Срок исковой давности договор залога

Законодательные акты, которые могут
пригодиться при создании ТСЖ

Основания обращения взыскания на заложенное
имущество

1. Взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований залогодержателя (кредитора) может быть обращено в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обеспеченного залогом обязательства по обстоятельствам, за которые он отвечает.

2. В обращении взыскания на заложенное имущество может быть отказано, если допущенное должником нарушение обеспеченного залогом обязательства крайне незначительно и размер требований залогодержателя вследствие этого явно несоразмерен стоимости заложенного имущества.

1. Обращение взыскания на предмет залога возможно при условии, что обеспеченное залогом обязательство не исполнено (ненадлежаще исполнено) должником, и должник отвечает за это нарушение (ст. 401 ГК). Обязательство может быть нарушено как при неисполнении его в срок, установленный договором, так и при заявлении кредитором требования о досрочном исполнении этого обязательства.

2. Законом не предусмотрено, что до обращения взыскания на предмет залога необходимо предъявить требование об исполнении основного обязательства либо в специальном порядке установить наличие оснований для возложения ответственности за неисполнение основного обязательства на должника. Не получив должного исполнения, залогодержатель может приступить к процедуре взыскания на свой риск. Если залогодатель докажет, что должник по основному обязательству не отвечает за его нарушение, залогодержатель понесет расходы по взысканию.

3. Понятие взыскания при реализации прав залогодержателя отличается от взыскания в исполнительном производстве. В последнем случае обращение взыскания на имущество должника состоит из его ареста (описи), изъятия и принудительной реализации (ст. 46 Закона об исполнительном производстве). По смыслу же коммент. ст. в ее взаимосвязи со ст. 349 и 350 ГК, взыскание, обращенное на предмет залога, — процедура, в результате которой залогодержатель подтверждает свое право на преимущественное удовлетворение требований за счет стоимости заложенного имущества (ст. 334 ГК). Но на этом реализация права залога не завершается: после обращения взыскания предмет залога необходимо продать с торгов (ст. 350 ГК).

4. Пункт 2 комент. ст. описывает единственный случай, в котором во взыскании может быть отказано по причинам, не связанным собственно с договором залога или с обеспеченным им обязательством. Отказ в обращении взыскания не назван среди оснований прекращения залога (ст. 352 ГК). Это понятно, поскольку размер требования (ст. 337 ГК) и стоимость предмета залога могут со временем измениться, что позволит удовлетворить требование залогодержателя. Вопрос о несоразмерности долга стоимости предмета залога решается в каждом конкретном случае. При этом учитывается именно стоимость имущества, а не другие факторы, например значимость предмета для залогодателя и т. п. Под стоимостью понимается рыночная стоимость имущества (ст. 7 Закона об оценочной деятельности).

Следует подчеркнуть, что залогодатель обязан по договору о залоге, а не по обеспеченному им обязательству. Поэтому при отказе в обращении взыскания на предмет залога на залогодателя нельзя возложить обязанность удовлетворить требование залогодержателя из основного договора (см. постановление Президиума ВАС от 1 апреля 1997 г. N 5770/96 // Вестник ВАС. 1997. N 7).

5. Право обратить взыскание на предмет залога может быть реализовано в пределах срока исковой давности. Момент, с которого начинается течение давности для предъявления требования об обращении взыскания на предмет залога, определяется по общим правилам (ст. 200 ГК), но срок давности в любом случае прекращается с истечением давностного срока по обеспеченному залогом обязательству (ст. 207 ГК).

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 12 ноября 2014 г. N Ф05-12500/14 по делу N А40-188293/2013 (ключевые темы: сроки исковой давности — обращение взыскания на заложенное имущество — договор займа — пользование заемными средствами — договор залога)

Резолютивная часть постановления объявлена 05.11.2014.

Полный текст постановления изготовлен 12.11.2014.

Арбитражный суд Московского округа

председательствующего-судьи Власенко Л.В.,

судей: Букиной И.А., Григорьевой И.Ю.,

при участии в заседании:

от истца Минт Кэпитал II ЛП — Малевич Е.А. (по дов. от 30.10.2014), Бейлин Н.А. (по дов. от 30.10.2014),

от ответчиков: от Муравьева К.Е. — Галкин СС. (по дов. от 19.02.2014 N 77АБ2557134), Пурас М.Г. (по дов. от 19.02.2014 N 77АБ2557135), от Латышева А.М. — Галкин С.С. (по дов. от 18.02.2014 N 77АБ2188245),

рассмотрев 05.11.2014 в судебном заседании кассационную жалобу компании «Минт Кэпитил II ЛП» (Mint Capital II LP), истца,

на решение от 05.05.2014

Арбитражного суда города Москвы,

принятое судьей Красниковой И.Э.,

на постановление от 14.08.2014

Девятого арбитражного апелляционного суда,

принятое судьями Гариповым В.С., Кузнецовой И.И., Смирновой О.В.,

по иску Минт Кэпитал II ЛП

к Муравьеву К.Е., Латышеву А.М.,

третьи лица: ООО «Дейтагарденс», ООО «Сервис», ОАО «РЕЕСТР», Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Москве, Муравьева А.Б., Латышева Л.Ю.

об обращении взыскания на заложенные акции,

Компания «Минт Капитал II ЛП» обратилась в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением об обращении взыскания на заложенное имущество — акции ОАО «Сервис» в количестве 7 548 и 3 774, принадлежащих Муравьеву Константину Евгеньевичу и Латышеву Aнтону Mихайловичу соответственно (с учетом уточненных требований в соответствии со статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ)).

В качестве третьих лиц участие в деле принимают ООО «Дейтагарденс», ООО «Сервис», ОАО «РЕЕСТР», Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Москве.

Определением суда от 15.04.2014 к участию в деле в качестве третьих лиц также привлечены Муравьева А.Б. и Латышева Л.Ю.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 05.05.2014, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 14.08.2014, в удовлетворении исковых требованиях отказано.

Суды исходили при этом из пропуска истцом срока исковой давности.

Арбитражным судом Московского округа законность указанных судебных актов проверена в порядке статей 284 и 286 в связи с кассационной жалобой Компании «Минт Кэпитил II ЛП» (Mint Capital II LP), в которой со ссылкой на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и нарушение норм материального права ставится вопрос об их отмене и направлении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В обоснование чего истец ссылается на то, что срок исковой давности по требованию об обращении взыскания на заложенное имущество не является истекшим, поскольку в соответствии с нормами английского права право требования обращения взыскания на заложенное имущество возникает у истца в течение 6 лет.

Заявитель кассационной жалобы считает, что судом первой инстанции сделан неправильный вывод о том, что на заявленное по настоящему делу требование распространяется трехлетний исковой давности, предусмотренный пунктом 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ).

По мнению заявителя, суды неправомерно применили последствия пропуска трехлетнего срока исковой давности, который рассчитан начиная с 25.11.2009, даты, на которую согласно договору займа ООО «Дейтагарденс» должно было исполнить обязательства по уплате суммы займа.

Также в кассационной жалобе приводится довод о том, что у истца имеется право начисления процентов за просрочку возврата займа, поскольку договор займа не исполнен.

Ответчики представили отзыв на кассационную жалобу, в котором полагают судебные акты законными и обоснованными и просят оставить их без изменения.

От третьих лиц отзывы на кассационную жалобу не поступили.

В заседании суда кассационной представители истца поддержали доводы кассационной жалобы, представители ответчиков приводили возражения относительно них по мотивам, содержащимся в обжалуемых судебных актах и отзыве на кассационную жалобу.

Доводы кассационной жалобы рассмотрены по правилам ч. 3 ст. 284 АПК РФ в отсутствие третьих лиц, извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства.

Изучив материалы дела, проверив соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, имеющимся в материалах дела доказательствам, правильность применения судами норм материального права, соблюдение норм процессуального права, обсудив доводы кассационной жалобы, возражений относительно них, выслушав представителей сторон, суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены принятых по делу судебных актов.

Как установлено судами, между Компанией «Минт Капитал II ЛП» (Mint Capital II LP) и ООО «Дейтагарденс» (должник) заключен договор займа от 26.02.2008 и дополнительные соглашения к нему, в соответствии с условиями которых истец согласился выдать должнику заем в сумме 3 142 000 долларов США, стороны также предусмотрели, что на сумму полученных должником заемных средств начисляются проценты по ставке 20 процентов годовых.

По условиям договора займа полученные денежные средства, а также проценты должны быть возвращены должником истцу в срок не позднее 25.11.2009.

Суды выяснили, что между истцом, должником, а также Муравьевым К.Е. и Латышевым A.M. заключен договор залога от 26.02.2008, по условиям которого предметом залога являются 11 548 акций ОАО «Сервис» общей номинальной стоимостью 0,05 копеек каждая, что составляет 30 % уставного капитала общества, из них 7 548 акций передано в залог Муравьевым К.Е., 4 000 акций — Латышевым А.М.

По условиям договора залога сумма обязательств, обеспеченных заложенными акциями, составляет рублевый эквивалент 3 142 000 долларов США, при этом стоимость именных акций стороны оценили в 10 000 000 долларов США.

Указывая на то, что должником не возвращена сумма займа и не уплачены проценты на нарушение сроков его возврата в общей сумме 7 230 065 долларов США, истец обратился в арбитражный суд с рассматриваемым иском, отказывая в удовлетворении которого суды, руководствуясь статьями 196, 199, 200, 207, 334, 348, 349, 809 ГК РФ, разъяснениями, данными в п. 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 N 57 «О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств», п. 3.106 Приказа ФСФР России от 30.07.2013 N 13-65/пз-н «О порядке открытия и ведения держателями реестров владельцев ценных бумаг лицевых и иных счетов и о внесении изменений в некоторые нормативные правовые акты Федеральной службы по финансовым рынкам», пришли к выводу о наличии оснований для отказа в иске.

Суды признали, что истцом пропущен срок исковой давности на предъявление требования об обращении взыскания на заложенное имущество.

Заявление об истечении срока исковой давности в порядке ст. 199 ГК РФ сделано ответчиками.

Суд кассационной инстанции полагает вывод судов первой и апелляционной инстанций соответствующим нормам действующего законодательства и установленным фактическим обстоятельствам дела.

Довод кассационной жалобы о том, что истцом не пропущен срок исковой давности на обращение взыскания на заложенное имущество в связи с применением к спорным правоотношениям норм английского права, был предметом проверки судов и правомерно отклонен.

Истец настаивал, что срок исковой давности по залоговому требованию в силу ст. 207 ГК РФ составляет 6 лет, поскольку требование по возврату займа к основному должнику подчинено английскому праву, где срок давности по требованию о взыскании займа (основному требованию) составляет 6 лет.

Между тем, судами установлено, что в соответствии с пунктом 6.1. договора залога истец и ответчики согласовали применение именно норм российского права к залоговым правоотношениям, в том числе по вопросу расчетов сроков исковой давности, что соответствует положениям ст. 1208 ГК РФ.

Ответчики не являются стороной договора займа, а являются участниками только залогового правоотношения.

Суды признали, что в связи с возникновением просрочки по возврату основного долга с 03.12.2009 (5 рабочих дней с 25.11.2009) у истца возникло право на обращение взыскания на заложенное имущество.

Читайте так же:  Московской коллегии адвокатов легис групп

Исковое же требование об обращении взыскания на заложенное имущество заявлено в суд 26.12.2013, то есть по истечении четырех лет и двадцати трех дней, с пропуском установленного российским законом трехлетнего срока исковой давности.

Ссылка кассатора на то, что в силу акцессорного характера обязательства ответчиков данное обязательство прекращается одновременно с прекращением основного обязательства, как в связи с его должным исполнением, и поскольку основное обязательство по договору займа не исполнено, то и не истекает срок по требованию об обращении взыскания на заложенное имущество, также подлежит отклонению.

Действительно, в силу статьи 207 ГК РФ с истечением срока исковой давности по главному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям (неустойка, залог, поручительство и т.п.).

Однако, данная статья не содержит положений, исключающих возможность истечения срока исковой давности по дополнительным требованиям безотносительно истечения срока исковой давности по основному требованию.

Положения приведенной статьи имеют целью недопущение ситуации, при которой основное требование утрачивает принудительную защиту в судебном порядке, а дополнительное требование могло бы ее сохранить.

При этом истечение срока исковой давности по дополнительному требованию не означает истечения срока исковой давности по основному требованию.

Оснований полагать, что судами в данном случае неправильно применены нормы материального права, не имеется.

Довод кассационной жалобы о том, что суды неправомерно применили срок исковой давности к требованиям по оплате процентов за счет обращения взыскания на заложенное имущество, подлежит отклонению.

Заявитель кассационной жалобы считает, что проценты по договору займа могут быть взысканы по частям за каждый период отдельно, поэтому срок исковой давности по требованию об оплате процентов за период в три года, который предшествовал подаче иска 26.12.2013, не может быть признан истекшим.

Между тем, данный довод не был заявлен истцом в суде первой и суде апелляционной инстанций.

Согласно же условиям заключенного договора займа проценты за пользование займом в размере 20 % годовых начисляются с даты предоставления займа и подлежат выплате на дату возвращения основной суммы долга (25.11.2009).

Судами установлено, что просрочка по возврату процентов за пользование займом наступила с 03.12.2009, следовательно, оплата процентов за пользование займом зависит от даты возврата займа.

Требования о взыскании процентов являются производными от требования о взыскании суммы основного долга, поэтому при истечении срока давности по основному требованию истекает давность и по указанным требованиям.

Поскольку основное требование истцом заявлено по истечении срока исковой давности, в силу ст.207 ГК РФ другие заявленные и удовлетворяемые из стоимости предмета залога дополнительные требования об уплате процентов за пользование займом, подлежащих к оплате вместе с основной суммой долга, также являются поданными с пропуском срока.

Кроме того, договор залога содержит только указание на основную сумму обеспеченного долга, в нем отсутствует условие о том, что залогом обеспечены иные обязательства должника перед кредитором (в том числе проценты).

Проверив все доводы кассационной жалобы, суд кассационной инстанции считает, что нарушений норм материального права, которые бы привели или могли привести к неправильному рассмотрению дела, в том числе и тех, на которые имеется ссылка в кассационной жалобе, судами не допущено.

Нормы процессуального права, несоблюдение которых является безусловным основанием для отмены решения и постановления в соответствии с частью 4 статьи 288 АПК РФ, судами первой и апелляционной инстанций не нарушены.

При изложенных обстоятельствах оснований для отмены обжалуемых судебных актов не имеется.

Руководствуясь статьями 284 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

решение Арбитражного суда города Москвы от 05.05.2014 по делу N А40-188293/2013 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 14.08.2014 по тому же делу оставить без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения.

Срок исковой давности

Здравствуйте! Мне необходима консультация по следующему вопросу.

Рассматривается иск о взыскании по договору займа. (договор процентный, бессрочный)

С момента заключения договора прошло 7 лет. Предъявляемые к взысканию проценты начислены за 7 лет, но ответчик согласен с оплатой процентов только за последние 3 года, ссылаясь на истечение срока исковой давности по остальным, ссылаясь на ч.2 ст.809., так как истец не предъявлял к взысканию ежемесячные проценты по бессрочному договору займа.

Насколько законно требование заемщика признать истечение срока давности в этом случае?

Заранее благодарю за помощь.

Уточнение клиента

Большое спасибо за ответ.

Но следуя логике основное требование это сумма самого займа, а дополнительное — проценты по условиям договора займа, согласно ст.809 ГК?

Ведь если договор займа бессрочный и срок исковой давности начинает отсчет с момента невыплаты по предъявленному займодавцем требованию о возврате, то из этого разве не следует что и срок исковых требований о процентах за пользование займом начинается с этого момента?

Или ссылка на ч.2 ст.809 сводит на нет положения ст.207 ГК.

Или только проценты по ст.395 расцениваются как дополнительное требование?

20 Мая 2015, 17:19

Ответы юристов (1)

Добрый день, Илья.

Статья 207 ГК РФ. Применение исковой давности к дополнительным требованиям

1. С истечением срока исковой давности по главному требованию считается истекшим срок исковой давности и по дополнительным требованиям (проценты, неустойка, залог, поручительство и т.п.), в том числе возникшим после истечения срока исковой давности по главному требованию.
2. В случае пропуска срока предъявления к исполнению исполнительного документа по главному требованию срок исковой давности по дополнительным требованиям считается истекшим.

Поэтому соглашайтесь на три года. т.к. и за последние три года по суду взыскать нельзя, заключайте мировое соглашение с указанием суммы и сроков выплаты.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 1 ноября 2016 г. N 127-КГ16-10 Суд отменил апелляционное определение и направил на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции дело об обращении взыскания на предмет ипотеки, поскольку срок исковой давности по требованию об обращении взыскания на предмет ипотеки начинает течь с момента возникновения оснований для обращения взыскания на заложенное имущество, о которых залогодатель знал или должен был знать

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Романовского С.В., Асташова С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску публичного акционерного общества «Первый Украинский Международный банк» к Швецу В.А., Швец Я.В. об обращении взыскания на предмет ипотеки и по встречному иску Швеца В.А., Швец Я.В. к публичному акционерному обществу «Первый Украинский Международный банк» о прекращении ипотеки по кассационной жалобе Швец Я.В. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Крым от 16 декабря 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

публичное акционерное общество «Первый Украинский Международный банк» (далее — Банк) 9 сентября 2013 г. предъявило иск к Швецу В.А., Швец Я.В. об обращении взыскания на являющуюся предметом ипотеки квартиру, расположенную по адресу: .

В обоснование требований Банк указал, что 25 марта 2008 г. между ним и Плачиндой Т.Н. заключён кредитный договор, в соответствии с которым истец предоставил Плачинде Т.Н. кредит в размере 130 000 долларов США на срок до 25 марта 2023 г. В обеспечение обязательств заёмщика по данному договору между истцом и ответчиками был заключён договор ипотеки указанной выше квартиры. Плачинда Т.Н. обязательства по уплате ежемесячных платежей не исполняла, в связи с чем по состоянию на 22 июля 2013 г. образовалась задолженность в сумме 204 866,67 доллара США.

Швец В.А. и Швец Я.В. иск не признали, заявили о пропуске срока исковой давности, а также предъявили встречный иск к Банку о прекращении ипотеки, снятии арестов и других ограничений, наложенных на квартиру.

В обоснование встречного иска указали, что Банк направил в их адрес требования о досрочном возврате кредита 21 и 22 января 2010 г., однако требования об обращении взыскания на предмет ипотеки предъявил в суд по истечении срока исковой давности. Швец В.А. и Швец Я.В. также сослались на то, что Банк фактически утратил полномочия залогодержателя и не может реализовать права в отношении предмета ипотеки.

Решением Феодосийского городского суда Республики Крым от 8 августа 2014 г. исковые требования Банка удовлетворены, в удовлетворении встречного иска Швец В.А. и Швец Я.В. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Крым от 16 декабря 2015 г. решение суда первой инстанции отменено по процессуальному основанию, по делу принято новое решение о частичном удовлетворении требований Банка, которым обращено взыскание на предмет ипотеки в счёт возмещения задолженности в сумме 146 280,44 доллара США путём его реализации с публичных торгов по начальной цене в размере 3 072 000 руб.

В кассационной жалобе заявителем ставится вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Крым от 16 декабря 2015 г.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В. от 30 сентября 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются предусмотренные статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены в кассационном порядке апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Крым от 16 декабря 2015 г.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что такие нарушения были допущены при рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанций.

Судом установлено и из материалов дела следует, что 25 марта 2008 г. между Банком как кредитором и Плачиндой Т.Н. как должником был заключён кредитный договор, по условиям которого Банк обязался предоставить Плачинде Т.Н. кредит в размере 130 000 долларов США с начислением процентов в размере . % годовых, а Плачинда Т.Н. обязалась в срок до 25 марта 2023 г. исполнить обязательства по возврату основного долга и уплате процентов (т. 1, л.д. 14-18).

В этот же день в обеспечение исполнения кредитных обязательств Плачинды Т.Н. между Банком как ипотекодержателем и Швецом В.А., Швец Я.В., как ипотекодателями был заключён договор ипотеки принадлежащей ответчикам квартиры, расположенной по адресу: . (т. 1, л.д. 22-25).

С 2009 года Плачинда Т.Н. прекратила исполнение кредитных обязательств перед Банком по внесению периодических платежей.

Читайте так же:  Сан-стефанский договор был подписан с

21 января и 17 июня 2010 г. Банк направлял Швецу В.А., а 17 июля 2010 г. — Швец Я.В. требования о досрочном исполнении обязательств по указанному выше кредитному договору в связи с неисполнением обязательств заёмщиком (т. 1, л.д. 154-155, т. 2, л.д. 85).

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Апелляционного суда Автономной Республики Крым от 20 ноября 2012 г. отменено решение Феодосийского городского суда Автономной Республики Крым от 21 июня 2011 г. по делу по иску Банка к Плачинде Т.Н. о взыскании задолженности по кредитному договору и по встречному иску Плачинды Т.Н. к Банку о признании кредитного договора и договоров ипотеки недействительными, по делу принято новое решение, которым исковые требования Банка удовлетворены, с Плачинды Т.Н. в пользу Банка взыскана задолженность по кредитному договору в сумме 146 280,44 доллара США, в удовлетворении встречного иска Плачинды Т.Н. отказано (т. 1, л.д. 16).

Удовлетворяя исковые требования Банка по настоящему делу, суд апелляционной инстанции сослался на то, что установленный вступившим в законную силу судебным постановлением факт неисполнения Плачиндой Т.Н. кредитных обязательств перед Банком является основанием для обращения взыскания на квартиру, переданную ответчиками в ипотеку в обеспечение названных обязательств.

Отклоняя заявление ответчиков о пропуске истцом срока исковой давности, суд указал, что принятие апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Апелляционного суда Автономной Республики Крым от 20 ноября 2012 г. о взыскании с Плачинды Т.Н. задолженности по обеспеченному ипотекой обязательству и повторное направление ответчикам требования Банка о досрочном погашении задолженности в мае 2013 г. свидетельствуют о перерыве течения срока исковой давности, а поскольку обеспеченные ипотекой кредитные обязательства не исполнены до настоящего времени, основания для применения срока исковой давности отсутствуют.

Суд апелляционной инстанции сослался также на повторное предъявление требований к залогодателям об исполнении обязательств заёмщика как на перерыв течения срока исковой давности.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит выводы судов о том, что срок исковой давности по требованию Банка об обращении взыскания на переданную в ипотеку квартиру не истёк, основанными на неправильном применении норм материального права.

Согласно взаимосвязанным положениям пунктов 1 и 2 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации договор может быть изменён или расторгнут по соглашению сторон или по требованию одной стороны в предусмотренных законом или договором случаях.

В соответствии с пунктом 2 статьи 811 Гражданского кодекса Российской Федерации, если договором займа предусмотрено возвращение займа по частям (в рассрочку), то при нарушении заёмщиком срока, установленного для возврата очередной части займа, заимодавец вправе потребовать досрочного возврата всей оставшейся суммы займа вместе с причитающимися процентами.

По смыслу приведённых норм закона, предъявление кредитором требования о досрочном возврате суммы займа (кредита) изменяет срок исполнения обязательства по возврату суммы долга (кредита).

Как установлено судом, 21 января 2010 г. Банк направил Плачинде Т.Н. и ответчикам требование о досрочном исполнении обеспеченных ипотекой квартиры кредитных обязательств в течение 30 календарных дней.

Таким образом, срок исполнения обеспеченных ипотекой спорной квартиры кредитных обязательств Плачинды Т.Н. истёк 21 февраля 2010 г.

Следовательно, основание для обращения взыскания на переданную в ипотеку квартиру возникло 21 февраля 2010 г.

Требование залогодержателя к залогодателю об обращении взыскания на заложенное имущество не относится к перечисленным в статье 208 Гражданского кодекса Российской Федерации требованиям, на которые срок исковой давности не распространяется.

Согласно пункту 1 статьи 196 Гражданского кодекса Российской Федерации общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьёй 200 названного кодекса.

В силу пункта 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

Из приведённых правовых норм следует, что срок исковой давности по требованию об обращении взыскания на предмет ипотеки начинает течь с момента возникновения оснований для обращения взыскания на заложенное имущество, о которых залогодатель знал или должен был знать.

Поскольку срок исполнения обеспеченного ипотекой кредитного обязательства истёк 21 февраля 2010 г., то с указанной даты подлежит исчислению срок исковой давности как по главному требованию Банка о взыскании суммы кредита, так и по требованию об обращении взыскания на указанную квартиру.

С истечением срока исковой давности по главному требованию считается истёкшим срок исковой давности и по дополнительным требованиям (проценты, неустойка, залог, поручительство и т.п.), в том числе возникшим после истечения срока исковой давности по главному требованию (пункт 1 статьи 207 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Вместе с тем истечение срока давности по дополнительному требованию не влияет на течение срока исковой давности по основному обязательству, равно как и изменение течения срока исковой давности по главному требованию не влияет на течение срока давности по дополнительным требованиям до тех пор, пока он не истёк.

Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 26 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 г. N 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», предъявление в суд главного требования не влияет на течение срока исковой давности по дополнительным требованиям (статья 207 Гражданского кодекса российской Федерации).

В нарушение приведённой правовой нормы и акта её толкования суд апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела пришёл к выводу о том, что предъявление Банком в суд иска по обеспеченному ипотекой обязательству заёмщика и удовлетворение этого требования апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Апелляционного суда Автономной Республики Крым от 20 ноября 2012 г. повлекло перерыв срока исковой давности по дополнительному требованию об обращении взыскания на предмет ипотеки, обеспечивающей главное требование.

Кроме того, выводы суда апелляционной инстанции о том, что повторное направление ответчикам требований о досрочном исполнении обеспеченного ипотекой кредитного обязательства влечёт перерыв течения срока исковой давности по требованию об обращении взыскания на спорную квартиру, являются ошибочными, поскольку такие действия совершены самим истцом и не свидетельствуют о признании ответчиками долга (часть 1 статьи 203 Гражданского кодекса Российской Федерации).

С учётом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела допущены нарушения норм материального права фундаментального характера, которые привели к неправильному разрешению спора.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Крым от 16 декабря 2015 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Залог прекращается при пропуске исковой давности по требованию об обращении взыскания на него

В судебной практике достаточно часто возникают ситуации, когда залоговый кредитор пропускает исковую давность на обращение с иском о взыскании задолженности по договору займа в суд. Отсутствие четкого законодательного регламентирования последствий такого пропуска приводило к патовой ситуации, когда залогодержатель не мог получить судебную защиту при обращении взыскания на предмет залога, а залогодатель лишался возможности погасить запись об обременении.

До последнего времени суды применяли сроки исковой давности по требованиям о взыскании долга по кредиту и отказывали в обращении взыскания на предмет залога. Ипотека также не прекращалась, так как в ст. 352 ГК РФ нет такого основания к прекращению залога, как истечение срока давности.

Суды указывали, что сохранение залога дополнительно стимулирует должника на исполнение принятых на себя обязательств по кредиту и не нарушает его прав. Например, см. АО Пермского краевого суда от 20.02.2012 г. по делу № 33-1466/2012, АО Алтайского краевого суда от 06.10.2015 по делу № 33-9570/2015, АО Свердловского областного суда от 28.06.2013 г. по делу № 33-6959/2013. Так заемщику для прекращения залога рано или поздно придется погасить кредит. Здесь прослеживалась защищенность кредитора со стороны судов.

Точку в этом непростом вопросе в конце 2016 г. поставил Верховный суд РФ. ВС РФ 01.11.2016 г. вынес два определения, которые разрешают поставленную выше проблему. Одно – о прекращении залога, второе – о моменте, с которого необходимо исчислять срок исковой давности по таким делам. Позиция ВС РФ скорректировала правоприменение и оказалась на стороне залогодателя.

ВС РФ в своем определении от 01.11.2016 г. по делу № 84-КГ16-7 пришел к революционному выводу. Он решил, что, если обращение взыскания на залог как судебное, так и внесудебное невозможно вследствие пропуска залогодержателем срока исковой давности по требованию о возврате задолженности по денежному обязательству и при получении отказа в иске по нему, залог подлежит прекращению . Суд отметил, что прямой нормы об этом в российском законодательстве нет – данный вывод был сделан на основании совокупности норм материального права.

Так ВС РФ указал, что целью залога является обеспечение основного обязательства, а содержанием права залога – возможность обратить взыскание на заложенное имущество в случае неисполнения основного обязательства. Право залога неразрывно связано с основным обязательством и прекращается вместе с ним. А с истечением срока исковой давности по главному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям (неустойка, залог, поручительство и т. п.) (ст. 207 ГК РФ). ВС РФ заметил, что залог утрачивает свою обеспечительную функцию, в случае, когда обратить взыскание на предмет залога невозможно, поэтому он подлежит прекращению.

В настоящее время суды подкрепляют свои решения ссылкой на указанное определение ВС РФ. Смотри, например, Постановление 15ААС от 24.03.2017 г. по делу № 15АП-2591/2017, Постановление АС Северо-Кавказского округа от 19.06.2017 г. по делу № А53-17717/2016, Постановление АС Уральского округа от 26.06.2017 г. по делу № Ф09-10052/16, Постановление 17ААС от 10.05.2017 г. № 17АП-13238/2016-ГК.

В другом определении ВС РФ от 01.11.2016 г. № 127-КГ16-10 судебная коллегия сделала вывод о том, что срок исковой давности по требованию об обращении взыскания на заложенное имущество начинает течь с момента возникновения оснований для обращения взыскания на предмет залога, о которых залогодатель знал или должен был знать .

Привязка идет именно к залогодателю, так как в определении сказано, что в тех случаях, когда кредитор направил заемщику требование о досрочном погашении кредита, тем самым он изменил срок исполнения обязательства по возврату суммы кредита (займа), и этот срок равен указанному в требовании. После чего у кредитора есть 3 года на обращение в суд.

Высказанный подход ВС РФ полностью меняет сложившуюся судебную практику по делам такого рода. Кредитор лишился возможности сохранять право залога при пропуске сроков исковой давности по основному и/или обеспечивающему обязательству. А заемщикам открылся путь для погашения записи о залоге по новым, непоименованным в ГК РФ основаниям.

Что делать с обременением

Доброго времени суток!

Читайте так же:  Шуба в залог чита

У меня сложилась ситуация. Я в 2006 году брал ипотечный кредит под залог квартиры платил почти исправно до 2008 г. в разгар кризиса мой банк обанкротился и все долговые обязательства были переданы другому банку в этот момент я перестал платить. После чего новый банк передал мой долг колекторам. Те звонили мне два раза и предложили мне оплатить задолжность в размере 680 т.р. На что я ответил что мне надо подумать и после этого связь с ними была потерена. Вот от них ни одного письма ни звонка уже несколько лет. Но квартира находится в обременении и я хотел бы ее продать стоимость ее составляет на данный момент около 2800т.р. Подскажите пожалуйста как мне быть может есть возможность снять обременение без них так как каких либо документов они не готовы предоставить! Как быть в такой ситуации? Можно ли снять обременение как то через суд? Направте на путь истинный. Заранее спасибо!

Ответы юристов (3)

Евгений, когда последний раз вы общались с коллекторами или банком?

Есть вопрос к юристу?

Если долг образовался в 2008 году и никто не предъявил Вам письменных требований о его оплате, можно применить срок исковой давности по главному требованию. Согласно ст.207 ГК РФ в этом случае дополнительные требования (залог) также отпадают. Можно подать в суд иск о снятии обременения в виде залога против действующего правопреемника с указанием истечения срока исковой давности. Они наверняка подадут встречный иск на взыскание денежных средств, но Вы укажете срок исковой давности. Только главное, чтобы Вы до этого тогда в банк не обращались и не платили ничего, а то срок начнёт исчисляться заново.

Проверьте Договор залога. А вдруг там есть право на отчуждение? Если нет, Вы можете получить согласие, если оговорите с банком, что сумма долга перечисляется Покупателем сразу банку. А до этого Вам надо заключить соглашение с банком, что обременение будет снято в течение… дней после поступления денежных средств на счёт. Другое дело, что ВАм уже проценты могли такие накрутить, что мало не покажется и в этой связи легче ждать суда, чтобы применить срок исковой давности. Или можете договориться. Только с коллекторами не связывайтесь.

Ещё можно попробовать применить ст.25.1 Закона об ипотеке:«В случае ликвидации залогодержателя, являющегося юридическим лицом, регистрационная запись об ипотеке погашается на основании заявления залогодателя и выписки из единого государственного реестра юридических лиц, подтверждающей внесение в указанный реестр записи о ликвидации данного юридического лица». Может ведь быть, что там была ликвидация банка?

В соответствии со ст.385 ГК РФ Должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до представления ему доказательств перехода требования к этому лицу.

Кредитор, уступивший требование другому лицу, обязан передать ему документы, удостоверяющие право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования.

То есть, до предоставления Вам документов, подтверждающих переход права требования, Вы вправе не исполнять обязательство в пользу нового Банка.

СОгласно п.51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» следует иметь в виду, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено
право банка, иной кредитной организации передавать право требования по
кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим
лицензии на право осуществления
банковской деятельности, если иное не
установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было
согласовано сторонами при его заключении.

То есть, если Ваш кредитный договор не содержит условие возможности передачи прав требования коллекторской организации, то действия коллекторов являются неправомерными.

В случае, если Договором предусмотрено право Банка передать права требования по кредитному Договору коллекторскому агентству, то Вы вправе оспорить соответствующее положение Договора в судебном порядке.

По вопросу уступки прав требования по кредитному договору даны разъяснения Роспотребнадзора в п.11 Письме от 23.07.2012 N 01/8179-12-32 «О постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года N 17 „О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей“ :

Особое внимание необходимо обратить на пункт 51
Постановления, в котором сформулирован тезис о порядке разрешения судами общей
юрисдикции дел по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных
договоров с потребителями (физическими лицами), тем более, что он по своему
правовому смыслу не аналогичен по содержанию и выводам, сделанным Высшим
Арбитражным Судом Российской Федерации в пункте 16 Обзора судебной практики по
некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности
за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении
кредитных договоров (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13 сентября
2011 г. N 146).

Как известно, в настоящее время соответствующие диспозиции
главы 24 ГК РФ, закрепляющие общие принципы и правила правового регулирования
гражданских отношений, связанных с переменой лица в обязательстве, изначально
сформулированы безотносительно к существу таких видов договорных обязательств,
одной их сторон которого является субъект, осуществляющий лицензируемый вид
деятельности, и по этой причине не учитывают особенности правоотношений сторон
по кредитному договору и сопутствующие данному обстоятельству факторы.

Именно поэтому, т.е. в силу отсутствия на этот счет
необходимого разрешительного законоположения о возможности передачи банком
права требования долга с заемщика (физического лица) по кредитному договору
лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности,
совершаемые на практике такого рода действия не могут считаться
соответствующими закону (тем более при наличии спора о наличии как такового
долга между первоначальным кредитором и заемщиком), поскольку в соответствии с
положениями статьи 388 ГК РФ уступка требования кредитором другому лицу
допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.

Так как по общему правилу не допускается без согласия
должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора
имеет существенное значение для должника (пункт 2 статьи 388 ГК РФ),
Роспотребнадзор полагает, что при разрешении дел, связанных с уступкой
требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями, судам общей
юрисдикции, руководствуясь разъяснениями, данными в Постановлении, необходимо в
каждом случае достоверно устанавливать факт действительного наличия
добровольного волеизъявления заемщика на включение в кредитный договор условия
о возможности уступки требования третьему лицу, не равноценному банку (иной
кредитной организации) по объему прав и обязанностей в рамках лицензируемого
вида деятельности, осуществляемой первоначальным кредитором. При этом такое
условие, включенное в договор, в любом случае является оспоримым, что позволяет
применять к соответствующим договорам не только общие положения о последствиях
недействительности сделки (статья 167 ГК РФ), но и положения о
недействительности сделки, совершенной под влиянием заблуждения (статья 178 ГК РФ).

Данное обстоятельство надлежит учитывать в каждом случае
при оказании потребителям соответствующей консультативной и иной практической
помощи, в том числе связанной с участием в их судебной защите.

При этом основными аргументами в пользу отсутствия на
момент заключения кредитного договора реально достигнутого соглашения сторон по
вопросу о возможной уступке требования, как правило, служат утверждения и
доводы заемщика о том, что для него в рамках кредитного договора с банком его
(т.е. банка) особый правовой статус и требования к организации деятельности,
изначально регламентированные законодательством о банках и банковской
деятельности, на всем протяжении соответствующих правоотношений объективно
имеют существенное значение, к тому же именно банк гарантирует тайну
банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте
(пункт 1 статьи 857 ГК РФ, статья 26 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. N
395-1 „О банках и банковской деятельности“), в связи с чем любая
»договоренность», приводящая к нарушению названного законоположения,
в принципе ничтожна.

В этой связи по-прежнему не усматривается безусловных
оснований для признания правомерности включения в кредитный договор с заемщиком
(физическим лицом) условия о праве банка, иной кредитной организации передавать
право требования по кредитному договору с потребителем лицам, не имеющим
лицензии на право осуществления банковской деятельности, в связи с чем
территориальным органам Роспотребнадзора необходимо продолжать в рамках своей
компетенции оказывать потребителям необходимую помощь по защите их прав, в том
числе в судебном порядке.

При этом при оценке (в контексте содержания пункта 51
Постановления) условий кредитных договоров с потребителями, предусматривающих
уступку требования с «согласия» заемщика, и при решении вопроса о
возбуждении по факту выявления такого условия в отношении кредитной организации
дела об административном правонарушении по части 2 статьи 14.8 КоАП РФ следует
в каждом случае выяснять действительную волю заемщика (с привлечением его в
качестве потерпевшего) по данному вопросу. Причем установленный и доказанный в
этой связи факт нарушения прав потребителя может являться достаточным условием
для предъявления и удовлетворения иска о компенсации потребителю морального
вреда (пункт 45 Постановления).

Прошу учесть положения настоящего письма при применении
постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» в своей практической деятельности.

Судам общей юрисдикции, руководствуясь разъяснениями, данными в Постановлении, необходимо в каждом случае достоверно устанавливать факт действительного наличия добровольного волеизъявления заемщика на включение в кредитный договор условия о возможности уступки требования третьему лицу, не равноценному банку (иной кредитной организации) по объему прав и обязанностей в рамках лицензируемого вида деятельности, осуществляемой первоначальным кредитором. При этом такое условие, включенное в договор, в любом случае является оспоримым, что позволяет применять к соответствующим договорам не только общие положения о последствиях недействительности сделки.

То есть, при оспаривании условия Договора о коллекторах, суд будет устанавливать факт действительного наличия Вашего добровольного волеизъявления на включение в кредитный договор условия о возможности уступки требования третьему лицу.

Таким образом, сейчас Вам следует ознакомиться со своим кредитным Договором на предмет вышеуказанного условия. И при наличии оснований потребовать документы, подтверждающие уступки права требования.

В силу ст.196 ГК РФ общий срок исковой давности устанавливается в три года. То есть, если Вы взяли кредит в 2006 году и прекратили его погашать в 2008 году, то срок исковой давности по всем платежам по 2012 год истек.

Таким образом, Вы вправе не погашать соответствующую часть суммы.

В силу ст.352 ГК РФ

1) с прекращением обеспеченного залогом обязательства;

2) по требованию залогодателя при наличии оснований, предусмотренных пунктом 3 статьи 343 настоящего Кодекса;

3) в случае гибели заложенной вещи или прекращения заложенного права, если залогодатель не воспользовался правом, предусмотреннымпунктом 2 статьи 345 настоящего Кодекса;

То есть, если срок исковой давности по кредитному Договору истек, то залог (ипотека) прекращается.

Смогу сделать правовое заключение по Вашему Договору, а также проконсультировать по успешному решению вопроса в Чате или по скайпу.

КОпию Договора можете высылать на эл. почту или по скайпу.

С уважением Ф. Тамара

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.