Договор купли продажи с патентом

Договор уступки патента как самостоятельный вид договора обозначен в п. 6 ст. 10 Патентного закона Российской Федерации, где определено и основное условие вступления его в силу — обязательная регистрация в патентном ведомстве под угрозой недействительности.

Наряду с упомянутым пунктом закона возможность передачи прав интеллектуальной собственности предусмотрена ст. 138 ГК РФ. Однако условия договора передачи права на патент (уступки патента), его содержание не определены ни в Патентном законе, ни в ст. 1172 проекта третьей части ГК РФ.

В названии договора отражен его основной, видообразующий признак — передача права на патент. По нашем мнению, понятие «уступка патента» шире понятия «продажа патента». Поэтому отождествлять уступку патента только с его продажей было бы некорректно.

Вместе с тем при возмездном характере договора уступки патента представляется возможным использовать, по аналогии закона, соответствующие положения § 1 главы 24 ГК РФ, регулирующие отношения сторон в рамках договора купли-продажи. Это подтверждается также п. 4 ст. 454 ГК РФ, в соответствии с которым «Положения, предусмотренные настоящим параграфом, применяются к продаже имущественных прав, если иное не вытекает из содержания или характера этих прав».

По мнению М.Г.Розенберга, «положения § 1 главы 24, безусловно, применимы к договорам уступки патентов на все виды интеллектуальной собственности в той мере, в какой иное не вытекает из содержания или характера соответствующего права. Это относится к моделям; аналогичен подход и для случаев полной уступки прав на товарный знак и знак обслуживания. «[1]. Д.Франсуа также отмечает, что договоры уступки патентов должны анализироваться и рассматриваться как договоры купли-продажи[2].

Г.Штумпф называет уступку продажей патента. Он определяет ее как обменную сделку, которая обычно совершается путем обоюдного исполнения, отмечая, что в результате этой сделки продавец утрачивает все, в том числе и формальные права на патент[3]. Такой же точки зрения придерживается В.И.Еременко: «Патентообладатель может уступить (т.е. продать) свой патент любому лицу»[4], практически отождествляя термины «уступка» и «продажа».

Поскольку в соответствии с изложенным право на патент может быть объектом купли-продажи, логично предположить, что оно может быть объектом мены. То есть право, вытекающее из патента, можно обменять на товар, предоставляемую услугу, другое имущественное право.

Таким образом, договор уступки патента, будучи возмездным, может предусматривать не денежную оплату, а иное встречное возмещение. На практике заключение таких договоров уступки патента получило широкое распространение. В соответствии с указом Президента Российской Федерации от 18 августа 1996 г. N 1209 «О государственном регулировании внешнеторговых бартерных сделок» под внешнеторговыми бартерными сделками понимаются сделки, совершаемые при осуществлении внешнеторговой деятельности, предусматривающие обмен эквивалентными по стоимости товарами, работами, услугами, результатами интеллектуальной деятельности. Это также подтверждает возможность уступки патента в обмен на иное встречное возмещение. На такие договоры, по аналогии закона, будут распространяться положения главы 31 ГК РФ.

В практике регистрации договоров уступки патента имеются также случаи, когда патент выступает в качестве отступного. То есть во исполнение денежного обязательства, возникшего у должника перед кредитором, должник передает кредитору отступное патентом на изобретение. При этом стороны, подписывающие договор, должны учесть требования ст. 409 ГК РФ.

По нашему мнению, было бы неверным считать уступку патента возможной только на возмездной основе. Это противоречило бы принципу свободы договора, в соответствии с которым стороны свободны в определении своих прав и обязанностей по договору (ст. 421 ГК РФ), а также ст. 423 ГК РФ, предусматривающей возможность заключения как возмездных, так и безвозмездных договоров. На практике случаи заключения договоров уступки патента на безвозмездной основе нередки.

Как правило, на безвозмездной основе осуществляется уступка патента от организации-работодателя автору изобретения, ранее передавшему ей право на получение патента. Число таких договоров в последнее время возросло. Это объясняется финансовыми трудностями, по известным причинам возникшими у НИИ, КБ, вузов, что привело к невозможности поддержания патентов в силе.

Нередки также и заблуждения сторон относительно характера договора уступки патента. Они определяют договор как безвозмездный, в то время как он предусматривает не денежные выплаты, а иное встречное возмещение, включая предоставление передающей стороне безвозмездной безотзывной неисключительной лицензии.

В случае, когда уступка патента осуществляется безвозмездно, исходя их принципа аналогии закона, договор подпадает под действие главы 32 ГК РФ со всеми вытекающими из этого правовыми последствиями, но с учетом особенностей объектов интеллектуальной собственности.

Так, главной особенностью договора дарения является его безвозмездный характер. Поэтому, если договор содержит условие, предусматривающее встречную передачу одаряемым вещи или имущественного права либо исполнение в пользу дарителя какого-либо встречного обязательства, такой договор нельзя квалифицировать как договор дарения. При этом, в частности, возможно применение правил о притворности сделки (п. 2 ст. 70 ГК РФ), согласно которым сделка, совершенная с целью прикрытия другой, ничтожна.

Следует также иметь в виду, что в соответствии со ст. 575 ГК РФ не допускается дарение в отношениях между коммерческими организациями. Указанный запрет не распространяется на подарки стоимостью не более пяти минимальных размеров оплаты труда.

В ряде случаев уступка патента осуществляется в рамках смешанного договора, содержащего, в частности, элементы договора о разработке и передаче документации, выплате вознаграждения авторам изобретения, договора о совместной деятельности. В соответствии с п. 3 ст. 421 ГК РФ «к отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре».

Существенные условия договора уступки патента

В соответствии со ст. 432 ГК РФ существенными условиями договора являются условия:
о предмете договора;
названные в законе и иных правовых актах, как необходимые для договоров данного вида;
относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Любой договор признается заключенным только при достижении сторонами соглашения по всем существенным условиям. Отчетливое представление о существенных условиях договора имеет важные правовые и практические последствия. Их цель — ориентировать стороны договора на обязательное достижение соглашения по всем существенным условиям и включить в текст договора соответствующие положения. Вопрос о наличии или отсутствии существенных условий в договоре уступки патента возникает, как правило, на стадии применения ответственности за его нарушение в качестве контраргумента недобросовестной стороны на исковые требования стороны, исполнившей обязательства, а также при процедуре его регистрации в Роспатенте.

Необходимые существенные условия договоров, не подлежащих прямому регулированию, можно определить на основе норм, регулирующих сходные договорные обязательства, применяемые в этом случае по аналогии закона.

Первым среди всех существенных условий договора в п. 1 ст. 432 ГК РФ названо условие о предмете договора. В соответствии с п. 3 ст. 455 ГК РФ условие договора купли-продажи о товаре считается согласованным, если договор позволяет определить количество и качество товара. Понимая данную норму буквально и применяя ее к договору уступки патента на возмездной основе, можно предположить, что в разделе «Предмет договора» достаточно указать номер патента и гарантии его поддержания в силе на момент заключения договора.

Вместе с тем В.В.Витрянский считает, что положение п. 3 ст. 455 ГК РФ относится не столько к предмету договора, сколько к его объекту, и им не исчерпывается условие о предмете договора купли-продажи. По его мнению, «предмет договора представляет собой действия (или бездействие), которые должна совершить обязанная сторона (или воздержаться от их совершения). Например, предметом договора купли-продажи являются действия продавца по передаче товара в собственность и соответственно действия покупателя по принятию этого товара и уплате на него установленной денежной суммы»[5]. Такой подход к пониманию предмета договора очень важен при согласовании условий договора сторонами и их исполнении, что подтверждается практикой регистрации договоров уступки патента, а также судебной практикой.

Учитывая это, представляется целесообразным разработать примерный договор уступки патента и опубликовать его в печати с тем, чтобы проформа такого договора приобрела статус обычая делового оборота (ст. 427 ГК РФ). Разделяя точку зрения В.В.Витрянского о содержании понятия «предмет договора», полагаем, что предложенный подход, к сожалению, не вполне приемлем при осуществлении процедуры регистрации договоров уступки патента, так как в данном случае следует руководствоваться только нормами действующего законодательства.

Следует отметить и иные суждения по данному вопросу. Например, Н.И.Клейн относит к существенным условиям договора купли-продажи, отсутствие которых влечет за собой признание договора незаключенным, только наименование и количество товара[6], исходя из буквального толкования п. 3 ст. 455 ГК РФ.

В случае возмездной уступки патента особую важность приобретает вопрос, является ли цена существенным условием такого договора. Существует по крайней мере две точки зрения, которые, по нашему мнению, следует учесть, отвечая на него.

Так, по мнению В.В.Витрянского, цена является существенным условием всякого возмездного договора. Отметим, что ст. 237 ГК РСФСР 1964 г. рассматривала цену как существенное условие договора купли-продажи.

Есть и противоположная точка зрения: «Цена договора купли-продажи является существенным условием лишь в случаях, прямо предусмотренных законом, например при продаже товаров в рассрочку или при продаже недвижимости, в том числе предприятия. В других видах договора купли-продажи условие о цене может отсутствовать, что не подрывает действительности сделки. Здесь применяется п. 3 ст. 424 ГК РФ: при отсутствии в договоре соответствующего условия товар должен быть оплачен по цене, которая при сравнимых обязательствах обычно взимается за аналогичные товары». В сноске к этому абзацу содержится следующее утверждение: «Мнение В.В.Витрянского о том, что цена является существенным условием всякого возмездного договора (см.: Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации. М., 1995. С. 391) противоречит буквальному толкованию п. 3 ст. 424 ГК РФ»[7].

По существу п. 3 ст. 424 ГК РФ — норма диспозитивная и, по мнению В.В.Витрянского, отсутствие в тексте договора необходимых пунктов о том, что сторонам известны или должны быть известны условия договора, вовсе не означает, что они не достигли соглашения по соответствующим существенным условиям договора. В этом случае договор будет исполняться согласно условиям, определенным диспозитивными нормами[8].

Читайте так же:  Рассчитать налог фсс

Таким образом, отечественная правовая теория не дает однозначного ответа на данный вопрос. По нашему мнению, руководствуясь принципом аналогии закона, имеются основания считать цену существенным условием договора уступки патента, наличие которого необходимо для признания договора действительным.

Так, п. 3 ст. 424 ГК РФ установлено: «В случаях, когда в возмездном договоре цена не предусмотрена и не может быть определена исходя из условий договора, исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при аналогичных обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги».

Данный способ определения цены не применим к столь специфическому товару, каким являются права по патенту, свойства которого сугубо индивидуализированы. Цена патента определяется, как правило, не общественной, а индивидуальной полезностью для определенного лица или круга лиц.

По мнению Н.И.Клейн, цена является существенным условием договора купли-продажи в тех случаях, когда невозможно определение цены, по которой должен оплачиваться товар по правилам п. 3 ст. 424 ГК. В частности, цена на индивидуально-определенные движимые вещи не может быть определена вследствие отсутствия на рынке аналогичных товаров (например, уникальных произведений искусства, индивидуального оборудования и т.п. вещей). По нашему мнению, данное утверждение дает основание отнести условие о цене к существенным условиям договора уступки патента.

Еще одним доводом в подтверждение правомерности такого подхода служит Постановление Пленума Верховного суда РФ и пленума Высшего арбитражного суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8, в п. 54 которого содержатся следующие разъяснения по применению п. 3 ст. 424 ГК РФ «. При этом наличие обстоятельств, позволяющих однозначно определить, какой ценой необходимо руководствоваться, должно быть доказано заинтересованной стороной. При наличии разногласий по условию о цене и недостижении сторонами соответствующего соглашения договор считается незаключенным»[9].

На практике нередки случаи, когда по условиям возмездного договора уступки патента оплата за приобретенное право на патент производится периодическим внесением принимающей стороной определенной суммы. При этом, по нашему мнению, такой договор подпадает под действие п. 1 ст. 489 ГК РФ: «Договор о продаже товара в кредит с условием рассрочки платежа считается заключенным, если в нем, наряду с другими существенными условиями договора купли-продажи, указаны цена товара, порядок, сроки и размеры платежей», т.е. предусмотрены дополнительные по сравнению со ст. 455 ГК РФ существенные условия.

Учитывая вышеизложенное, представляется целесообразным дать четкое определение существенных условий договора уступки патента в ст. 1172 проекта части третьей ГК РФ, в Патентном законе и внести соответствующие дополнения в Правила.

Регистрация договоров об уступке патента

В связи с тем, что п. 6 ст. 10 Патентного закона предусмотрена обязательная регистрация договоров об уступке патента, достижение сторонами соглашения по существенным условиям договора необходимо, но недостаточно для того, чтобы договор считался заключенным.

Руководствуясь п. 3 ст. 433 ГК РФ договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не предусмотрено законом.

Несмотря на очевидность и четкую правовую регламентацию правовых последствий регистрации, существуют весьма противоречивые суждения по данному вопросу. Так, А.В.Павлов высказывает следующую точку зрения: «Если договор не зарегистрирован, то он не считается заключенным, поскольку не производит юридического действия в отношении сторон договора и третьих лиц. Но это не значит, что он недействителен в отношении сторон договора»[10]. Ее ошибочность подтверждается п. 3 ст. 1028 ГК РФ, где оговорены различные правовые последствия несоблюдения требований регистрации договора коммерческой концессии в органах исполнительной власти, осуществивших регистрацию юридического лица (недействительность только в отношении третьих лиц), и в федеральном органе исполнительной власти в области патентов и товарных знаков при передаче в рамках договора прав на охраняемые объекты промышленной собственности (договор считается ничтожным).

Порядок регистрации договоров об уступке патента установлен Правилами рассмотрения и регистрации договоров об уступке патента и лицензионных договоров о предоставлении права на использование изобретения, полезной модели, промышленного образца (далее — Правила)[11].

Они прежде всего предусматривают проверку правомочности сторон заключать договор, надлежащего оформления договора и сопутствующих документов. Лица, которые могут выступать сторонами договора уступки патента, определены п. 6 ст. 10 Патентного закона: патентообладатель (передающая сторона) и любое физическое и/или юридическое лицо (принимающая сторона).

Обозначение в качестве принимающей стороны в договоре уступки патента филиала, представительства, отделения и иных обособленных подразделений юридических лиц противоречит как Патентному закону, так и ГК РФ. Филиал, как известно, юридическим лицом не является (п. 3 ст. 55 ГК РФ). То есть он не может быть субъектом гражданского оборота: совершать сделки, быть истцом и ответчиком в суде и т.п. Директор филиала действует на основании доверенности, как представитель юридического лица, его учредившего.

Таким образом, регистрация договора уступки патента с филиалом в качестве принимающей стороны может привести к несоответствию патента, как предмета последующих сделок, требованиям закона со всеми вытекающими из этого последствиями (см. ст. 168 ГК РФ).

На практике в ряде случаев патент изначально выдается на имя обособленного подразделения юридического лица. Это становится возможным, когда заявитель указывает обособленное подразделение в качестве потенциального патентообладателя, т.е. вводит в заблуждение патентное ведомство относительно его правового статуса.

Регистрация договора уступки такого патента (как и лицензионного договора) возможна только при представлении соответствующей доверенности, выданной руководителем юридического лица на имя руководителя обособленного подразделения, что подтверждается правоприменительной практикой.

Позиция президиума Высшего арбитражного суда по данному вопросу такова: если от имени филиала договор заключен его директором, имевшим полномочия от юридического лица на заключение подобных договоров, то договор считается заключенным от имени юридического лица, хотя оно и не было упомянуто[12].

При проверке надлежащего оформления договора следует руководствоваться положениями ст. 160 ГК РФ. В соответствии с п. 1 этой статьи требование скреплять подпись руководителя юридического лица печатью может быть установлено законами, иными правовыми актами и соглашением сторон, и в противном случае не является обязательным. На практике требование скреплять подпись руководителя юридического лица в договоре печатью является единственным и необходимым средством заверения подлинности подписи должностного лица и подтверждения его полномочия на подписание договора, что указывает на необходимость внести в Правила дополнения, касающиеся требований к оформлению договора.

Следует отметить, что при разработке федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» законодатель посвятил требованиям к оформлению договора и сопутствующих ему документов специальную статью. Так, в ст. 18 детально изложены эти требования, вплоть до недопустимости подчисток, исправлений, приписок, повреждений, не позволяющих однозначно истолковать содержание документов[13]. Практика показывает целесообразность такого подхода: требования становятся более четкими и ясными, минимизируется переписка с лицом, представившим договор на регистрацию.

В соответствии с п. 3 Правил не подлежат регистрации договоры, содержащие положения, противоречащие действующему законодательству, а также взаимоисключающие условия.

Патент, уступка права на который является предметом договора, может быть обременен правами третьих лиц, как правило, обязательственными:
лицензиатов по ранее заключенным по данному патенту лицензионным договорам;
залогодержателя в случае, когда патент является предметом договора залога;
авторов в соответствии с договором о передаче права на получение патента по заявке, поданной в патентное ведомство.

В соответствии с п. 1 ст. 460 ГК РФ продавец обязан передать покупателю товар свободным от любых прав третьих лиц, за исключением случаев, когда покупатель согласился принять товар, обремененный правами третьих лиц. Несоблюдение этого условия дает право покупателю требовать уменьшения цены либо расторжения договора. Поэтому положение о действии договора независимо от ранее заключенных по данному патенту договоров с третьими лицами противоречит требованиям закона. Стороны должны быть уведомлены об этом, а регистрация договора может осуществляться после представления документов, свидетельствующих об урегулировании либо изъятии данного положения из текста договора.

Вопрос об обременении договора уступки патента может решаться как в рамках этого договора, так и посредством заключения отдельных соглашений. Так, положения о том, в какой форме и в какой степени на лицо, приобретающее права по патенту, переходят права и обязанности патентообладателя-лицензиара по ранее заключенному лицензионному договору, могут быть как составной частью договора уступки патента при условии согласования с лицензиатом, так и предметом отдельных соглашений между этими лицами.

В связи с изложенным представляется ошибочным утверждение А.В.Павлова о том, «что наличие исключительной лицензии не препятствует переуступке обремененного патента, так как прямого запрета регистрации, если отсутствует в договоре указание на наличие обременения, в нормативных документах нет, а толковать такой договор, как договор, содержащий положения, противоречащие действующему законодательству, вряд ли правомерно»[14]. Тем более, что, по его мнению, «существующее обременение может настолько исчерпать права, что за приобретателем патента сохраняться лишь формальные права»[15], с чем нельзя не согласиться.

Вышеизложенное, а также практика регистрации свидетельствуют, что требование урегулировать вопрос об обременении патента на стадии регистрации договора об уступке не только способствует соблюдению режима законности при заключении договоров об уступке патента, но вполне правомерно и не может рассматриваться как «ограничение или прекращение производства товаров, принудительное навязывание условий»[15], как считает А.В.Павлов, ссылаясь на закон Российской Федерации «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках». Тем более нелогичными представляются суждения данного автора, учитывая его предложения о необходимости ввести обязательную регистрацию договоров о залоге патента[16].

По нашему мнению, именно то обстоятельство, что залоговые обязательства патентообладателя-залогодателя обременяют патент правами третьего лица-залогодержателя, и является одним из главных оснований для введения обязательной регистрации договоров о залоге патента. Регистрация договора залога патента при достаточном законодательном урегулировании отношений сторон в рамках договора залога[17] представляется необходимой для учета обременений патента с целью предотвращения уступки заложенного патента, т.е. отчуждения предмета залога.

Читайте так же:  Требования к помещению для продажи пива

Как противоречащее действующему законодательству рассматривается положение, определяющее начало действия договора вне зависимости от регистрации его в Роспатенте, так как в соответствии с п. 3 ст. 433 ГК РФ договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом.

Противоречит законодательству, а именно ст. 10 Патентного закона, положение договора уступки патента о возложении на лицо, приобретающее патент, обязательства согласовывать все дальнейшие действия по использованию изобретения, а также условия заключаемых по патенту лицензионных договоров с прежним патентообладателем. Наличие такого условия, как правило, свидетельствует о заблуждении сторон в отношении юридической природы договора уступки патента, непонимании юридических последствий его заключения.

Наличие взаимоисключающих положений свидетельствует о непонимании сторонами договора смысла обязательств и о недостижении соглашения сторон по обязательствам, возникающим в соответствии с данными положениями. На практике это выглядит, например, так: в разделе «предмет договора» идет речь о безвозмездной уступке патента, а в последующих разделах содержатся условия платежей. В одном из положений стороны договариваются об уступке патента, а в другом — только о предоставлении права на использование изобретения, охраняемого патентом. Очевидно, что в этом случае нет основания считать, что стороны достигли соглашения по его существенным условиям, и регистрация договора не может быть осуществлена. Иной подход противоречит не только здравому смыслу, но и требованиям п. 1 ст. 432 ГК РФ.

Безусловным основанием для отказа в регистрации договора об уступке патента служит прекращение действия патента на момент регистрации, что предопределяет необходимость проверки его действительности по данным соответствующих государственных реестров. На практике такая проверка является одним из первых действий по рассмотрению договора перед регистрацией.

Следует отметить, что регистрация осуществляется на основании комплекта документов, предусмотренных п. 2 Правил. Обязанность проверки каких-либо иных сведений, не предусмотренных Правилами, на патентное ведомство действующим законодательством и иными правовыми актами не возложена. В частности, данная процедура не предусматривает установление соответствия договора уступки патента условиям действительности сделок, заключенных с заинтересованностью, оговоренной, например, ст. 81 и 83 закона РФ «Об акционерных обществах», так как деятельность такого рода не относится к компетенции Роспатента.

Не входит в обязанности Роспатента оценка законности основания, выявление мнимого основания сделки. Следует отметить, что основание договора — один из наиболее спорных вопросов обязательственного права[18]. В данной работе под основанием договора следует понимать непосредственную правовую цель, которую стороны хотят достичь, заключая договор.

Мнимое основание договора налицо, когда стороны указывают определенную правовую цель, которую они хотят достичь, но у них нет намерения обязывать себя, либо когда стороны указывают ложную цель, скрывая подлинную, которую они хотят достичь. В первом случае речь идет о мнимой сделке, во втором — о притворной. Причем в соответствии со ст. 170 ГК РФ и та, и другая ничтожны. Идя на заключение такой сделки, стороны, как правило, стремятся обойти какое-либо императивное предписание или избежать неблагоприятной с их точки зрения ситуации, но такой, которая соответствовала бы закону (например, уплата налога, перевод денег за рубеж, перераспределение пакета акций предприятия и т.п.). Учитывая отсутствие каких бы то ни было оценочных критериев, патент, как предмет такой сделки, является особенно привлекательным. В этой связи представляется целесообразным привести наглядный пример из практики (по соображениям конфиденциальности номер патента и стороны договора не раскрываются и обозначены условно).

На регистрацию одновременно поступили два договора уступки одного и того же патента, подписанные сторонами в один и тот же день. По условиям первого договора иностранное юридическое лицо А, обозначенное в патенте в качестве патентообладателя, уступает патент российскому юридическому лицу Б. По условиям второго договора юридическое лицо Б уступает патент двум юридическим лицам — лицу А, т.е. первоначальному патентообладателю и лицу Д.

В данном случае очевидно, что при заключении по крайней мере первой из сделок стороны исходили из достижения иного правового результата, нежели тот, который подразумевается при заключении договора уступки патента. То обстоятельство, что еще до даты регистрации, т.е. до заключения договора лицо Б приняло решение о возврате патента прежнему патентообладателю А, который вправе предоставить по своему усмотрению права сообладателя патента любому лицу, в частности Д, красноречиво свидетельствует об этом.

По существу, совокупность этих двух документов является письменным доказательством мнимого или притворного характера сделки. Представляется, что в тех случаях, когда мнимый или притворный характер сделки явно следует из представленных на регистрацию документов, регистрирующая структура вправе истребовать необходимые пояснения и, если не отказать в регистрации, то по крайней мере уведомить стороны о последствиях заключения такого договора. Вместе с тем перед регистрирующей структурой не может быть поставлена задача выявить и исключить все возможные основания для признания представленного на регистрацию договора недействительным (ст. 167 — 179 ГК РФ), так как она заведомо невыполнима.

[1] Авилов Г.Е., Варнавский Б.П., Загянский А.И. и др. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй. М.: Контракт, 1997. С. 5.
[2] Francois D. The guarantee oblligation in contrakts for the transfer of patented technologies//Periodical Informatiom Bulletin. 1974. P. 5.
[3] Штумпф Г. Лицензионный договор. М.: Прогресс, 1988. С. 47.
[4] Еременко В.И. Комментарий к Патентному закону РФ/В кн.: Комментарий к законодательству об охране интеллектуальной собственности. М.: Фонд «Правовая культура». С. 49.
[5] Витрянский В.В. Существенные условия договора//Хозяйство и право. 1998. N 7. С. 7.
[6] Егиазаров В.А., Залесский В.В., Клейн Н.И. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой. М.: Юринформцентр, 1997. С. 6.
[7] Сергеев А.П., Толстой Ю.К. Гражданское право. М.: Проспект, 1997. Часть II. С. 13.
[8] Витрянский В.В. Существенные условия договора//Хозяйство и право. 1998. N 7. С. 6.
[9] Вестник Высшего арбитражного суда РФ. 1996. N 9. С. 18.
[10] Павлов А.В. Договорные отношения по использованию прав на изобретения в Российской Федерации: Дисс. канд. юрид. наук. М., 1997. С. 126.
[11] Патенты и лицензии. 1995. N 7 — 8. С. 36.
[12] См., например: Письмо Высшего арбитражного суда РФ от 2 ноября 1994 г. N С1-7/ОП-742, Постановление президиума Высшего арбитражного суда РФ от 7 мая 1996 г. N 845/96, п. 20 совместного постановления пленума Высшего арбитражного суда и Верховного суда РФ от 1 июня 1996 г. N 6/8.
[13] Брагинский М.И., Клейн Н.И., Огородников В.В. и др. Комментарий к Федеральному закону о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним//Бюллетень Министерства юстиции Российской Федерации. 1998. N 10. С. 61.
[13] Павлов А.В. Договорные отношения по использованию прав на изобретения в Российской Федерации: Дисс. канд. юрид. наук. М., 1996. С. 126.
[14] Там же. С. 121.
[15] Там же. С. 125.
[16] Там же. С. 136.
[17] См.: §3 гл. 23 ГК РФ, закон РФ «О залоге», введенный в действие 29 мая 1992 г. Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 16 января 1992 г. N 2190 в части, не противоречащей ГК РФ.
[18] Иоффе О.С. Советское гражданское право. Ленинград: ЛГУ, 1971. Т. 1. С. 361.

ИП на ПСН: продажа канцтоваров через расчетный счет

Добрый день!
ИП на Патенте с 2013 года. Продажа канцтоваров в розницу.
Вопрос: Можно ли продавать канцтовары через расчетный счет организациям бюджетникам?
Или мы будем вынуждены перейти на другой режим налогообложения?

Добрый день.
Патент у Вас останется, конечно, но по таким операциям придется применять иную систему налогообложения (ОСНО или УСН).
Согласно ст. 346.43 НК РФ:
3. В целях подпунктов 45 — 47 пункта 2 настоящей статьи используются следующие понятия:
1) розничная торговля — предпринимательская деятельность, связанная с торговлей товарами (в том числе за наличный расчет, а также с использованием платежных карт) на основе договоров розничной купли-продажи.
Приводимое ниже письмо касается применения ЕНВД, но это совершенно ничего не меняет (критерии и для ПСН такие же):

Письмо Минфина России от 23.11.2012 № 03-11-11/355

Индивидуальный предприниматель в магазине продает товары народного потребления населению и применяет систему налогообложения в виде ЕНВД. С 2011 года продажа товаров производится бюджетным организациям по безналичному расчету с выдачей товарной накладной, счета на оплату и оформлением разового договора купли-продажи. Облагается ли доход, полученный ИП от бюджетных организаций, единым налогом на вмененный доход?

Ответ: В соответствии со статьей 346.26 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) система налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности применяется в отношении видов предпринимательской деятельности, установленных пунктом 2 указанной статьи Кодекса, в том числе в отношении предпринимательской деятельности в сфере розничной торговли, осуществляемой через магазины и павильоны с площадью торгового зала не более 150 кв. м по каждому объекту организации торговли.

Статьей 346.27 Кодекса установлено, что к розничной торговле относится предпринимательская деятельность, связанная с торговлей товарами (в том числе за наличный расчет, а также с использованием платежных карт) на основе договоров розничной купли-продажи.

В соответствии со статьей 492 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) по договору розничной купли-продажи продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность по продаже товаров в розницу, обязуется передать покупателю товар, предназначенный для личного, семейного, домашнего или иного использования, не связанного с предпринимательской деятельностью.

При этом согласно статье 493 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, договор розничной купли-продажи считается заключенным с момента выдачи продавцом покупателю кассового или товарного чека или иного документа, подтверждающего оплату товара.

Таким образом, к розничной торговле в целях применения главы 26.3 Кодекса относится предпринимательская деятельность, связанная с торговлей товарами как за наличный, так и за безналичный расчет по договорам розничной купли-продажи, независимо от того, какой категории покупателей (физическим или юридическим лицам) реализуются эти товары. Определяющим признаком договора розничной купли-продажи в целях применения единого налога на вмененный доход является то, для каких целей налогоплательщик реализует товары организациям и физическим лицам: для личного, семейного, домашнего или иного использования, не связанного с предпринимательской деятельностью, или для использования этих товаров в целях ведения предпринимательской деятельности.

Читайте так же:  Состав бухгалтерская отчетность за 2018 год

При этом под целями, не связанными с личным использованием, следует понимать, в том числе приобретение покупателем товаров для обеспечения его деятельности в качестве организации или гражданина-предпринимателя (например, оргтехники, офисной мебели, транспортных средств, материалов для ремонтных работ и т.п.).

При соблюдении указанных выше норм ГК РФ и главы 26.3 Кодекса предпринимательская деятельность, связанная с розничной торговлей товарами за безналичный расчет бюджетным учреждениям, и осуществляемая в рамках договоров розничной купли-продажи, может быть переведена на систему налогообложения в виде единого налога на вмененный доход.
К розничной торговле не относится реализация в соответствии с договорами поставки.

Исходя из статьи 506 ГК РФ по договору поставки поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.

При этом следует иметь в виду, что Кодекс не устанавливает для организаций и индивидуальных предпринимателей, реализующих товары, обязанности осуществления контроля за последующим использованием покупателем приобретаемых товаров (для предпринимательской деятельности или для личного, семейного, домашнего или иного использования, не связанного с предпринимательской деятельностью).

Если в целях реализации товаров, например, заключаются договоры, в которых определяются ассортимент товаров, сроки их поставки, порядок и форма расчетов за поставляемые товары, а также оформляются и передаются покупателям накладные, счета-фактуры, ведутся журналы учета полученных и выставленных счетов-фактур, книги покупок и книги продаж, то такая деятельность относится к предпринимательской деятельности в сфере оптовой торговли.

В связи с изложенным, предпринимательская деятельность в сфере реализации товаров, осуществляемая на основании договоров поставки либо на основании иных договоров гражданско-правового характера, содержащих признаки договора поставки, независимо от формы расчетов с покупателями (наличной или безналичной) не подлежит переводу на систему налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности и должна облагаться налогами в рамках иных режимов налогообложения.

Пунктом 1 статьи 9 Федерального закона от 21 июля 2005 г. № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (далее — Федеральный закон № 94-ФЗ) установлено, что под государственным или муниципальным контрактом понимается договор, заключенный заказчиком от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования в целях обеспечения государственных или муниципальных нужд. Под гражданско-правовым договором бюджетного учреждения на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг понимается договор, заключаемый от имени бюджетного учреждения.

В соответствии с пунктом 2 статьи 525 ГК РФ к отношениям по поставке товаров для государственных или муниципальных нужд применяются правила о договоре поставки (статьи 506 — 522 ГК РФ), если иное не предусмотрено правилами ГК РФ.
Следует также иметь в виду, что в отличие от договора розничной купли-продажи, который является публичным договором, договор поставки по муниципальному контракту, а также по гражданско-правовому договору бюджетного учреждения не носит признаков публичности, указанных в статье 426 ГК РФ, и согласно Федеральному закону № 94-ФЗ заключается в соответствии с результатами проведения конкурсов, аукционов, запросов котировок на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг конкретным потребителям.

Учитывая изложенное, деятельность по реализации товаров, в том числе бюджетным и некоммерческим организациям на основе договоров поставки, а также по государственным (муниципальным) контрактам, содержащим признаки договора поставки, относится к предпринимательской деятельности в сфере оптовой торговли, результаты от занятия которой подлежат налогообложению в общеустановленном порядке либо в соответствии с упрощенной системой налогообложения.

Одновременно сообщаем, что согласно Положению о Министерстве финансов Российской Федерации, утвержденному Постановлением Правительства Российской Федерации от 30.06.2004 № 329, и Регламенту Минфина России, утвержденному Приказом Минфина России от 23.03.2005 № 45н, в Минфине России не рассматриваются по существу обращения по проведению экспертизы договоров, учредительных и иных документов организаций, а также по оценке конкретных хозяйственных ситуаций.

Конференция ЮрКлуба

Уступка патента в части

PVS 14 Июн 2006

tarabarsky 14 Июн 2006

Говорить об уступке «доли в патенте» можно лишь тогда, когда между патентообладателями есть соглашение о порядке использования патента. Тогда, один из патентообладателей может уступить своию «долю», точнее говоря, уступить те права и обязанности, которые он имеет в рамках соглашения с другими патентообладателями (т.е., если есть соглашение делить все доходы от использования патента, например, 1/4 каждому, то новый патентообладатель может претендовать на эту самую 1/4).

А вообще говоря, я полагаю, что исключительное право на патент — неделимое право (чем-то напоминает институт совместной общей собственности).

Что касается уступки, то вне зависимости от того, необходима ли «полная» или «частичная» уступка, необходимо оформлять договор, по которому передающей стороной будут все патентообадатели (А Б В), а принимающей А Б Г или только Г. 🙂

PVS 14 Июн 2006

Говорить об уступке «доли в патенте» можно лишь тогда, когда между патентообладателями есть соглашение о порядке использования патента.

допустим есть такое соглашение — но оно регулирует использование ВСЕГО патента — им не предусмотрено право одного из патенообладателей уступить свои права

точнее говоря, уступить те права и обязанности, которые он имеет в рамках соглашения с другими патентообладателями

про уступку обязательственных прав из договора между патенообладателями речь не идет.

А вообще говоря, я полагаю, что исключительное право на патент — неделимое право (чем-то напоминает институт совместной общей собственности).

Значит и поменять патентообладателя нельзя?

Гаврилов выделял договоры о принадлежности патентных прав:
«Это разнообразные договоры, фиксирующие либо появление дополнительного патентообладателя (с определением прав, закрепляемых за каждым правообладателем), либо фиксирующие выбытие какого-либо лица из числа правообладателей«.
Что же мешает договориться о выбытии одног и появлении другого (вместо него), т.е. о замене патентообладателя? Ну не будет это уступка.
Основываться на принципе свободы договора? И считать что это договор не предусмотренный законом?
Сообщение отредактировал PVS: 14 Июнь 2006 — 19:41

tarabarsky 14 Июн 2006

Ну не будет это уступка.

Будет!
Точно также, как будет иметь место переход права собственности на недвижимое имущество в случае, когда в состав совместных собственников включается новое лицо (или исключается из него).

Хоть ИС и не является правом собствености, но в этом отношении на него должны распространяться теже общие принципы права.

PVS 14 Июн 2006

Будет!.
Точно также, как будет иметь место переход права собственности на недвижимое имущество

слово уступка в законе понимается в нескольких случаях:
1. уступка права требования (гл.24 ГК РФ) — можно уступить ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОЕ право, — требование, принадлежащее лицу на основании обязательства
2. Уступка Патента, ТЗ и т.п. (здесь особый случай — специальное дозволение закона — на эту уступку гл. 24 не распространяется).
Что является объектом во втором случае? Патент? Думаю нет. Такого объекта гражданских прав как патент нет — это только бумага, подтверждающая полные исключительные права. Поэтому правильнее говорить о передаче исключительных прав на изобретение (полная передача всех правомочий с указанием что патенообладателем является получатель прав). Кстати в ст 128 ГК в качестве объекта указаны исключительные права. Сам термин «уступка патента» — явно неудачен. Может исторически так сложилось — просто пытались отличить от передачи исключительных прав (исключительная лицензия), при которых что то оставалось у лицензиара. Лучше все же наверно как в авторском праве вести речь только о передаче исключительных прав (ну только всех).
Теперь в нашей ситуации смотрим. Такого объекта как часть патента нет (патентный закон прямо не допускает частичную уступку). Значит и уступить часть патента (или патент в части) нельзя? Поскольку объект гражданского права нельзя создать договором. Правильно ли я мыслю?
Если да, то может тогда можно заключить договор о передаче исклюительных прав в части с последующим внесением в патент нового патентообладателя? Либо на основании п.4 ст. 454 ГК ПРОДАТЬ свои права по договору купли-продажи (который кстати тогда не должен регистрироваться)? Может вопрос в том как оформить? Либо всеже признать, что законодатель принципиален: что исклюительное право множества патенообладателей по одному патенту НЕДЕЛИМО и отчуждать свои права (по уступке, по договору купли-продажи и т.п.) они в принципе не могут каждый по отдельности и только все вместе (весь патент)?.

P.S. Об ошибочности термина «уступка патента» свидетельствует тот факт, что в проекте ч. 4 ГК предусмотрен договор об отчуждении исключительного права на изобретение (договор об отчуждении патента). И нет деления лицензионных договоров на исключительные и неисключительные
Сообщение отредактировал PVS: 14 Июнь 2006 — 21:46

fkaF 14 Июн 2006

допустим есть такое соглашение — но оно регулирует использование ВСЕГО патента — им не предусмотрено право одного из патенообладателей уступить свои права

ну дык пусть заключат доп. соглашение сначала. и всего делов то.

PVS 14 Июн 2006

ну дык пусть заключат доп. соглашение сначала. и всего делов то.

о чем? если об использовании ВСЕГО патента — то есть такое соглашение. Если о праве патенообладателя самостоятельно «передать свои права тертьему лицу» — то нет такого соглашения (да и если бы было то — что?). Дальше как ? какой договор может заключить один из патентообладателей с третьим лицом? Договор о замене патентообладателя?
Сообщение отредактировал PVS: 14 Июнь 2006 — 22:08