двусторонним. Как правило, договор уступки требований используется в том случае, когда стороны заинтересованы в переходе прав. Согласно условиям договора цессии права или требование кредитора, именуемого цедентом, переходят другому участнику договора – цессионарию. Целью заключения данного договора является отказ кредитора от принадлежащих ему в отношении должника прав и их передача другому лицу.

Законодательством не предусмотрено никаких ограничений правового статуса участников договора цессии. Договор уступки требований в качестве своего предмета определяет право требования или обязательственное право. Договор цессии может быть как безвозмездным, так и возмездным формы. Ввиду того, что законодательство не регулирует цену данного договора, оплата уступаемого право требования определяется условиями договора.

В соответствии с требованиями законодательства договор цессии должен быть составлен в письменной форме, при этом он может быть нотариально заверен. Помимо этого, уступка требования, которая выполняется в отношении подлежащей государственной регистрации сделке, должна регистрироваться в установленном законом порядке.

Договор уступки права требования, разновидность договора, по которому покупаются квартиры в строящемся доме. Уступка по ДДУ (договору долевого участия). Уступка по договору инвестирования/соинвестирования.

Финансирование под уступку требования

По договору финансирования под уступку денежного требования (факторинга) одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне клиенту денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.

Сделки финансирования под уступку денежного требования являются одной из наиболее распространенных в коммерческой практике форм использования имущественных активов в виде не закрепленных в ценной бумаге прав требования.

По таким сделкам одна сторона получает от финансового агента денежные средства, передавая последнему свои денежные права требования в отношении третьих лиц.

Новая цессия. Уведомление должника, требование в будущем и частичная уступка

Конец 2013 г. по традиции ознаменовался принятием большого количества новых нормативных актов, среди которых и Федеральный закон от 21.12.2013 № 367-ФЗ «О внесении изменений в часть первую ГК РФ и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) РФ» (далее — Закон № ­367-ФЗ). Этот закон, который вступит в силу с 1 июля, в основном посвящен залогу, однако содержит и поправки, касающиеся перемены лиц в обязательствах.

Изменения, вносимые в Гражданский кодекс РФ в части порядка перехода прав кредитора к другому лицу, довольно значительны (см. «ЭЖ», 2014, № 03, с. ­14—15). В то же время их нельзя назвать революционными. Большинство поправок, по сути, закрепляет на законодательном уровне уже сформированные арбитражной практикой позиции, в том числе высказанные ранее Президиумом ВАС РФ.

Внесенные Законом № ­367-ФЗ поправки в главу 24 ГК РФ «Перемена лиц в обязательстве» представляют собой очередной этап реформы гражданского законодательства. Значительные изменения в ГК РФ, как внесенные еще в 2013 г. Федеральным законом от 07.05.2013 № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации», так и предусмотренные новым Законом № 367-ФЗ, направлены на укрепление стабильности гражданских правоотношений и сведение к минимуму возможности признания заключенной сторонами сделки недействительной по формальным или несущественным основаниям.

В основном договоре стороны могут установить специальные запреты на уступку права

Право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона (п. 1 ст. 382 ГК РФ).

По общему правилу, которое сохранится и после вступления Закона № 367-ФЗ в силу, для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 2 ст. 382 ГК РФ).

Помимо этого, действующей редакцией ст. 388 ГК РФ установлено, что уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.

Таким образом, основываясь на приведенных диспозитивных нормах, в настоящее время в первоначальном договоре между кредитором и должником стороны могут установить:

Читайте так же:  Требования пожарный шкаф

■ во-первых, запрет на передачу своих прав и обязанностей по договору третьим лицам;

■ во-вторых, необходимость обязательного получения согласия должника для передачи кредитором прав по договору.

Если в договоре имеется такой запрет или ограничение, то соглашение об уступке кредитором (цедентом) права требования, возникшего на основании этого договора, другому лицу (цессионарию), заключенное в нарушение установленных договором положений, будет признано судом недействительным (постановление ФАС Северо-Западного округа от 11.09.2013 по делу № А56-77056/2012).

Оспорить цессию, произведенную в нарушение договорных запретов, станет сложно

После 1 июля договор между кредитором и должником по-прежнему сможет включать в себя условие о запрете уступки кредитором права требования или об обязательности получения на такую уступку соглашения должника. Но вот признать соглашение об уступке права требования, заключенное в нарушение данных условий первоначального договора, будет довольно сложно.

Так, если договором предусмотрен запрет уступки, сделка по уступке может быть признана недействительной по иску должника только в случае, когда доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об указанном запрете. То есть лишь в случае, когда цессионарий является недобросовестным. При этом предусмотренный договором запрет перехода прав кредитора к другому лицу не будет препятствовать продаже таких прав в порядке, установленном законодательством об исполнительном производстве и законодательством о несостоятельности (банкротстве) (п. 2 ст. 382 ГК РФ в ред. Закона № 367-ФЗ).

Отметим, что уступка права требования довольно распространена не только в предпринимательской деятельности. Такое соглашение часто заключается и обычными гражданами или в рамках обязательств, субъектами которых они являются. Самые часто встречающиеся варианты — уступка права требования по договору об участии в долевом строи­тельстве или уступка кредитной организацией права требования по договору займа (кредита). Новые правила будут разграничивать последствия заключения соглашения об уступке права требования по обязательствам, возникшим из договоров, связанных с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности, и из договоров, стороны которых не преследуют цели извлечения прибыли.

Если стороной договора является физическое лицо, первоначальный кредитор и новый кредитор солидарно обязаны возместить должнику — физическому лицу необходимые расходы, вызванные переходом права, в случае, когда уступка, которая повлекла такие расходы, была совершена без согласия должника. Иные правила возмещения расходов могут быть предусмотрены в соответствии с законами о ценных бумагах (п. 4 ст. 382 ГК РФ в ред. Закона № 367-ФЗ).

Для субъектов предпринимательской деятельности устанавливаются особые правила, в соответствии с которыми соглашение об уступке права требования, совершенное без согласия должника или в нарушение запрета, установленного первоначальным договором, не может быть признано недействительным.

В силу п. 3 ст. 388 ГК РФ (в ред. Закона № 367-ФЗ) соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству, связанному с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, не лишает силы такую уступку и не может служить основанием для растор­жения договора, из которого возникло это требование.

Таким образом, если соглашение об уступке права требования будет заключено в нарушение установленного договором положения, этот факт не сможет служить основанием для признания договора цессии недействительным. Отметим, что это справедливо только в отношении уступки права требования денежного обязательства.

Пункт 1 ст. 388 ГК РФ Законом № 367-ФЗ также скорректирован. Если сейчас уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору, то в новой редакции уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) будет допускаться, только если она не противоречит закону.

Иными словами, если соглашение об уступке права (требования) по денежному обязательству заключено между цедентом и цессионарием в нарушение договора между кредитором и должником (субъектами предпринимательской деятельности), этот факт не будет влиять на действительность соглашения о цессии.

Получается, что ограничивать право на уступку прав по договору, заключенному между предпринимателями, будет бессмысленно? Это не совсем так. Новыми правилами установлено, что при заключении соглашения об уступке по денежному обязательству, связанному с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, в нарушение ограничения или запрета, установленного договором, кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение ­соглашения. Таким образом, договором между кредитором и должником можно установить ответственность за нарушение правила, и чем выше будет объем ответственности, тем менее выгодным для кредитора станет заключение соглашения об уступке права требования.

Право на получение неденежного исполнения может быть уступлено без согласия должника, если уступка не делает исполнение его обязательства значительно более обременительным для него. При этом соглашением между должником и цедентом может быть запрещена или ограничена уступка права на получение неденежного исполнения (п. 4 ст. 388 ГК РФ в ред. Закона № 367-ФЗ).

Уступка будущих требований станет реальной только для предпринимателей

Формулировка статей главы 24 ГК РФ в настоящее время прямо не предусматривает возможность уступки прав, которые возникнут в будущем или из обязательств, которые возникнут в будущем. Поэтому если такая уступка состоялась, она нередко становится предметом судебного спора. Обычно такое соглашение выглядит следующим образом. Между цедентом и цессионарием заключается соглашение об уступке права (требования), в соответствии с которым цедент уступает цессионарию требование, например, по оплате продукции, которая будет им продана в будущем. В силу того что правила уступки будущего права в настоящее время не отражены в главе 24 ГК РФ, возникают споры о признании соглашения об уступке права требования недействительным.

На сегодняшний день законодательный пробел в отношении возможности уступки будущего права восполняет правовая позиция Президиума ВАС РФ по данному вопросу. Судьи пришли к выводу, что соглашение об уступке права (требования), предметом которого является не возникшее на момент заключения данного соглашения право, не противоречит законодательству (п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 120 «Обзор практики применения арбит­ражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации», далее — информационное письмо № 120).

Правда, несмотря на правовую позицию Президиума ВАС РФ, арбитражные суды порой делают вывод о том, что в силу ст. 382, 384 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. Исходя из смысла данных норм, уступ­лено может быть только реально существующее (и документально подтвержденное) право требования, и для уступки права требования кредитор должен этим требованием обладать. Несуществующие требования не могут быть предметом цессии. То есть замена кредитора возможна только по обязательству, существующему на момент заключения соглашения об уступке права (требования), и только в отношении прав (требований), возникших к моменту заключения этого соглашения (постановления ФАС Московского округа от 21.04.2010 № КГ-А40/3398-09, Северо-Западного округа от 20.12.2011 по делу № А52-3320/2010).

Президиум ВАС РФ в свою очередь полагает, что действующее законодательство не только не содержит запрета на оборот будущих прав, а, наоборот, в ряде случаев прямо регламентирует сделки, имеющие предметом исполнения будущее право. Так, например, в силу п. 2 ст. 455 ГК РФ до­говор купли-продажи может быть заключен в отношении товара, который продавец приобретет в будущем. При этом согласно п. 4 ст. 454 ГК РФ положения о купле-продаже применяются к продаже имущественных прав, если иное не вытекает из содержания или характера этих прав. И соглашение об уступке права (требования) по существу является соглашением о купле-продаже будущего права (требования) на оплату, например, поставленной продукции (п. 4 информационного письма № 120). Эта позиция также находит отражение в арбитражной практике (постановление ФАС Московского округа от 07.08.2012 по делу № А40-79343/08-57-605, Определением ВАС РФ от 31.10.2012 № ВАС-13845/12 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ).

Во избежание дальнейших споров новая редакция ГК РФ будет содержать отдельную статью, посвященную уступке будущего требования — ст. 388.1 ГК РФ. В соответствии с ней требование по обязательству, которое возникнет в будущем (будущее требование), может быть уступлено, если уступка производится на основании сделки, связанной с осуществлением ее сторонами предпринимательской деятельности.

При этом будущее требование, в том числе требование по обязательству из договора, который будет заключен в будущем, должно быть определено в соглашении об уступке способом, позволяющим идентифицировать это требование на момент его возникновения или перехода к цессионарию.

Статья 388.1 ГК РФ будет предусматривать и момент перехода права требования. Так, если иное не установлено законом, будущее требование переходит к цессионарию с момента его возникновения. Соглашением сторон может быть предусмотрено, что будущее требование переходит позднее.

Частичная цессия допустима, но лишь в отношении денежных требований

Глава 24 ГК РФ сейчас не содержит и указания на возможность уступки части права требования. Статьей 384 ГК РФ установлено, что если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуп­лаченные проценты.

В силу правовой неопределенности при уступке кредитором части права требования связанные с такой уступкой споры приходится решать в суде. Вот довольно типичная ситуация. Продавец в соответствии с договором купли-продажи передает покупателю на согласованных сторонами условиях определенный товар. Однако покупатель переданный ему продавцом товар не оплачивает. Впоследствии продавец (цедент) уступает определенную часть долга (права требования к должнику) на оплату переданных по договору купли-продажи товаров, в остальной части права сохраняются у цедента.

Правовая позиция Президиума ВАС РФ по данному вопросу следующая: уступка части права (требования) по обязательству, предмет исполнения по которому делим, не противоречит законодательству (п. 5 информационного письма № 120).

Формулировка ст. 384 ГК РФ в редакции Закона № 367-ФЗ должна исключить возможность оспаривания соглашений об уступке части права (требования). Гражданское законодательство будет прямо пре­дусматривать возможность передачи права требования в части. Но это будет справедливо только в отношении денежного обязательства. В силу п. 2 ст. 384 ГК РФ право требования по денежному обязательству может перейти к другому лицу в части, если иное не предусмот­рено законом. Таким образом, установить договором запрет на частичную уступку права требования не получится.

Читайте так же:  Служебная записка журнал регистрации

Если же право требования будет основано не на денежном обязательстве, правила несколько иные. Пунктом 3 ст. 384 ГК РФ (в ред. Закона № 367-ФЗ) будет установлено, что если иное не предусмот­рено законом или договором, право на получение исполнения иного, чем уплата денежной суммы, может перейти к другому лицу в части, при условии, что соответствующее обязательство делимо и частичная уступка не делает для должника исполнение его обязательства значительно более обременительным.

Уведомление об уступке любым из кредиторов обязательно для должника

Из пункта 3 ст. 382 ГК РФ в действующей редакции следует вывод, что должник должен быть письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу. При отсутствии такого уведомления кредитор несет риск вызванных этим для него неблагоприятных последствий. В этом случае исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору. Однако законом не уточняется, кто именно должен уведомить должника — первоначальный или новый кредитор.

Зато это уточнение есть в новой редакции ГК РФ. Уведомление должника о переходе права будет иметь для него силу независимо от того, первоначальным или новым кредитором оно направлено (п. 1 ст. 385 ГК РФ в ред. Закона № 367-ФЗ). При этом от того, кто направил уведомление, будут зависеть дальнейшие обязательства должника. Если уведомление направил первоначальный кредитор, должник обязан исполнить обязательство новому кредитору. Если же уведомление направил новый кредитор, должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до предоставления ему доказательств перехода права к этому кредитору. Но эти правила также не являются новостью, именно так и должен действовать должник и в настоящее время исходя из общих положений ст. 385 ГК РФ.

Отсутствие доказательств уведомления должника о состоявшемся переходе прав требования к другому лицу не освобождает должника от выполнения обязательств, возникших перед первоначальным кредитором, а влечет для нового кредитора риск такого неблагоприятного последствия, как исполнение должником обязательства первоначальному кредитору (Определение ВАС РФ от 13.02.2013 № ­ВАС-582/13).

Достаточным доказательством перехода права новому кредитору является предоставление должнику акта, которым оформляется исполнение обязательства по передаче права (требования), содержащегося в соглашении об уступке права (требования) (п. 14 информационного письма № 120).

Поправки в главу 24 ГК РФ также конкретизируют момент перехода права (требования) к цессионарию. В силу п. 2 ст. 389.1 ГК РФ (в редакции, действующей с 1 июля 2014 г.) требование переходит к цессионарию в момент заключения договора, на основании которого производится уступка, если законом или договором не предусмотрено иное.

Отметим, что это правило не является новым для применения положений главы 24 ГК РФ. В настоящее время, исходя из общих положений (ст. 153 ГК РФ), к новому кредитору права (требования) по общему правилу переходят в момент совершения сделки уступки права (требования) (п. 11 информационного письма № 120).

Правила, которые обязан соблюдать цедент

Нынешняя ст. 390 ГК РФ устанавливает ответственность цедента перед цессионарием за недействительность переданного ему требования. Эта норма в неизменном виде сохранится и в новой редакции этой статьи.

Но помимо этой ответственности законодатель устанавливает условия, которые должен соблюдать цедент, а именно:

■ уступаемое требование существует в момент уступки, если только это требование не является будущим требованием;

■ цедент правомочен совершать уступку;

■ уступаемое требование ранее не было уступлено цедентом другому лицу;

■ цедент не совершал и не будет совершать никакие действия, которые могут служить основанием для возражений должника против уступленного требования.

Законом или договором могут быть предусмотрены и иные требования, предъяв­ляемые к уступке. При их нарушении цедентом цессионарий вправе потребовать от цедента возврата всего переданного по соглашению об уступке, а также возмещения причиненных убытков.

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 11.09.2013 по делу № А56-77056/2012

Договором подряда было преду­смотрено, что стороны не имеют права передавать свои права, обязанности (на основании до­говора цессии либо иным основаниям) и обязательства по этому договору подряда третьим лицам без письменного согласия другой стороны.

В нарушение этого положения договора кредитор (цедент), выступавший по договору подрядчиком, передал свое право требования оплаты выполненных работ по ­договору третьему лицу (цессионарию).

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что возможность уступки права требования (цессии) по названному договору допускается исключительно с согласия другой стороны. Доказательств получения подрядчиком-цедентом такого согласия от заказчика-должника в материалах дела не имеется.

При таких обстоятельствах и руководствуясь ст. 168 ГК РФ, кассационная инстанция посчитала, что апелляционный суд правомерно и обоснованно признал до­говор цессии недействительным.

Особые случаи передачи прав требования по договору цессии

Иногда возможность заключения договора цессии неочевидна в силу особенностей обязательства, и у практикующих юристов возникают вопросы. Рассмотрим несколько подобных ситуаций.

Делимый предмет исполнения

Нередко по поводу договора цессии возникает вопрос, можно ли передать только часть требований к должнику, а не все требования в полном объеме. Это возможно: уступка части требования по обязательству, предмет исполнения по которому делим, не противоречит закону (п. 2 ст. 384 ГК РФ). Например, можно передать третьему лицу сумму задолженности должника без неустойки (постановление АС Московского округа от 28.01.16 по делу № А40-30217/2015).

Остались вопросы по обязательствам? Ответ найдется в Системе Юрист

Неденежное обязательство

Также кредитор может передать право требования исполнить неденежное обязательство. Такое право можно уступить даже без согласия должника, если уступка не делает исполнение обязательства значительно более обременительным для него.

Договор между цедентом и должником может содержать условие об обязательном получении согласия должника на цессию (абз. 2 п. 4 ст. 388 ГК РФ). Если цедент нарушит его, это будет основанием для должника, чтобы оспорить уступку.

Цеденту нужно учитывать, что закон предусматривает разные последствия уступки требований по денежным и неденежным обязательствам, совершенной с нарушением запрета: уступка требований по денежному обязательству не теряет силы, если совершить ее в нарушение запрета (п. 3 ст. 388 ГК РФ), в то время как в отношении уступки неденежного требования такой нормы закон не предусматривает. Напротив, он позволяет сторонам установить в соглашении запрет на такую уступку (абз. 2 п. 4 ст. 388 ГК РФ).

Взыскание неосновательного обогащения

Кредитор вправе уступить по договору цессии возможность взыскания неосновательного обогащения или возмещения убытков. Уступка права требования возмещения убытков не противоречит закону (постановления АС Московского округа от 23.10.15 по делу № А40-16190/15, ФАС Западно-Сибирского округа от 09.07.13 по делу № А45-9373/2012). Но если цедент передает право требования неосновательного обогащения, это нужно однозначно прописать в договоре. Иначе цессионарию не удастся взыскать средства с должника (апелляционное определение Алтайского краевого суда от 25.02.15 по делу № 33-1733/2015).

Гарантийные обязательства и договор цессии

А вот гарантийные обязательства кредитора вместе с правом требования по договору цессии передать нельзя. По договору цессии новый кредитор получает только права требования. Гарантийные и прочие обязательства кредитора остаются за цедентом (первоначальным кредитором). Чтобы они перешли к новому кредитору, нужно дополнительно заключать соглашение о переводе долга с учетом требований статьи 391 ГК РФ (п. 7 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.07 № 120 «Обзор практики…»№ 120, постановление Восьмого ААС от 26.12.14 по делу № А70-6992/2014).

Уступка требования по госконтракту

Что касается госконтрактов и уступки прав требования по ним, закон позволяет поставщикам (исполнителям, подрядчикам) заключать договоры уступки права требования оплаты поставленного товара (выполненной работы, оказанной услуги) по госконтрактам (постановления АС Дальневосточного округа от 02.02.16 № Ф03-5516/2015 по делу № А73-12752/2014, ФАС Московского округа от 24.05.10 № КА-А40/5121-10).

Но уступить можно только право требования исполнения обязательств (оплаты) от должника. Право исполнения контракта уступить нельзя (п. 5 ст. 95 Федерального закона № 44-ФЗ «О контрактной системе…»).

Взаиморасчеты по договору цессии

В договоре цессии можно предусмотреть условие о том, что новый кредитор выплачивает средства первому кредитору после получения долга от должника. Это согласуется с принципом свободы договора (ст. 421 ГК РФ) и не противоречит параграфу 1 главы 24 ГК РФ, который не запрещает подобные положения договора (постановление Десятого ААС от 15.07.13 по делу № А41-44683/12).

Договор цессии и неустойка

Расчет неустойки за просрочку оплаты

Что касается момента, с которого новый кредитор может рассчитывать сумму неустойки за просрочку должника, это дата перехода к нему требования. Цессионарий вправе взыскивать с должника полностью либо частично неустойку по договору за каждый случай просрочки выполнения работ. У должника обязанность исполнить требование цессионария возникает с момента получения уведомления об уступке (постановления АС Московского округа от 04.09.15 по делу № А40-141847/2014, от 19.02.15 по делу № А40-87897/14).

Период начисления неустойки

Если по договору цессии новому кредитору перешло право требования уплаты долга, он может требовать уплаты неустойки по день фактической уплаты долга. Право первоначального кредитора переходит к новому кредитору вместе со связанными с требованием правами, в том числе правом на неустойку (ст. 384 ГК РФ). Если соглашением сторон или законом действие этого правила не исключено, то новый кредитор может требовать уплаты неустойки вместе с выплатой основного долга (постановление АС Уральского округа от 14.10.15 по делу № А07-19917/2014).

Но нужно учитывать, что требование о взыскании неустойки по день фактической уплаты задолженности не предусмотрено статьей 330 ГК РФ. Поэтому оно не подлежит удовлетворению, если такой порядок расчета неустойки не установлен в договоре (определение от 12.03.10 № ВАС-2482/10).