Важнейшие требования трудящихся в сша

Общественные земли — западные земли Сев. Америки, отобранные у индейских племен и национализированные в результате войны аа неаависимоетъ и последовавшей за ней острейшей классовой борьбы в 1784-87. Первоначально в фонд О. з. вошли земли, лежащие к зап. от Пенсильвании и на сев. от р. Огайо до границ с Луизианой и Канадой. В последующие годы их фонд увеличился за счет захвата Луизианы, Флориды, Орегона, Калифорнии и др. территорий. Из 50 ныне существующих штатов земли 32 штатов входили в фонд О. з.


Фермеры-переселенцы в пути на «свободные» земли Запада

Вокруг распределения и колонизации западных земель в стране шла непрерывная и ожесточенная борьба. Крупная буржуазия (торговцы, судовладельцы и т. д.) приатлантических городов выступала против заселения земель свободными поселенцами, добиваясь превращения общественного фонда в колониальное владение США. Однако демократически настроенные массы американских тружеников — ремесленников, рабочих и фермеров — под руководством Томаса Джефферсона добились прогрессивного решения вопроса о статусе и управлении О. з. По ордонансу от 13.VII 1787 было предусмотрено разделить общественный фонд на «территории». Каждая такая «территория» по мере ее заселения (численность населения должна была составлять не менее 60 тыс. чел.) получала право подать петицию о приеме ее в состав США в качестве равноправного штата.

Но при принятии закона о распродаже зап. земель, вопреки требованиям трудящихся масс продавать землю небольшими участками и по доступной цене, конгресс санкционировал продажу О. з. участками не менее 640 акров (1 кв. миля) при цене в 1 долл. за акр (причем при уплате наличными в течение одного месяца), т. е. такие условия продажи, при к-рых земля могла достаться лишь обладателям солидных капиталов.

Однако в дальнейшем правительство и конгресс вынуждены были сделать ряд уступок и послаблений для малоимущих поселенцев. Законы 1800 и 1804 снизили размер минимального участка сначала до 320, а затем до 160 акров (по цене 2 долл. за акр), с рассрочкой платежа на 4 года. Но и по этому закону лишь незначительное число поселенцев оказалось в состоянии приобрести землю в собственность. Большинство же поселенцев отправлялось дальше на Запад, где они явочным порядком селились и обрабатывали землю, еще не размежеванную и не открытую для заселения.

Массовый характер скваттерства и рост движения за «свободные земли» вызвали к жизни целый ряд законов, еще более облегчивших покупку небольшого участка земли. Закон 1820 устанавливал наименьший размер продаваемого участка — 80 акров с минимальной ценой 1,25 долл. за акр. Закон 1841 гарантировал скваттерам преимущественное право на покупку по минимальной официальной цене обрабатываемых ими участков (прежде, чем они будут проданы с аукциона). Эти законы в значительной степени способствовали усилению потока переселенцев на зап. земли и колонизации Запада, о чем говорят цифры роста населения США на землях к зап. от Аллеган: в 1790 — 110 тыс., в 1820 — 1515 тыс., в 1840 — 4269 тыс. Однако по-настоящему массовый характер колонизация О. з. Запада приняла лишь после гражданской войны (1861-65), в результате введения в 1862 закона о еомстедах, предоставившего гражданам США право на безвозмездное получение земельного надела (до 160 акров). К 1900 по этому закону было закреплено за действительными поселенцами 80 млн. акров земли. Одновременно огромные площади О. з. были розданы ж.-д. компаниям (ок. 215 млн. акров), а также местным властям штатов (140 млн. акров) для основания и субсидирования учебных заведений (акт Моррила 1862). В наст. время на территории, составлявшей фонд О. з., проживает более половины населения США. Колонизация огромных площадей О. з. сыграла важную роль в экономическом и политическом развитии страны. В процессе распределения О. з., занятии их фермерами содержались элементы американского пути развития сельского хоз-ва.

«Орден рыцарей труда» (Благородный орден рыцарей труда) — массовая организация, сыгравшая важную роль в развитии рабочего движения в США в 70-80-х годах XIX в. Была создана в 1869 профсоюзом портных во главе с Уриа Стефенсом. Объединяла в своих рядах широкие круги рабочих, гл. обр. неквалифицированных, «без различия национальности, пола, вероисповедания или цвета кожи». «О. р. т.» ставил перед собой ограниченные цели: устройство кооперативов, организация взаимопомощи и борьба «за справедливые условия труда». Он агитировал за передачу в собственность государства ж. д., средств связи и т. д. Организации Ордена, построенные по территориальному принципу (так. наз. окружные ассамблеи), имели сложный ритуал и обряды.

До 1881 «О. р. т.» ввиду суровых преследований рабочих организаций в США действовал нелегально. Выйдя из подполья в годы подъема рабочего движения, Орден стал самой влиятельной и многочисленной рабочей организацией в США (к 1886 он насчитывал в своих рядах св. 600 тыс. членов). В эти годы «О. р. т.» развернул активную деятельность: организовывал стачки, митинги и бойкоты, принимал деятельное участие во многих выступлениях американских трудящихся (забастовка телеграфистов в 1883, железнодорожников в 1886 и др.). Однако вопреки боевым настроениям рядовых членов руководители «О. р. т.» во главе с Великим магистром Теренси В. Паудерли встали на путь отрицания классовой борьбы: они ратовали за «третейское разбирательство конфликтов» между рабочими и предпринимателями, считая, что можно мирным путем заменить «систему наемного труда кооперативной промышленной системой»; требовали, чтобы организации Ордена ограничились просветительной деятельностью, составлением петиций и т. п.; выступали за денежную и земельную реформу в интересах мелких собственников; игнорировали квалифицированных рабочих. Не считаясь с требованиями и выступлениями местных организаций, оппортунистическое руководство Ордена отказалось от совместного участия с АФТ в движении за 8-часовой рабочий день и во всеобщей забастовке 1 мая 1886, что явилось одпой из важнейших причин последующего быстрого упадка «О. р. т.». К концу 90-х годов Орден фактически прекратил свое существование.

«Открытых дверей» политика — экспансионистская политика американского империализма в Китае, провозглашенная в 1899 гос. секретарем США Хэем, и известная также под названием «доктрины Хэя». В противовес начатому империалистическими державами в конце XIX в. разделу Китая на «сферы влияния» американские империалисты, не имевшие еще в тот период, несмотря на свою растущую экономическую мощь, достаточной военной силы на Дальнем Востоке и не располагавшие в дальневосточных водах необходимыми военно-морскими базами, выдвинули принцип «открытых дверей» и «равных возможностей» для всех стран, ведущих торговлю с Китаем на всей его территории. Эта политика была рассчитана на вытеснение более слабых конкурентов с китайского рынка и превращение всего Китая в сферу приложения американского капитала.

Правительства Англии, Франции, Японии и Германии, не возражая прямо против «О. д.»п., сделали различные оговорки относительно возможности ее применения в своих «сферах влияния». Это было истолковано Соединенными Штатами как присоединение держав к «О. д.» п. Активность американских монополий в отношении Китая особенно усилилась после 1927, когда Чан Кай-ши, придя к власти, стал проводить проамериканскую политику. После разгрома основного соперника США в Китае — Японии и ослабления в ходе второй мировой войны др. империалистических держав США перешли от «О. д.» п. к прямому политическому и экономическому закабалению Китая. Однако борьба китайского народа» свергнувшего власть гоминьдановской реакции, сорвала планы американских империалистических кругов.

1. ПОЛОЖЕНИЕ ТРУДЯЩИХСЯ И СТАЧЕЧНАЯ БОРЬБА

Рабочий класс и в десятилетие 70-х годов выступал как ведущая об­щественная сила, противостоящая монополиям 1. Антимарксистские кон­цепции американских буржуазных и социал-реформистских социологов о сглаживании классовых противоречий, об «интеграции» рабочего класса в капиталистическую систему были опрокинуты самой жизнью. Сдвиги в социальной структуре США свидетельствовали о продолжающемся абсо­лютном и относительном росте числа лиц наемного труда. В условиях дальнейшего развития научно-технической революции в ряды рабочего класса вливались «белые воротнички»—представители умственного тру­да, конторские служащие, работники торговли и другие, обслуживающие так называемый «общественный сектор». Волнующие эти категории тру­дящихся вопросы были схожи с проблемами, стоявшими перед промыш­ленным пролетариатом: инфляция, угроза безработицы, однообразие и монотонность труда ради прибылей бизнеса. Ускорился процесс социаль­ной дифференциации в рамках большой группы профессионально-техни­ческих работников, интеллигенции.

Число рабочих в промышленности и на транспорте составляло в 1970 г. 27,8 млн., а в 1979 г.— 32 млн. При абсолютном росте их доля в составе всего самодеятельного населения несколько сократилась — с 35,3 до 33,1% соответственно2. Одновременно происходило абсолютное и относительное увеличение новых категорий рабочего класса: торгово-копторских служащих, работников сферы услуг и т. д. В целом же удель­ный вес рабочего класса в структуре населения страны, вбирающего в себя новые отряды трудящихся, обнаружил определенную тенденцию к повышению: в 70-е годы он составлял примерно 3/4 всего самодеятель­ного населения США, численность которого в 1978 г. достигла 100 млн.3 В начале 80-х годов в рядах пролетариата насчитывалось 86 млн.4

Вопреки утверждениям буржуазных социологов о происходящем яко­бы стирании классовых различий и уравнении богатых и бедных, углуб­ляющаяся научно-техническая революция вызывала все большее усиле­ние социальной необеспеченности трудящихся и дальнейший рост поля-

ризации общества. «Разрыв в доходах капиталистов и наемных рабочих увеличивается,—подчеркивалось в отчетном докладе Г. Холла XXII съезду Компартии США.—Богатые становятся еще богаче, доля рабочих в национальном богатстве падает не только относительно, но и в абсолютном выражении. Это закономерно ведет к усилению классовой конфронтации в Соединенных Штатах»5. Таким образом, объективные процессы вели к тому, что массовая база социального протеста продолжа­ла постоянно расширяться6.

Читайте так же:  Требования к проведению буровых работ

Жизнь опровергла и другую антимарксистскую версию, будто в силу своего высокого жизненного уровня американские рабочие перестали быть пролетариями и превратились в некий «средний класс». Неуклюжие попытки апологетов капитализма объявить пролетариат частью «среднего класса» многие в США не воспринимают всерьез. «Рабочие,— писал из­вестный американский исследователь Эндрю Левисон,— не исчезли и не были абсорбированы в среднем классе. Классовые различия очевидны. Большинство рабочих не получают достаточно для достойной жизни, и только незначительное число рабочих могут быть всерьез названы со­стоятельными. Перечень главных проблем, перед которыми они стоят, огромен — от чудовищно плохих условий работы до господствующей со­циальной и экономической несправедливости в обществе, политике и дру­гих аспектах американской жизни» 7.

В соответствии с данными американской официальной статистики, стандартный бюджет городской семьи из четырех человек (муж, жена, двое детей школьного возраста), дающий возможность жить в условиях скромного достатка, определялся в 1977 г. в 25 202 долл. в год. Однако, как показывают те же статистические данные, только 35% рабочих семей в США имели годовой доход, приближающийся к этому уровню. В то же время доход каждой пятой рабочей семьи был ниже официально установ­ленного стандарта, который обеспечивал необходимый прожиточный ми­нимум. В Соединенных Штатах, самой богатой стране капиталистическо­го мира, в 1979 г. 25,9 млн., а в 1980 г. 29,3 млн. американских граждан, или восьмая часть населения страны, жили ниже установленно­го «уровня бедности», иными словами, находились на грани нищеты8.

Формально «бюджет нищеты» дает право на получение скудного го­сударственного вспомоществования. Но, как признал министр здравоохра­нения, образования и социального обеспечения США в правительстве Картера Дж. Калифано, в середине 70-х годов только 11,2 млн. получали те или иные пособия по системе социального обеспечения, которые не обеспечивали минимального прожиточного уровня. По официальным дан­ным, средний размер этих пособий в 24 штатах по крайней мере на 25% был ниже официального уровня бедности9. 19 млн. американцев вынуж­дены были прибегать к благотворительной помощи в виде бесплатных та­лонов на продовольствие 10. В начале 80-х годов и этот источник сущест­вования стал недосягаем для многих нищенствующих американцев.

B 70-е годы рост дороговизны значительно обогнал увеличение расхо­дов правительства на благотворительную помощь. В официальных пра­вительственных отчетах экспертов, обследовавших жизнь американцев в «бедствующих районах страны», впервые за многие годы стали фигури­ровать данные, отражающие наличие в США хронического голода и не­доедания 11. В особенно трудном положении находились хронически без-паботные, чье существование поддерживалось мизерными пособиями по социальному вспомоществованию, и те престарелые американцы, которые не получали пенсий и вынуждены были довольствоваться от случая к случаю ничтожными подачками из благотворительных фондов или дру­гих источников. В конце 70-х годов в таком положении вследствие про­должительной безработицы или прекращения выплаты пособия по без­работице оказалось 42% семей, живущих ниже черты бедности12.

Проблема безработицы в США за весь послевоенный период никогда не стояла так остро, как в 70-е годы, и имела и более тяжелые социаль­ные последствия. Масштабы безработицы расширились, она приобрела за­стойный характер. В это десятилетие среднегодовой уровень безработицы, по официальным данным, составил в стране около 6,2% 13.

Экономические кризисы 70-х годов привели к еще большему росту массовой безработицы. В 1975 г., по данным министерства труда США, она достигла 8,5% всего контингента рабочей силы. В последующий пе­риод, несмотря на восстановление экономики и происходивший в стране рост совокупной занятости, напряженность на рынке труда не ослабева­ла. В 1979 г. насчитывалось 6 млн. безработных (6%), в 1980 г.— 7,6 млн.— это только по официальным данным. Истинные цифры, по мнению руководства профсоюзов, были значительно выше — 10—12 млн. человек. В первой половине 80-х годов число потерявших работу продол­жало возрастать. При этом следует учитывать, что официальные данные не дают представления о действительных размерах безработицы, посколь­ку не фиксируют несколько миллионов частично безработных и большую категорию людей, которые, отчаявшись найти работу, перестали регист­рироваться на биржах труда.

Пособие по безработице, выплачиваемое в США по системе социаль­ного страхования (в среднем в течение 26 недель), с каждым годом за­метно обесценивалось, хотя оно и в лучшие времена покрывало лишь ми­нимальные потребности рабочих семей. В силу различного рода дискри­минационных ограничений отдельные категории трудящихся были вообще лишены права на получение таких пособий. Среднее недельное пособие, получаемое безработным, составляло менее половины среднего заработка в несельскохозяйственном секторе экономики. Крупные профсоюзы доби­лись от предпринимателей для своих членов дополнительной компенса­ции по линии частного страхования. Однако во время экономических кризисов 70-х годов, и особенно в период массовых увольнений, такие выплаты нередко прекращались в результате быстрого истощения фондов, предприятий по безработице.

Безработица означает не только подрыв семейного бюджета, снижение жизненного уровня. Потеря работы влечет за собой тяжелые моральные и психические издержки. С массовыми увольнениями и безработицей свя-

заны были обострение социальных проблем, рост преступности, наркома­нии, самоубийств среди потерявших работу. Американцы, существующие на пособия или пенсии, в подавляющем большинстве жили на грани или за чертой бедности. Пособия, выплачиваемые в рамках как государствен­ной, так и частной систем социального страхования, лишь в очень огра­ниченной степени возмещали трудящимся-пенсионерам потери трудового дохода.

Подлинным бедствием для престарелых граждан США стал непрекра­щающийся рост стоимости жизни. Наиболее ощутимый удар по положе­нию пенсионеров в США нанесло вздорожание медицинской помощи в которой пожилые люди особенно нуждались. Все это объясняет, почему резкое удорожание жизни в 70-е годы для многих семей престарелых оказалось катастрофическим. «Миллионы пенсионеров,—писал Г. Холл в 1976 г.,—вынуждены влачить жалкое существование где-то между бед­ностью и настоящим нищенством»14.

Инфляция 70-х годов тяжелым бременем легла на плечи всех амери­канских трудящихся. Потребительские цены почти удвоились, причем росли они втрое быстрее, чем в 60-х годах. Среднегодовые темпы их при­роста составили 7,2% и достигли к началу 80-х годов 18% —самого вы­сокого уровня со времени окончания второй мировой войны. Особенно серьезно на положении трудящихся сказался рост дороговизны на това­ры и услуги первой необходимости — продукты питания, жилье, электро­энергию и медицинскую помощь 15. Наряду с инфляционным прессом рост стоимости жизни был вызван также усилением налогового бремени. Налоги поглощали более трети заработной платы рабочих и служащих 16.

Семидесятые годы были отмечены возросшей для всех без исключе­ния категорий трудящихся неустойчивостью условий существования. При галопирующей инфляции рост номинальной заработной платы не мог угнаться за растущей стоимостью жизни. Реальные недельные зара­ботки рабочих, занятых в несельскохозяйственном секторе экономики, достигшие максимума в 1972 г., затем неуклонно снижались вплоть до 1976 г.

В 1976—1977 г. имело место некоторое повышение реальной заработ­ной платы, однако уровень 1972 г., равно как и 1973 г., достигнут не был. В последующие годы в результате нового скачка цен реальная по­купательная способность заработной платы трудящихся вновь снизилась. На начало 1980 г. реальный доход, приходившийся на рабочего, сокра­тился по сравнению с 1970 г. на 9%. Если брать период с 1973 по 1980 г., то реальная заработная плата лиц наемного труда (по офици­альным данным) упала на 10,5%, по данным же печати — на 15%- Тако­го резкого ухудшения жизненного уровня масс в США не наблюдалось со времени экономического кризиса 30-х годов. «Абсолютное снижение реальной заработной платы достигло беспрецедентных масштабов»,-отмечалось в отчетном докладе Генерального секретаря Компартии США Г. Холла XXII съезду партии17.

Существенную роль в ухудшении положения масс сыграла так назы-ваемая стагфляция. Разрыв между доходом семьи и стандартным семей­ным бюджетом возрастал в угрожающих размерах. Даже президент AФТ—КПП Л. Кирклэнд в одном из выступлений в июле 1979 г. вы-нужден был признать: «В настоящее время покупательная способность среднего американского рабочего ниже уровня 1965 г., и рабочие отдают cебе отчет в том, что едва ли следует ожидать улучшений в обозримом будущем. Инфляция не утихает, растет безработица. Страна на пороге очередного экономического спада» 18.

Неуклонное снижение уровня жизни особенно тяжело сказывается на положении негритянских рабочих, представителей других этнических групп. Экономическая дискриминация цветных американцев, несмотря на завоевания в области гражданских прав, достигнутые в 60-х годах, уси­ливалась. Главный бич черных — это безработица, а она постоянно уве­личивалась. Даже но данным официальной статистики, процент безра­ботных среди афро-американцев в послевоенный период был вдвое выше, чем среди белых, а в 1978 г. составил 12,6%, т. е. уже в 2,4 раза пре­вышал соответствующие показатели для белых рабочих 19. В полной мере сохранял свою силу традиционный расистский принцип: черных, как и других цветных, по-прежнему принимали на работу в последнюю оче­редь, а увольняли первыми. Более низкий, чем у белых, уровень квали­фикации и общеобразовательной подготовки — прямое следствие расовой дискриминации — также существенно влиял на уровень занятости чер­ных, используемых, как правило, на тяжелых работах, с применением ручного, неквалифицированного труда.

Стагфляция больнее всего ударяла по негритянской молодежи. Наи­более активная часть трудоспособного черного населения превращается в «лишнее поколение», даже не успев вступить в трудовую жизнь. Соглас­но данным министерства труда США, 36,3% черных тинэйджеров (мо­лодых людей от 16 до 20 лет), которые активно искали работу в 1978 г., остались безработными20. Но официальная статистика лишь частично отражает реальные размеры безработицы среди негритянской молодежи. По подсчетам негритянской организации Национальная городская лига, в 1979 г. работы не имели 60% черных тинэйджеров21.

Читайте так же:  Приказ минздрава рф от 21032018 125н

Во второй половине 60-х годов в результате упорной борьбы афро-американцев доход семей черных несколько возрос, однако экономиче­ские кризисы и инфляция 70-х годов отбросили его далеко назад. В 1969 г. средний доход черной семьи составлял 63% дохода белой семьи, а в 1978 г.-уже 57,1% 22.

Нищета была и осталась уделом афро-американцев. С начала 70-х го­дов число черных семей, получавших доходы ниже официально установ­ленного «уровня бедности», увеличилось и в 1977 г. составило 28% всех семей афро-американцев. В 1977 г. 10 млн. из 26 млн. черных аме­риканцев жили в условиях бедности23. По официальным данным,

в 1979 г. на нищету была обречена почти каждая третья негритянская семья24.

Нормой для американского «общества равных возможностей» продол­жала оставаться дискриминация женщин, роль которых в экономике страны все возрастала. В конце 70-х годов число жепщин в составе рабо­чей силы превысило 42 млн.— 41 % всего трудоспособного населения В то же время средний доход работающей американки составлял менее 60% средней заработной платы мужчины, выполняющего ту же работу причем этот разрыв, как отмечал еженедельник «ЮС ньюс энд Уорлд рипорт», со времени принятия в 1963 г. закона, гарантирующего женщи­нам равную оплату за равный труд, не сократился25. Главная причина разрыва состояла в том, что для женщин выбор профессий, особенно ква­лифицированных, сильно ограничен. Несмотря на принятые в 60-х годах законы, формально запрещающие дискриминацию женщин при найме на работу и в продвижении по службе, подобная практика была широко распространена. Подавляющее большинство женщин не может найти при­менения своим силам и способностям вне той сферы низкооплачиваемого и малопрестижного труда, которую американские социологи окрестили «женским гетто». 75% работающих американок были заняты в 70-х годах на секретарской работе, в сфере обслуживания, а также на малоквали­фицированной работе в промышленности. По другим данным, женщины составили 63% американских граждан, живущих ниже официального «уровня бедности», а безработица среди них была почти в 2 раза выше, чем среди мужского населения26.

Рост стоимости жизни, снижение ее уровня — не единственный бич американских рабочих. Значительно обострилась в 70-е годы проблема безопасности труда и охраны здоровья. Резкая интенсификация труда, использование потогонных методов на современном высокомеханизиро­ванном и автоматизированном капиталистическом предприятии требова­ли от наемного работника значительно большего расхода физической и нервной энергии. На заводах компании «Форд мотор», например, рабочий «изнашивался» уже к 40 годам. Рос производственный травматизм, по­являлись новые виды опасных профессиональных заболеваний, создавая повышенную угрозу для здоровья и самой жизни рабочих.

Согласно данным федерального управления безопасности труда и здравоохранения на конец 70-х годов, в США ежегодно каждый один­надцатый рабочий пострадал от несчастного случая на производстве или профессиональных заболеваний: в результате несчастных случаев поги­бали 14 тыс. человек, 2,5 млн. постоянно теряли трудоспособность, 100 тыс. человек умирали от болезней, вызванных тяжелыми условиями работы, более 400 тыс. теряли здоровье и становились инвалидами из-за профессиональных заболеваний27. Система государственного страхования на случай производственного травматизма и профзаболеваний все еще не распространяется на 10 млн. американских трудящихся — сельскохозяй­ственных рабочих, домашнюю прислугу, рабочих, занятых на мелких предприятиях 28.

Экономическая борьба американского пролетариата в 70-е годы непо­средственно была связана с теми проблемами и трудностями, с которыми oн сталкивался в этот период. События минувшего десятилетия со всей очевидностью продемонстрировали решимость американского рабочего класса вести борьбу в защиту своих экономических интересов, за огра­ничение всевластия монополий, не полагаясь на благоволение и гуман­ность верхов, на согласительные процедуры и правительственный арби­траж.

Главным оружием трудящихся США. в борьбе за свои права остава­лась стачка. 70-е годы по числу стачек и их участников, по массовости забастовочных выступлений в стране не имеют себе равных за все после­военные годы. Особенно резким подъемом забастовочной борьбы было от­мечено начало десятилетия. Показатель числа забастовочных человеко-дней, приходящихся на одного участника забастовки, был выше, чем в предшествующие десятилетия. Средняя продолжительность одной заба­стовки также обнаруживает тенденцию к неуклонному увеличению: в 50-е годы — 20 дней, в 60-е — 23,4, в 70-е — 27,6 дня. Возросло число крупных стачек с участием более 10 тыс. человек. В 1970 г. состоялись 34 таких выступления. В рассматриваемый период среднегодовая доля участвовавших в них рабочих превысила показатели для 50 и 60-х го­дов, составив 35% общего числа бастующих29.

Об остроконфликтном характере многих стачек свидетельствует дина­мика среднегодовых показателей продолжительных (30 дней и более) за­бастовок. Сопоставление основных параметров таких забастовок в 50 и 70-е годы показывает, что число стачек было (соответственно) 819 и 1482, их удельный вес во всех забастовках 19,4 и 28,3%, доля их участ­ников в общем числе бастующих 27,7 и 30.6%, удельный вес забастовоч­ных человеко-дней в общей массе потерянного в стачках рабочего време­ни 70,4 и 76,4%. Подобная же тенденция прослеживается также для ста­чек продолжительностью 90 дней и более30. Таким образом, происходило неуклонное нарастание упорства и напряженности стачечной борьбы.

Рабочим США противостоит сильный враг — гигантские корпорации, отвечающие на их борьбу созданием единого антипрофсоюзного фронта и выработкой общей стратегии и тактики. С конца 60-х годов быстро воз­растает число заключаемых предпринимателями соглашений «о финансо­вой взаимопомощи», предусматривающих создание «объединенных фон­дов» для борьбы с забастовками. Но и профсоюзы никогда еще за после­военный период не вели с монополиями борьбу такими крупными и объ­единенными силами, как в 70-е годы. Сплочение профсоюзных рядов перед лицом возросшей агрессивности корпораций проявилось прежде всего в создании коалиционных комитетов ряда профсоюзов. В 1973 г. в США действовало 77 комитетов по координации профсоюзных действий в период заключения коллективных договоров с гигантскими корпора­циями-конгломератами.

Атаки монополий особенно усилились в период экономического за­стоя конца десятилетия 70-х годов. Стремление монополий преодолеть экономические трудности за счет трудящихся выражалось в еще боль­шем ужесточении их позиций на переговорах о заключении трудовых

соглашений с профсоюзами. Миллионы рабочих испытывали на себе по­следствия наступления крупного бизнеса на жизненный уровень и проф­союзные права трудящихся, завоеванные в ожесточенных классовых бит­вах прошлого. Заключение и обновление многих коллективных договоров сопровождались упорными массовыми забастовками. Повсеместно в стра­не развернулась возглавленная Национальной ассоциацией промышлен­ников антирабочая кампания: за создание «окружающей среды, свобод­ной от профсоюзов». Корпорации все чаще прибегали к услугам так называемых консультативных фирм, специализирующихся на провокаци­ях против профсоюзного движения.

Рассматриваемый период характерен и тем, что усилилось вмешатель­ство государства в трудовые конфликты в целях ограничения масштабов выступлений трудящихся, установления над ними более жесткого пра­вительственного контроля. Не было ни одного сколько-пибудь крупного и значительного трудового конфликта, в который прямо или косвенно не вмешивалось бы правительство, поддерживая, как правило, предпринима­телей. Участились и случаи вмешательства в стачечные выступления су­дебных инстанций, что само по себе служит свидетельством остроты трудовых конфликтов. Для подавления забастовок власти часто прибега­ли к полицейским акциям. При этом, не ограничиваясь разгоном пикет­чиков, они производили в ходе стачек массовые аресты. Известны много­численные случаи гибели стачечников в результате стычек с полицией. Острые схватки полицейских с забастовщиками вспыхивали в южных штатах.

Примером могут служить действия национальной гвардии штата Вир­гиния в период стачки рабочих-судостроителей г. Ньюпорт-Ньюс в нача­ле 1979 г. Крупнейшая в США судостроительная компания «Ньюпорт-Ньюс шипбилдинг» отказалась заключить коллективный договор с мест­ным отделением профсоюза сталелитейщиков, получившим статус пол­номочного представителя рабочих на коллективных переговорах в результате тайных выборов под наблюдением Национального управления по трудовым отношениям. В ответ 16 тыс. рабочих компании в январе 1979 г. объявили забастовку, которая стала одной из наиболее длитель­ных и ожесточенных. 16 апреля вошло в анналы этой стачки как «кро­вавый понедельник». В этот день полиция и подразделения национальной гвардии, прибывшие в Ньюпорт-Ньюс по приказу губернатора штата Дж. Дэлтона, учинили кровавую расправу над бастующими судостроите­лями. Полицейские с дубинками в руках нападали на пикетчиков и же­стоко их избивали. Более 50 раненых участников стачки — некоторые с тяжелыми увечьями — были доставлены в госпиталь. Наряд полиции со­вершил рейд на штаб-квартиру местного профсоюза сталелитейщиков, ко­торому было предъявлено обвинение в нарушении закона о праве на работу, действующего в этом штате.

В целом забастовочное движение носило экономический характер. Вы­двигались требования о повышении заработной платы, расширении и га­рантии занятости, улучшении условий труда. Вместе с тем в условиях роста экономической нестабильности трудящиеся добивались защиты своего жизненного уровня от инфляции, компенсации роста стоимости жизни введением «скользящей шкалы» заработной платы (ее автоматиче­ского увеличения пропорционально темпам роста инфляции). Последний вопрос стал центральным в ходе крупнейших забастовок и переговоров о

заключении коллективных договоров. В итоге 9 млн. американских рабо­чих — членов профсоюзов уже добились этого. Следует, однако, отметить, что в 1968—1978 гг. повышение оплаты труда согласно «скользящей шка­ле» компенсировало лишь 57% потерь в заработной плате, которые рабо­чие понесли вследствие инфляции. К тому же «скользящей шкалой» было охвачено менее 10% всех лиц, работающих по найму31.

Читайте так же:  Как указать кбк транспортный налог

Антиинфляционные требования бастующих включали также повыше­ние размеров пенсий и выплачиваемых из частных предпринимательских фондов пособий по безработице и медицинскому обслуживанию. Вместе с тем более решительно выдвигались требования гарантировать заня­тость, оградить рабочих от локаутов и увольнений, возвратить на работу уволенных, снизить пенсионный возраст, запретить принудительные сверхурочные работы и сократить рабочую неделю, улучшить охрану труда, расширить права профсоюзов.

В авангарде забастовочной борьбы выступали фабрично-заводской пролетариат, наемные работники ведущих в технологическом отношении и наиболее монополизированных отраслей, образующих сердцевину эко­номики. В то время как доля занятых в обрабатывающей промышленно­сти в 70-е годы едва превышала четвертую часть всех наемных работни­ков несельскохозяйственного сектора экономики, удельный вес забасто­вок, бастующих и потерянных человеко-дней в этом секторе в общем числе забастовок, бастующих и забастовочных человеко-дней в стране составлял в минувшем десятилетии 44%, 35,9 и 50,8% соответственно32.

На результаты, достигнутые организованными рабочими отраслей об­рабатывающей промышленности, ориентируются остальные отряды тру­дящихся. Здесь противоборство между трудом и капиталом отмечено многими массовыми, продолжительными, весьма упорными забастовка­ми. В числе наиболее значительных стачечных выступлений фабрично-заводских рабочих 70-х годов можно назвать стачки рабочих автомобиль­ной и электротехнической промышленности. Как одно из памятных событии минувшего десятилетия войдет в историю Соединенных Штатов 67-дневная стачка 350 тыс. рабочих на автомобильных заводах корпора­ции «Дженерал моторз». Начавшись 15 сентября 1970 г., она явилась первым общенациональным забастовочным выступлением на предприяти­ях крупнейшей автомобильной фирмы капиталистического мира после упорной 113-дневной борьбы, которую рабочим «Дженерал моторз» при­шлось вести в 1945—1946 гг.

Автомобилестроители держались стойко, и корпорация вынуждена была пойти на уступки, в частности принять два основных требования профсоюза: о включении в договор статьи о «скользящей шкале» заработ­ной платы и об улучшении системы пенсионного обеспечения. Характер­ной чертой забастовки стала ее антивоенная направленность. Так, вы­ступая на митинге бастующих автомобилестроителей в Понтиаке, секре­тарь-казначей профсоюза Э. Мэйзи сказал: «Забастовка на заводах „Дженерал моторз» вызвана войной во Вьетнаме, которая стала главной причиной инфляции. Если вы хотите добиться быстрого окончания за­бастовки, боритесь за окончание войны во Вьетнаме!» 33.

Успех профсоюза, сломившего сопротивление лидера «большой трой­ки» автомобильных корпораций, вынудил отступить также «Форд мотор» и «Крайслер», которые под угрозой забастовки заключили новое трудо­вое соглашение на таких же условиях, как «Дженерал моторз». Особен­но упорный характер носила 28-дневная стачка 170 тыс. автомобиле­строителей компании «Форд мотор» в 1976 г., проходившая в условиях резкой активизации антирабочей политики монополий и завершившаяся частичным успехом.

Силу классовой солидарности рабочих продемонстрировал успех 102-дневной забастовки 150 тыс. электромашиностроителей компании «Дженерал электрик» (конец 1969 г.—начало 1970 г.). Преодолев раз­ногласия, разделявшие их в прошлом, 13 профсоюзов сумели сформиро­вать действенную коалицию для ведения коллективных переговоров и руководства стачкой. Рабочие впервые добились подписания единого кол­лективного договора и первыми в США настояли на включении в трудо­вое соглашение статьи о «скользящей шкале» заработной платы. Важ­ная победа, одержанная профсоюзной коалицией над этой мощной кор­порацией, получила большой резонанс в стране. Единым фронтом выступили профсоюзные организации в этой отрасли и в 1976, 1979 гг., когда бастовали рабочие компании «Вестингауз электрик».

Как одно из самых боевых, массовых и продолжительных выступле­ний войдет в историю американского рабочего движения длившаяся 110 дней национальная забастовка 160 тыс. шахтеров в декабре 1977 — марте 1978 г., которые, по выражению Генерального секретаря Компар­тии США Г. Холла, «продемонстрировали образец стойкости и мужест­ва в борьбе против монополистического капитала, за права рабочего клас­са» 34. В ходе забастовки президент Дж. Картер объявил о намерении применить закон Тафта—Хартли, чтобы заставить горняков вернуться на работу. Но и эти угрозы не сломили волю бастующих. Действиям уголь­ных корпораций и правительства была противопоставлена общенацио­нальная солидарность людей труда. Свыше 250 профсоюзов сплотились в коалицию для оказания моральной поддержки и материальной помощи бастующим. Забастовка дала шахтерам ощутимые результаты, они доби­лись повышения заработной платы и пенсий.

Высокой интенсивностью было отмечено забастовочное движение на транспорте и предприятиях связи, где темпы абсолютного увеличения числа забастовщиков и забастовочных человеко-дней значительно опере­жали рост числа наемных работников. По уровню стачечной активности (вовлеченности в забастовки) транспортники и связисты уступали только горнякам и строителям.

Борьба пролетариев, занятых в сфере производства, оказывала мощ­ное влияние на характер всего американского рабочего движения. Клас­совые взаимоотношения в торговле, сфере услуг, финансовых и государ­ственных учреждениях характеризовались также прогрессирующим нарастанием забастовочной борьбы. Отличительной тенденцией забасто­вочной борьбы американских трудящихся этого десятилетия явился не­бывалый рост числа стачек государственных служащих. В 70-е годы по сравнению с 50-ми число забастовок в государственном секторе увеличи­лось более чем в 17 раз, участников — в 60, потерянных человеко-дней —

более чем в 90 раз 35. Втягивание трудящихся непроизводственной сферы в стачечную борьбу представляет собой одно из важнейших условий для укрепления единства действий всех отрядов американского рабочего

Снижение относительного удельного веса бастующих не следует истол­ковывать как сужение сферы конфликта и расширение сферы компромис­са в трудовых отношениях. Как уже отмечалось, неуклонно нарастали упорство и напряженность стачечной борьбы. Изменение показателя во­влеченности трудящихся в стачечное движение обусловлено было глав­ным образом Происходящей сменой форм и методов экономической борьбы пролетариата. Эти сдвиги и тенденции и по сию пору еще не определи­лись полностью и во всем объеме, арсенал новых средств и методов еще отрабатывается, но в ряде сфер и отраслей производства уже в 70-х го­дах наметились четкие контуры изменений.

Характерной особенностью развития забастовочного движения в 70-х годах в США явилось значительное расширение арсенала методов ста­чечных выступлений. В условиях все возрастающей социальной значимо­сти труда рабочих в процессе производства в ряде случаев создается реальная возможность добиваться удовлетворения требований бастующих не посредством продолжительных стачек, а путем применения точно рас­считанных кратковременных ударов по наиболее чувствительным, «нерв­ным центрам» производственного процесса.

Американский пролетариат чаще использовал и такие приемы и сред­ства борьбы (подчас заимствованные из опыта трудящихся других стран), как выборочные и прерывистые забастовки, поочередная остановка рабо­ты на отдельных (как правило, ключевых) участках производства либо в разных цехах предприятия 36. Так, серия кратковременных выборочных стачек была проведена профсоюзом рабочих автомобильной промышлен­ности в 1976 г. на 16 заводах ведущей монополии отрасли — «Дженерал моторз». Ранее та же тактика использовалась автомобилестроителями против этой компании в 1972 г., когда прекращалась работа поочередно на 10 заводах. Орган министерства труда США «Мансли лейбор ревью» резюмировал: «Стратегия „кратковременных ударов» — мини-стачек в дан­ном случае вполне себя оправдывает: нанося значительный ущерб про­изводству, она не требует от участников больших материальных жертв и не приводит к истощению забастовочного фонда профсоюза» 37.

В практике борьбы профсоюзных низов распространение получили и такие формы стачечных выступлений, как «забастовки усердия», или «работа строго по правилам», а также «согласованное замедление тем­пов труда» («слоудаунс»). Специфика их состояла в том, что они позво­ляли активно противодействовать новейшим методам капиталистической эксплуатации трудящихся, связанным с ростом интенсификации труда.

С конца 60-х годов все большее значение в стачечной борьбе трудя­щихся стал приобретать бойкот готовой продукции — мера, рассчитанная на срыв ее реализации и ослабление способности компании к сопротив­лению. Обычно бойкот осуществляется в форме действий против магази­нов, торгующих бойкотируемой продукцией (пикетирование, распростра-

нение листовок, призывающих оптовых потребителей и население отка­зываться от приобретения товаров или услуг данной компании, и т. п.). Бойкот в значительной мере эффективно дополнял прямые забастовоч­ные действия. Эту тактику с успехом использовали рабочие-швейники предприятий фирмы «Фарах» в штатах Техас и Нью-Мексико в 1972 г.. горняки в штате Кентукки в 1973 г. Победе бастующих рабочих «боль­шой четверки» компаний резинотехнической промышленности США в 1976 г. в значительной мере способствовал международный бойкот, объ­явленный этим транснациональным корпорациям Международной конфе­дерацией рабочих химической промышленности. Самой ожесточенной, не имеющей равных по продолжительности и масштабам стала кампания бойкота в поддержку сельскохозяйственных рабочих 38.

В 1977 г. проводилось семь общенациональных кампаний бойкота продукции корпораций, не допускавших создания профсоюзов на своих предприятиях. Многолетнюю борьбу за профсоюзные права, за коллек­тивный договор вели рабочие-текстильщики фирмы «Дж. П. Стивене». Проявлением растущей классовой солидарности американских трудящих­ся стал День протеста 30 ноября 1978 г., когда по инициативе профсою­зов в 95 городах Соединенных Штатов и Канады прошли массовые ми­тинги и демонстрации в поддрежку справедливых требований тек­стильщиков.

В 70-е годы центральное направление классовой борьбы трудящихся США — забастовочное движение существенно дополнялось и усилива­лось массовыми общедемократическими течениями. Происходило сбли­жение интересов участников стачечных выступлений и других движений социального протеста, охватывающих самые широкие массы трудящихся. В условиях массовой безработицы и непрекращающейся инфляции, уси­ления прямого вмешательства государства в трудовые конфликты на сто­роне монополий для профсоюзов становится все более очевидной необ­ходимость активного использования политических методов борьбы за эко­номические и социальные требования.

Свидетельством определенной политизации экономической борьбы п обогащения ее новыми формами стали такие хорошо организованные ме­роприятия, как митинги, демонстрации, марши протеста, проведенные в различных городах и в столице страны. В ходе этих выступлений тру­дящиеся требовали принятия необходимых мер по обеспечению занято­сти, включая значительное расширение программ общественных работ, федеральной помощи большим городам, сокращения военных расходов, создания действенной системы здравоохранения, облегчения налогового бремени.