Заявление о фальсификации доказательств

При рассмотрении судебных споров и при расследовании по уголовным делам нередко возникают случаи когда представленное доказательство является фальсифицированным и существует необходимость исключить данное доказательство из материалов по делу.

Важно! Если вы сами разбираете свой случай, связанный с фальсификацией доказательств, то вам следует помнить, что:

  • Все случаи уникальны и индивидуальны.
  • Понимание основ закона полезно, но не гарантирует достижения результата.
  • Возможность положительного исхода зависит от множества факторов.

В данной публикации речь пойдет о том как правильно подготовить и подать соответствующее заявление и возражение на него.

Законом четко не урегулированы вопросы подачи заявления о фальсификации доказательств, есть только общие положения по порядку подачи.

Заявление может быть подано как в устной, так и в письменной форме непосредственно в судебном заседании или через канцелярию суда. Устное заявление заносится в протокол.

Важно! При рассмотрении иска в судах общей юрисдикции судья или сторона подавшая заявление может ходатайствовать о назначении судебной экспертизы.

При рассмотрении иска в арбитражных судах назначение экспертизы не обязательно. В случае если на ходатайство не поступает возражение, суд исключает данное доказательство из материалов по делу и не рассматривает его при вынесении решения.

Однако, если поступают возражения суд должен принять меры для проверки достоверности представленного заявления и может назначить судебную экспертизу.

Возражения на заявление о фальсификации доказательств

Возражение о фальсификации доказательств подается в свободной форме в суд непосредственно в судебном заседании, через канцелярию или электронные сервисы судебного документооборота.

В практике в таком возражении должны быть указаны причины по которым сторона считает представленное заявление необоснованным, представляются подтверждающие документы. Кроме того, в возражении сторона может ходатайствовать о проведении судебной экспертизы относительно проверки подлинности представленного документа.

Если в вашей практике возникла ситуация, когда необходимо подать возражение на заявление о фальсификации доказательств, нужно достаточно подробно и веско обосновать подлинность доказательства.

Если документы действительно фальсифицированы, то подавать возражение не стоит, поскольку если суд начнет проверять подлинность доказательства и назначит экспертизу, которая признает доказательство не подлинным, вас ожидает уголовная ответственность по ст.303 УК РФ, компенсации затрат на экспертизу и прочие неблагоприятные последствия, связанные с привлечением к уголовной ответственности.

Поэтому в подобной ситуации, лучше согласиться с исключением доказательств из материалов по делу.

В настоящей публикации исследованы вопросы подачи, порядка рассмотрения заявления о фальсификации доказательств и возражения на него, а также определены правовые последствия предъявления таких документов.

ВНИМАНИЕ! В связи с последними изменениями в законодательстве, информация в статье могла устареть! Наш юрист бесплатно Вас проконсультирует — напишите в форме ниже.

ВС разбирался, как правильно заявлять о фальсификации доказательств

Банк-кредитор возражал против включения в реестр требований другого кредитора, уверяя, что они основаны на мнимом соглашении. О такой фальсификации кредитная организация указала в письменных возражениях. Но суды посчитали этого недостаточным. Как следовало поступить нижестоящим инстанциям в такой ситуации, напомнил Верховный суд.

В деле о банкротстве Марины Ивановой (дело № А56-71402/2015) суд включил в реестр кредиторов требование ООО «Шарм» на 27 млн руб. При этом единственным учредителем фирмы являлась сама Иванова. Включенное в реестр требование основывалось на договоре поручительства от 7 сентября 2011 года между компанией и физлицом. Весной 2012 года по этому договору «Шарм» как поручитель Ивановой заплатил «Витабанку» 19 млн руб.

Весной 2012 года компания и Иванова подписали новое соглашение, по которому заемщица должна возвратить до 1 июня 2015 года выплаченные «Витабанку» деньги и уплатить на них проценты. Поскольку ни долг, ни проценты должник не вернула, Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области включил эти требования в реестр.

С этим не согласился другой кредитор Ивановой – «Сити Инвест Банк» (далее – банк). Кредитная организация посчитала соглашение от 7 мая 2012 года мнимой сделкой, поскольку Иванова являлась единственным учредителем «Шарма». В письменных возражениях банк указал на фальсификацию соглашения. По мнению кредитной организации, документ подписали позднее проставленной на нём даты, чтобы не нарушался срок исковой давности. Но суд первой инстанции не стал вникать в вопрос о фальсификации. В определении суд указал, что заявление о фальсификации нужно делать по правилам ст. 161 АПК, то есть одновременно просить провести экспертизу давности изготовления спорной бумаги. Банк этого не сделал, поэтому следует считать, что о фальсификации в деле не заявлялось, решил суд.

Апелляция и Арбитражный суд Северо-Западного округа оставили решение первой инстанции без изменений, тоже решив, что банк нарушил порядок заявления о фальсификации доказательств.

С таким выводом судов «Сити Инвест Банк» не согласился и пожаловался в Верховный суд. В жалобе он указал, что заявление о фальсификации доказательства содержится в письменных возражениях. АПК не запрещает заявить о фальсификации таким способом, и суд обязан в любом случае его рассмотреть. С этими доводами согласилась коллегия по экономическим спорам, которая отменила акты нижестоящих инстанций и направила дело на новое рассмотрение.

Оппонент заявил о фальсификации доказательства. Как должен действовать суд?

Аурела Борисовна Ивлева ,
к. ю. н., консультант отдела анализа и обобщения судебной практики, законодательства и статистики Арбитражного суда Ставропольского края

  • Можно ли оспорить судебный акт, если суд не предупредил обе стороны об уголовной ответственности за ложный донос и фальсификацию
  • Обязан ли суд назначать экспертизу для проверки спорного доказательства
  • В чем отличие процедуры рассмотрения заявления о фальсификации в арбитражном и гражданском судопроизводстве

Заявление о фальсификации доказательства в суде может привести к исключению его из числа доказательств по делу. Когда в ходе рассмотрения дела сторона заявляет о фальсификации доказательств, судья должен совершить определенные процессуальные действия, несоблюдение которых может привести к отмене судебного акта. Итак, поступило заявление о фальсификации доказательств. Что должен сделать судья?

Судья должен, во-первых, разъяснить уголовно-правовые последствия такого заявления; во-вторых, исключить оспариваемое доказательство из дела с согласия лица, его представившего; и, в-третьих, проверить обоснованность заявления о фальсификации доказательства, если лицо, представившее это доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу (ст. 161 АПК РФ).

СУД ДОЛЖЕН ПРЕДУПРЕДИТЬ ОБ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ОБЕ СТОРОНЫ СПОРА

Закон не содержит указания кому и какие именно последствия должен разъяснить суд, когда одна из сторон заявляет о фальсификации доказательства. Поэтому в судебной практике возникает вопрос о том, следует ли ограничиться только разъяснением стороне, сделавшей заявление, об уголовной ответственности за заведомо ложный донос (ст. 306 УК РФ) или суд должен еще предупредить сторону, представившую оспоренное доказательство, об уголовной ответственности за фальсификацию доказательства (ст. 303 УК РФ).

Так, в одном из дел суд предупредил только ответчика об уголовной ответственности, предусмотренной ст. 306 УК РФ (постановление ФАС Уральского округа от 27.09.2010 № Ф09-7789/ 10-С6). В другом деле суд разъяснил последствия заявления о фальсификации (постановление ФАСВолго-Вятского округа от 12.03.2013 по делу № А39-320/2012), а в третьем деле суд разъяснил сторонам уголовно-правовые последствия заявления о фальсификации и взял расписку (постановление ФАС Московского округа от 19.04.2013 по делу № А40-139327/ 10-50-1186).

Тем не менее арбитражный суд не решает вопрос о привлечении лица к уголовной ответственности. Он разрешает процессуальный вопрос о допустимости и достоверности отдельного доказательства при указании на него как на сфальсифицированное, поскольку вынесение решения возможно при наличии допустимых и достоверных доказательств. В противном случае решение не будет отвечать действительным обстоятельствам дела и может повлечь нарушение прав субъектов арбитражного процесса.

Различны подходы в судебной практике и к вопросу отмены судебного акта на том основании, что судом не соблюдены правила ст. 161 АПК РФ.

Положительная практика. В одном из дел апелляционный суд указал на несоблюдение нижестоящим судом правил ст. 161 АПК РФ. Когда истец заявил о фальсификации доказательств, суд не предупредил его об уголовной ответственности по ст. 306 УК РФ, а ответчика — по ст. 303 УК РФ. Кроме того, суд не предложил ответчику исключить документы, о фальсификации которых было заявлено ответчиком, из числа доказательств по делу.

Апелляционная инстанция приняла к рассмотрению заявление истца о фальсификации доказательств, представленных ответчиком в суд первой инстанции (п. 25 постановления Пленума ВАС РФ от 28.05.2009 № 36«О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции»). При рассмотрении апелляционной жалобы судебная коллегия предупредила представителей сторон об уголовно-правовых последствиях. Представитель ответчика согласился исключить из числа доказательств по делу спорные документы. Поэтому представитель истца не настаивал на проверке заявления истца о фальсификации этих доказательств.

Арбитражный суд апелляционной инстанции рассмотрел дело повторно и установил, что выводы суда первой инстанции относительно достоверности документов, на основании которых ответчик перечислил обществу оспариваемую сумму, не соответствуют материалам дела. Суд отменил судебный акт нижестоящего суда. Суд кассационной инстанции согласился с выводами апелляции (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 30.03.2011 по делу № А40-107247/ 10-78-192).

Отрицательная практика. В другом примере из судебной практики заявитель кассационной жалобы сам обратил внимание суда на нарушения. Он указал, что суд первой инстанции нарушил ст. 161 АПК РФ и не отразил в протоколах судебных заседаний результаты рассмотрения ходатайства ответчика о фальсификации доказательств — до предложения истцу исключить спорные документы не предупредил последнего об уголовной ответственности по ст. 303 УК РФ.

Однако суд кассационной инстанции не нашел оснований для удовлетворения жалобы и отмены судебного акта (постановление АС Дальневосточного округа от 09.12.2014 по делу № А51-5151/2014).

В комментариях к АПК РФ указано, что предупредить следует обе стороны процесса по обеим статьям Уголовного кодекса РФ1. К мнению о том, что предупреждать нужно обе стороны процесса, склоняются и авторы Анализа проблемных вопросов, возникающих при рассмотрении заявлений о фальсификации доказательств в Арбитражном суде г. Москвы2.

Представляется, что из-за отсутствия единообразной практики разъяснение уголовно-правовых последствий заявления о фальсификации, предусмотренное ст. 161 АПК РФ, должно производиться под подпись в отношении как заявителя о фальсификации — по ст. 306УК РФ (за заведомо ложный донос о совершении преступления), так и обвиняемой стороны — по ст. 303 УК РФ (за фальсификацию доказательств). Это нужно отражать в соответствующих протоколах и судебных актах как основание для возникновения ответственности сторон в случаях нарушения сторонами указанных статей УК РФ.

Вместе с тем остается открытым вопрос о том, является ли основанием для отмены судебного акта неразъяснение судом одной из сторон об уголовной ответственности за заведомо ложный донос либо за фальсификацию доказательств.

ДЛЯ ПРОВЕРКИ ПОДЛИННОСТИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА СУД МОЖЕТ НЕ НАЗНАЧАТЬ ЭКСПЕРТИЗУ, А ПОПРОСИТЬ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ

Суд проверяет обоснованность заявления о фальсификации доказательства, если лицо, представившее это доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу.

В этом случае арбитражный суд принимает предусмотренные федеральным законом меры для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства, в том числе, назначает экспертизу, истребует другие доказательства или принимает иные меры.

Что касается условий удовлетворения ходатайства о назначении экспертизы для проверки доказательства на предмет его фальсификации, то в качестве примера можно привести следующее дело. Стороны заключили договор купли-продажи недвижимости. Участники общества-продавцаоспорили эту сделку в суде и заявили о фальсификации протоколов общих собраний. Из этих протоколов следовало, что общие собрания участников общества единогласно приняли решения об освобождении директора общества от его обязанностей и о назначении на эту должность нового лица, а также наделении нового директора полномочиями по заключению сделки от имени общества. Истцы указали, что в данных собраниях участия не принимали и протоколы не подписывали.

Для проверки обоснованности заявлений о фальсификации суд назначил почерковедческие экспертизы. Из заключений экспертов следовало, что подписи в перечисленных протоколах общих собраний участников выполнили другие лица с подражанием их подписному почерку.

Суд первой инстанции в соответствии с правилами ст. 71 АПК РФ оценил представленные в материалы дела доказательства, в том числе экспертные заключения, и пришел к выводу о том, что указанные решения общих собраний участников не имеют юридической силы. Следовательно, директор, который заключал спорный договор, директором общества не являлся и в силу положений ст. 53 ГК РФ не имел права действовать от имени общества. Поскольку воля собственника на распоряжение имуществом отсутствовала, сделка по отчуждению спорного имущества в собственность другого общества является ничтожной как не соответствующая требованиямст. 53 и ст. 209 ГК РФ.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, изменив решение в части. ВАС РФ выводы апелляционного суда поддержал (постановление Президиума ВАС РФ от 22.12.2009 по делу № А19-20672/ 03-13-53).

В процессе рассмотрения другого дела в суде апелляционной инстанции общество заявило ходатайство о фальсификации договора цессии, просило исключить его из числа доказательств, представленных в материалы дела, и назначить экспертизы с постановкой вопроса о том, выполнен ли текст договора уступки дебиторской задолженности в сентябре 2002 года или позже.

Читайте так же:  Растаможка авто таджикистан

Заявление общества о фальсификации данного доказательства сводилось к тому, что бывший директор истца от имени общества данный документ никогда не подписывал. Адвокат, ранее представлявший интересы истца, имел несколько пустых листов с подписью директора и печатью общества, что свидетельствует о факте подложности этого договора. Подтвердить или опровергнуть данное обстоятельство, по мнению ответчика, может только назначенная судом экспертиза. При этом истец настаивал на подлинности указанного договора, а рассмотрение ходатайства о проведении экспертизы оставил на усмотрение суда.

Кассационный суд указал, что фальсификация доказательств заключается в сознательном искажении их путем подделки, подчистки, внесения исправлений, искажающих действительный смысл, или ложных сведений.

Для правильного разрешения спора требуются специальные знания с учетом предмета заявленного ходатайства о фальсификации вышепоименованного доказательства, однако суд первой инстанции необоснованно отказался назначать экспертизу (постановление ФАС Дальневосточного округа от 13.01.2005 по делу № Ф03-А51/04–1/3756).

Вместе с тем не во всех случах, когда заявляется ходатайство о проведении экспертизы доказательства ввиду его фальсификации, есть необходимость в проведении такой экспертизы. Вполне возможно, что это доказательство не имеет столь серьезного значения для разрешения дела, и факты могут быть установлены с помощью иных доказательств. Поэтому в каждом конкретном случае суд должен определять необходимость проведения экспертизы.

Суд может также истребовать другие доказательства, предложить лицу, которое обвиняют в фальсификации доказательства, представить дополнительные доказательства, подтверждающие либо достоверность оспариваемого доказательства, либо наличие (отсутствие) фактов, в подтверждение (отрицание) которых представлено спорное доказательство.

Например, если ответчик полагает, что в договоре сфальсифицирована подпись лица, его подписавшего, то суд может вызвать лицо, подписавшее договор, для уточнения факта принадлежности подписи. Или предложить лицу, заявившему о фальсификации доказательства, представить другие доказательства, подтверждающие фальсификацию спорного доказательства (образцы подписи данного лица). Сопоставление доказательств позволит суду прийти к выводу о характере спорного доказательства.

ЕСЛИ ЗАЯВИТЬ О ФАЛЬСИФИКАЦИИ В ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ ЗАСЕДАНИИ, ТО СУД ДОЛЖЕН ВЕСТИ ПРОТОКОЛ

Суд обязан удовлетворить заявленное требование, если лицо, представившее спорное доказательство, не возражает против его исключения из числа доказательств по делу. Такое согласие оформляется в письменном виде.

Представляется, что если речь идет о документе, являющемся основанием исковых требований либо возражений по иску, устное согласие обвиняемой стороны на исключение доказательства целесообразно отражать в протоколе судебного заседания с соответствующей подписью представителя лица, участвующего в деле.

Арбитражный суд исключает данный документ из числа доказательств по делу и больше не исследует его в процессе судебного разбирательства по делу.

Все результаты рассмотрения заявления о фальсификации доказательства должны быть отражены в протоколе судебного заседания: об исключении оспариваемого доказательства из числа доказательств по делу, о признании доказательства достоверным или сфальсифицированным.

Кроме того, судебной практикой подтверждается необходимость ведения протокола судебного заседания в предварительном судебном заседании в случае поступления заявления о фальсификации доказательств. Если судья не ведет протокол судебного заседания, представляется необходимым, разъясняя уголовно-правовые последствия заявления о фальсификации, отбирать расписку у заявителя — по ст. 306 УК РФ (за заведомо ложный донос о совершении преступления), а у обвиняемой стороны — по ст. 303УК РФ (за фальсификацию доказательств). Расписки приобщать к материалам дела.

Помимо регламентации действий суда при подаче заявления о фальсификации доказательств законодательством также предусмотрены определенные требования, которым должно отвечать само заявление о фальсификации:

оно должно исходить от лиц, участвующих в деле. Круг лиц, участвующих в деле, установлен ст. 40 АПК РФ: стороны (истец, ответчик), заявители и заинтересованные лица по неисковым делам; третьи лица; прокурор; государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы власти. Учитывая правовое положение названных лиц и их представителей, следует сделать вывод о том, что заявление может быть подано и представителем лица, участвующего в деле;
должно быть представлено в суд в письменной форме; момент подачи заявления законом не определен, поэтому это возможно как при подготовке дела к судебному заседанию, так и в ходе его;
в заявлении должна идти речь только о представленном в суд доказательстве;
поскольку в деле могут участвовать несколько субъектов, в заявлении необходимо указать, какое лицо, участвующее в деле, представило сфальсифицированное доказательство. Допустимо указание и на то, что сфальсифицированное доказательство получено от представителя лица, участвующего в деле.
В любом случае в целях вынесения законного и обоснованного решения для арбитражного суда важно наличие достоверного доказательства, обладающего признаками относимости и допустимости. Если в процессе доказывания представлены сведения, не соответствующие действительности, такое доказательство не может быть принято судом в подтверждение доводов любой стороны по делу. При этом причины несоответствия сведений действительности, выявление чьих-то умышленных действий или простой оплошности — для арбитражного суда не имеют значения. По своей сути рассмотрение заявления о фальсификации доказательства в порядке ст. 161АПК РФ является проверкой заявления о недостоверности доказательств, представленных одним из участвующих в деле лиц.

В юридической литературе бытует мнение, что термин «фальсификация» в Арбитражном процессуальном кодексе РФ является неуместным, заимствованным из уголовного законодательства, поскольку арбитражный суд может признать доказательство сфальсифицированным в том случае, если подтверждена вина лица в подделке доказательства с целью введения суда в заблуждение.

Такой вывод авторы делают исходя из буквального прочтения ст. 161 АПК РФ. Может сложиться мнение, что на арбитражный суд возложена обязанность проведения проверки заявления о фальсификации доказательств, то есть заявления о совершении преступления, в рамках которой суд устанавливает как факт достоверности сведений, содержащихся в оспариваемом доказательстве, так и факт его сознательного искажения. Однако при таком толковании арбитражный суд принимал бы на себя несвойственные ему функции органов дознания и следствия, а в случае признания заявления о фальсификации доказательства обоснованным фактически объявлял бы лицо, представившее сфальсифицированное доказательство, виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1ст. 303 УК РФ3.

Факт совершения преступления может быть установлен судом в порядке уголовного судопроизводства. При отсутствии соответствующего приговора суда общей юрисдикции арбитражный суд не вправе самостоятельно устанавливать вину лица и факт фальсификации доказательства. Поэтому некоторые авторы предлагают заменить содержащийся в ст. 161 АПК РФ термин «заявление о фальсификации» на «заявление о недостоверности». Одновременно арбитражный суд должен быть наделен правом по собственной инициативе или по ходатайству другой стороны процесса признавать доказательства недопустимыми4.

На наш взгляд, предложение заслуживает внимания.

Необходимо отметить, что нормами Гражданского процессуального кодекса РФ также предусмотрена подача заявления о подложности доказательств.

В случае заявления о том, что имеющееся в деле доказательство является подложным, суд может для проверки этого заявления назначить экспертизу или предложить сторонам представить иные доказательства (ст. 186 ГПК РФ).

Понятие «подложность доказательств» включает в себя внесение в документы заведомо ложных сведений, а равно внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, то есть, другими словами, это фальсификация.

Однако из сравнительно-правового анализа законодательного регулирования в АПК и ГПК РФ вопросов, посвященных правовым последствиям заявления о фальсификации (подложности) доказательства, можно прийти к следующему выводу. Нормами ГПК РФ не предусмотрена обязанность суда при подаче заявления о подложности доказательств разъяснять уголовно-правовые последствия такого заявления, как это предусмотрено в АПК РФ.

1 Комментарий к АПК РФ (постатейный) / С. Ф. Афанасьев и др.; Отв. ред.Г. А. Жилин. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2009. С. 396 (автор комментария — М. Ш. Пацация).
2 Анализ проблемных вопросов, возникающих при рассмотрении заявлений о фальсификации доказательств // Вестник Арбитражного суда города Москвы. 2006. № 5.
3 См. об этом Анохин В. С. Вопросы фальсификации доказательств в арбитражном процессе // Российский судья. 2009. № 12. С. 7–14.
4 См.: Потеева А. В., Корюкаева Т. Г. Рассмотрение арбитражным судом заявления о фальсификации доказательств // Арбитражная практика. 2008. № 11. С. 45.

Заявление о фальсификации последствия

ИЗОБЛИЧЕНИЕ ПОДДЕЛКИ

(материал опубликован в российской правовой газете «ЭЖ-Юрист»,
август 2008 года № 34)

В развитие требования о достоверности доказательства законодатель ввёл в АПК РФ ст. 161, в которой установил специальную процедуру, позволяющую решить проблему допуска для исследования в судебном заседании доказательств, в отношении которых имеются сомнения в их достоверности. Несмотря на детальную, на первый взгляд, регламентацию действий арбитражного суда по рассмотрению заявления о фальсификации, применение указанных положений вызывает у судей множество вопросов.

Таинственная фальсификация
В переводе с латинского «фальсификация» (falsificare) означает «подделывать». В юридической литературе можно встретить несколько вариантов этого понятия: «подделка, сознательное искажение, подмена чего-либо (подлинного, настоящего) ложным», «подделка либо фабрикация вещественных доказательств и (или) письменных доказательств (документов, протоколов и т.п.)», «подделка, фабрикация, искусственное создание любого доказательства по делу», «искажение представляемых доказательств, например документов (доверенностей, расписок, договоров, актов ревизий, протоколов следственных действий и т.д.), путём их подделки, подчистки, внесения исправлений, искажающих действительный смысл, или ложных сведений».
В судебной практике термин «фальсификация» применяется в значении «сознательное искажение представляемых доказательств путём их подделки, подчистки, внесения исправлений, искажающих действительный смысл, или ложных сведений» (Постановление ФАС ДВО от 13.01.2005 по делу № Ф03-А51/04-1/3756), «искусственное создание или уничтожение доказательств в пользу обвиняемого или потерпевшего: такими обстоятельствами могут быть уничтожение или сокрытие улик, предъявление ложных вещественных доказательств» (Определение ВС РФ от 19.07.2006 № 87-о06-18).
Обобщая приведённые мнения, можно сказать, что под фальсификацией понимается любое сознательное искажение представляемых суду доказательств, которое может быть выполнено путём подделки, подчистки, внесения исправлений, искажающих действительный смысл, или ложных сведений, а также искусственное создание любого доказательства по делу (фабрикация).

Судьи следствие не ведут
Фальсификация доказательств, включая фальсификацию доказательств по гражданскому делу, является преступлением, квалифицируемым по ст. 303 УК РФ, поэтому порядок рассмотрения заявления о его совершении регулируется нормами уголовно-процессуального законодательства.
Поступающие в Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд заявления о фальсификации доказательств по делу сводятся, как правило, к утверждениям о том, что стороной по делу умышленно представляется подложное письменное доказательство с целью введения суда в заблуждение — договоры, акты, платёжные документы, акты органов государственной власти и местного самоуправления (дела № А13-7731/2007, А13-14298/2005-06, А52-2372/2006, А05-9813/2006, А05-10013/2006-17 и др.).
Как следует из положений ст. 140, 141, 144, 145 УПК РФ, заявление о совершении преступления (например, заявления о фальсификации доказательства по гражданскому делу) определённым лицом служит поводом к началу уголовного судопроизводства и одновременно является началом уголовного преследования после соответствующей проверки сотрудниками правоохранительных органов изложенных в нем обстоятельств.
В силу ст. 49 Конституции России, ст. 8, 29 УПК РФ наличие в действиях лица состава преступления (а значит, и вины лица, совершившего преступление), может быть установлено только вступившим в законную силу приговором суда. Рассмотрение уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 303 УК РФ, отнесено ст. 31 УПК РФ к компетенции районных судов. Проведение следственных действий, направленных на сбор доказательств по уголовному делу, входит в полномочия органов дознания и следствия.
Таким образом, компетентный суд может признать доказательство сфальсифицированным в том случае, если доказана вина лица в подделке доказательства с целью введения суда в заблуждение.
Из буквального прочтения ст. 161 АПК РФ может сложиться мнение, что на арбитражный суд возложена обязанность проведения проверки заявления о фальсификации доказательств, то есть заявления о совершении преступления, в рамках которой суд устанавливает как факт достоверности сведений, содержащихся в оспариваемом доказательстве, так и факт его сознательного искажения (умысла).
Однако при таком толковании арбитражный суд принимает на себя несвойственные ему функции органов дознания и следствия, а в случае признания заявления о фальсификации доказательства обоснованным — фактически признаёт лицо, представившее сфальсифицированное доказательство, виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 303 УК РФ.
Конституционный Суд РФ в постановлении от 14.01.2000 № 1-П отметил, что конституционный принцип разделения законодательной, исполнительной и судебной власти и самостоятельности органов каждой из них (ст. 10 Конституции России) в уголовном судопроизводстве предполагает разграничение возлагаемых на соответствующие органы функций, а именно конституционной функции осуществления правосудия и функции уголовного преследования. Осуществление правосудия в Российской Федерации в соответствии со ч. 1 ст. 11 и главой 7 Конституции России возлагается на суды как органы судебной власти, которые рассматривают и разрешают в судебном заседании конкретные дела в строгом соответствии с установленными законом процедурами конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства (ч. 1 и 2 ст. 118 Конституции России). Наделение суда полномочиями по возбуждению уголовного преследования не согласуется с конституционными положениями о независимом правосудии (ст. 18, ст. 46, ч. 1, и ст. 120 Конституции России).
Учитывая, что факт совершения преступления может быть установлен только судом в порядке уголовного судопроизводства, при отсутствии соответствующего приговора суда общей юрисдикции арбитражный суд в силу ст. 68 АПК РФ не вправе самостоятельно устанавливать вину лица и факт фальсификации доказательства.
Обобщая изложенное, следует признать употребление в ст. 161 АПК РФ термина «фальсификация» явно неудачным.
В целях вынесения законного и обоснованно решения для арбитражного суда важно наличие достоверного доказательства. Если существо доказательства составляют сведения, не соответствующие действительности, то такое доказательство не может быть принято судом в подтверждение доводов любой стороны по делу. При этом причины несоответствия сведений действительности, выявление чьих-то умышленных действий или простой оплошности для арбитражного суда не имеет значения. Таким образом, по своей сути рассмотрение заявления о фальсификации доказательства, поданного в порядке ст. 161 АПК РФ, является проверкой заявления о недостоверности доказательств, представленных одним из лиц, участвующих в деле.

Читайте так же:  Образец заявления на визу в испанию

Особая процедура проверки доказательств
На практике одно и то же спорное доказательство может быть получено судом различными способами: от лица, участвующего в деле, от иного участника арбитражного процесса, а также от лица, направившего доказательство в порядке исполнения определения суда об истребовании доказательств в порядке ст. 66 АПК РФ.
Например, первичные документы, подтверждающие спорные взаимоотношения с контрагентом, могут быть представлены как ответчиком по делу об оспаривании решения налогового органа о привлечении к налоговой ответственности, так и истребованы судом непосредственно у контрагента в порядке ч. 5 ст. 66 АПК РФ.
При рассмотрении заявления на основании ст. 161 АПК РФ арбитражному суду следует учитывать, что её положения распространяются только на лиц, участвующих в деле, представивших спорное доказательство или заявивших о фальсификации (недостоверности) доказательства. Заявления, поступившие от иных участников арбитражного процесса, не являются основанием для инициирования проверки доказательства по правилам ст. 161 АПК РФ, а оцениваются судом в порядке ст. 71 АПК РФ.

Полномочия представителя
Положения ст. 161 АПК РФ вводят ограничения по кругу лиц, которые имеют право требовать проверки достоверности доказательства посредством указанной процедуры.
Требований к форме заявления нормы АПК РФ не содержат, поэтому письменное заявление составляется произвольно. Оно может быть оформлено как в виде отдельного документа (заявления, ходатайства), так и выражено в тексте искового заявления или апелляционной жалобы.
В случае устного заявления о фальсификации суд должен отразить это заявление в протоколе судебного заседания и разъяснить участвующему в деле лицу, сделавшему устное заявление о фальсификации доказательства, право на подачу письменного заявления об этом (п. 36 Информационного письма ВАС РФ от 13.08.2004 № 82).
Право на подписание заявления имеет лицо, участвующее в деле, или его представитель с полномочиями, оформленными в соответствии с требованиями ст. 61 и 62 АПК РФ.
Помимо этого стороны по делу и (или) их представители в рамках ст. 161 АПК РФ наделены полномочиями на совершение ряда иных процессуальных действий, а именно:
лицо, оспаривающее доказательство, может впоследствии отозвать заявление о фальсификации;
обвиняемая сторона вправе выразить согласие на исключение спорного доказательства из числа доказательств по делу или возразить против исключения.
В связи с этим актуальным является вопрос о требованиях, предъявляемых к оформлению полномочий представителя при рассмотрении заявления о фальсификации.
Обратившись к буквальному содержанию положений ст. 61 и 62 АПК РФ, мы не увидим в числе специальных полномочий представителя права на совершение действий, предусмотренных ст. 161 АПК РФ, из чего может последовать вывод о том, что указанные полномочия охватываются общими полномочиями представителя в арбитражном процессе и не требуют специальной оговорки в доверенности.
Однако подобный подход может вызвать ряд проблем. Так, в случае, когда заявление, подписанное руководителем общества, отозвано в судебном заседании представителем с общими полномочиями, а впоследствии, например, при подаче апелляционной жалобы, руководитель общества заявит об ошибочности действий представителя в судебном заседании и вновь заявит о недостоверности доказательства, арбитражный апелляционный суд вправе будет отклонить указанное ходатайство, поскольку полномочия стороны в полной мере были реализованы в суде первой инстанции (постановления Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.02.2008, ФАС Северо-Западного округа от 17.06.2008 по делу № А66-7391/2005).
Возможна и другая ситуация, когда заявление о фальсификации подписано участвующим в заседании представителем, которого суд предупреждает об уголовной ответственности. В этом случае при неподтверждённости заявления о фальсификации субъектом уголовной ответственности будет являться представляемое лицо, выдавшее представителю доверенность с общими полномочиями.
С нашей точки зрения, каждое из совершаемых действий, перечисленных в ст. 161 АПК РФ, влечёт значительные последствия для всего процесса в целом и для субъектов, в этом процессе принимающих участие, поэтому о полномочиях представителя на совершение действий, перечисленных в ст. 161 АПК РФ, необходима специальная оговорка в доверенности, что позволит избежать указанных казусов.
В юридической литературе к специальным полномочиям отнесены процессуальные действия, которые касаются наиболее ответственных процессуальных шагов, влияющих на ход процесса и судьбу дела, и с которыми связано возникновение, изменение или прекращение процессуальных правоотношений.
В частности, заявление о фальсификации влечёт уголовно-правовые последствия как у заявителя о фальсификации, так и обвиняемой стороны. В то же время применение мер уголовной ответственности возможно лишь в отношении физического лица. Следовательно, по делам с участием юридических лиц при наличии установленного факта фальсификации либо недоказанности такого будет иметь значение, чьё волеизъявление на представление подложного доказательства либо на заявление о фальсификации (обвиняемой стороны или заявителя как юридических лиц в лице директоров или представителей в судебном заседании) имелось.
Волеизъявление юридического лица в лице его исполнительного органа может быть выражено путём наделения представителя определённым кругом полномочий. При наличии в доверенности полномочий на осуществление действий от имени представляемого лица в рамках ст. 161 АПК РФ субъектом уголовной ответственности будет выступать представляемое лицо. Отсутствие специальной оговорки в доверенности влечёт применение мер уголовного воздействия непосредственно к представителю.
Отзыв заявления о фальсификации или дача согласия на исключение доказательства также влечёт правовые последствия. Например, действия представителя, согласившегося на исключение доказательства, приведут к возникновению правовых последствий у представляемого лица в виде присуждения суммы долга. Отзыв заявления о фальсификации представителем повлечёт невозможность для истца доказать иным способом право требования долга с ответчика.
Таким образом, все приведённые действия влекут за собой возникновение, изменение или прекращение процессуальных правоотношений, что позволяет отнести подачу заявления о фальсификации, отзыв такого заявления, равно как и согласие обвиняемой стороны на исключение спорного доказательства или, наоборот, отказ от исключения из числа доказательств по делу к распорядительным действиям, подлежащим специальному закреплению в доверенности.
Полагаем, что по вопросу полномочий представителей при рассмотрении судом заявления о фальсификации имеется пробел в нормах АПК РФ, требующий устранения законодателем. До внесения соответствующих изменений в указанные нормы АПК РФ представляется обоснованной точка зрения о расширительном толковании ч. 2 ст. 62 Кодекса и включении в перечень специально оговариваемых прав представителя право на заявление о фальсификации доказательств и право на исключение (отказ от исключения) оспариваемых доказательств.

Кого предупредит суд?
АПК РФ не содержит указания, кому суд обязан разъяснить уголовно-правовые последствия. В юридической литературе можно встретить несколько мнений по этому вопросу, в том числе:
? об уголовной ответственности за фальсификацию доказательств по ст. 303 УК РФ предупреждается обвиняемая сторона;
? об уголовной ответственности предупреждаются обе стороны по делу: заявитель о фальсификации по ст. 306 УК РФ за заведомо ложный донос о совершении преступления либо по ст. 129 УК РФ за клевету, обвиняемая сторона по ст. 303 УК РФ за фальсификацию доказательств;
? об уголовной ответственности за фальсификацию доказательств по ст. 303 УК РФ предупреждается обвиняемая сторона, а на заявителя при недобросовестности его поведения могут быть возложены судебные расходы, как на лицо, злоупотребляющее правом.
Судебная практика, например, АС города Москвы идёт по пути разъяснения последствий заявителю о фальсификации по ст. 306 УК РФ за заведомо ложный донос о совершении преступления, а обвиняемой стороне по ст. 303 УК РФ за фальсификацию доказательств.
На наш взгляд, предупреждение заявителя о возможности наступления уголовно-правовых последствий за клевету выходит за рамки обязанностей суда. В уголовных делах по обвинению в распространении заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию (ч. 1 ст. 129 УК РФ), отсутствует публичный интерес, и ч. 2 ст. 20 УПК РФ они отнесены к разряду дел частного обвинения. Состав квалифицированной клеветы, ответственность за которую наступает по ч. 2 и 3 ст. 129 УК РФ, при отсутствии факта фальсификации будет отсутствовать, так как заявление о фальсификации содержит сведения, касающиеся совершения потерпевшим конкретного преступления (фальсификации доказательства по гражданскому делу), заявленное в суде ходатайство о фальсификации доказательства не имеет признаков публичного выступления, преступления, предусмотренные ст. 303 УК РФ, отнесены к категории небольшой тяжести (ч. 2 ст. 15 УПК РФ).
Следует отметить, что зачастую при фальсификации доказательств по гражданскому делу могут иметь место и другие преступления, совершаемые с целью представления в суд ложных сведений: подделка, изготовление и сбыт поддельных документов (ст. 327 УК РФ), незаконная банковская деятельность (ст. 172 УК РФ), служебный подлог (ст. 292 УК РФ) и др.
Полагаем достаточным разъяснение уголовно-правовых последствий заявителю о фальсификации — по ст. 306 УК РФ за заведомо ложный донос о совершении преступления, а обвиняемой стороне — по ст. 303 УК РФ за фальсификацию доказательств.
При заявлении о фальсификации доказательства, представленного органом государственной власти или местного самоуправления, их должностными лицами, обвиняемой стороне целесообразно разъяснить последствия по совокупности ст. 303 и 292 УК РФ, что обусловлено специальным субъектом, участвующим в деле (Постановление ФАС СЗО от 12.08.2005 по делу № А56-13782/02).
Относительно оформления указанных процессуальных действий, представляется уместной аналогия предупреждения об уголовной ответственности эксперта (ч. 5 ст. 55 АПК РФ), свидетеля (ч. 4 ст. 56 АПК РФ), переводчика (ч. 6 ст. 57 АПК РФ). Таким образом, разъяснение уголовно-правовых последствий необходимо оформлять распиской, выполненной на отдельном бланке, которая приобщается к материалам дела.
Высказывается также мнение о возможности фиксации предупреждения об уголовной ответственности в протоколе судебного заседания без оформления какой-либо отдельной расписки. Подобный способ полагаем приемлемым, если в протоколе судебного заседания закреплены все те же сведения, которые заносятся в расписку.

Исключение доказательств
На стадии исключения оспариваемого доказательства с согласия лица, его представившего, из числа доказательств по делу важное значение имеет процессуальное оформление такого действия, поскольку нормы АПК РФ не устанавливают, в какой форме должно быть выражено согласие, и каким образом оно фиксируется судом.
В этом случае возможно применение аналогии ч. 3 ст. 70 АПК РФ, так как и признание обстоятельств, и дача согласия на исключение доказательства направлены на определение круга доказательств, подлежащих исследованию и оценке арбитражным судом.
Применяя указанную норму, согласие обвиняемой стороны на исключение доказательства необходимо занести в протокол судебного заседания; устное согласие удостоверить подписью; выраженное в письменной форме согласие приобщить к материалам дела. После этого суд выносит протокольное определение об исключении оспариваемого доказательства из числа доказательств по делу.
При этом исключение доказательства не означает его изъятие из материалов дела. По нашему мнению, исключение доказательства является одной из стадий оценки доказательства на предмет его относимости, допустимости и достоверности согласно ст. 71 АПК РФ. Процессуальные последствия исключения доказательства из числа допустимых заключаются в том, что данное доказательство не может быть положено в основу судебного акта, а также исследоваться или иным образом использоваться в ходе судебного разбирательства.
Следует отметить, что положения ч. 2 и 3 ст. 161 АПК РФ не рассчитаны на случай отсутствия в судебном заседании обвиняемой стороны. Полагаем, что в этой ситуации суд, соблюдая гарантии участвующих в деле лиц, обязан предоставить этой стороне возможность выразить согласие на исключение спорных доказательств по делу либо предоставить возражения относительно их исключения.
В судебном заседании суд должен разъяснить уголовно-правовые последствия заявления о фальсификации доказательств только заявителю о фальсификации по ст. 306 УК РФ за заведомо ложный донос о совершении преступления, может также заслушать его пояснения о возможных способах проверки факта фальсификации, после чего рассмотрение дела подлежит отложению на основании ч. 5 ст. 158 АПК РФ. В определении об отложении суд вправе обязать обвиняемую сторону обеспечить явку представителя в судебное заседание для рассмотрения в его присутствии заявления о фальсификации.
Считаем допустимым вариант, когда в определении об отложении суд разъясняет обвиняемой стороне уголовно-правовые последствия заявления о фальсификации доказательств (по ст. 303 УК РФ за фальсификацию доказательств), а также положения ст. 161 АПК РФ и предлагает направить в суд письменные пояснения, в которых выразить согласие на исключение спорных доказательств по делу либо предоставить возражения относительно их исключения.
В случае неявки обвиняемого лица в судебное заседание и непредставления им письменных пояснений, а также в случае отказа от получения или неполучения лицом определения об отложении суд обязан проверить обоснованность поступившего заявления, принять предусмотренные законом меры для проверки достоверности оспариваемого доказательства, как если бы лицо, представившее доказательство, заявило возражения относительно исключения его из числа доказательств по делу.

Читайте так же:  Об осаго ст 11

О преступлении станет известно
Результаты оценки доказательства описываются судом в судебном постановлении на основании ст. 71, 271 АПК РФ.
Выводы суда о недостоверности доказательства также могут служить основанием для направления материалов проверки в следственные органы.
Действующим АПК РФ не закреплена обязанность арбитражного суда направлять соответствующие материалы для проверки поводов и оснований к возбуждению уголовного дела в органы, осуществляющие уголовное преследование в случае, когда суд приходит к выводу о наличии фактических данных, свидетельствующих о признаках преступления.
В то же время такое предписание зафиксировано в нормах гражданского процессуального закона (ст. 225 ГПК РСФСР, ст. 226 ГПК РФ) и соответствует правовой позиции КС РФ, изложенной в постановлении от 14.01.2000 № 1-П.
Полагаем, что принцип законности, установленный ч. 2 ст. 15 Конституции РФ, ст. 6 Федерального конституционного закона от 28.04.95 № 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» и ст. 6 АПК РФ, необходимость выполнения арбитражным судом задач по укреплению законности и предупреждению правонарушений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности (п. 4 ст. 2 АПК РФ) охватывают и правомочия арбитражного суда сообщать правоохранительным органам обо всех ставших ему известных фактах, позволяющих судить о наличии признаков преступления.

Чтобы устранить пробелы…
В данной работе мы остановились на наиболее актуальных вопросах, связанных с рассмотрением заявления в порядке ст. 161 АПК РФ. Проведённое исследование, безусловно, не носит исчерпывающего характера, а лишь свидетельствует о необходимости внесения изменений в АПК РФ в части дополнения понятием «достоверность доказательства» по аналогии с нормами, в которых раскрывается сущность относимости (ст. 67) и допустимости (ст. 68) доказательства; введения понятия «фальсификация доказательства», в котором бы фальсификации придавалось иное значение, чем используемое в уголовном праве, либо, что более предпочтительно, исключение из ст. 161 АПК РФ термина «заявление о фальсификации» и замена его на «заявление о недостоверности»; более чёткой регламентации действий арбитражного суда по рассмотрению заявления в порядке ст. 161 АПК РФ, или принятия по данному вопросу постановления Пленума ВАС РФ, разъясняющего применение положений ст. 161 АПК РФ.

«ПРОВЕРКА ФАЛЬСИФИКАЦИЙ»

(материал опубликован в российской правовой газете «ЭЖ-Юрист»,
сентябрь 2008 года № 38)

Суды до сих пор не пришли к единому мнению, заявление о фальсификации каких доказательств должен проверять суд апелляционной инстанции — любых или только дополнительных. Судьи Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда исходят из возможности рассмотрения заявления о фальсификации лишь дополнительных доказательств, и у них есть весомые аргументы так думать. Данная статья продолжает начатую в № 34 (539) газеты «эж-ЮРИСТ» серию публикаций о проблемах применения судами ст. 161 АПК РФ.

Апелляция полная и неполная
Определение пределов рассмотрения арбитражным судом апелляционной инстанции заявления о фальсификации доказательства является проблематичным из-за отсутствия в теории права, в действующем законодательстве и судебной практике четкого ответа на вопрос, в каком виде существует апелляция в российском арбитражном процессе — полном или неполном.
Сущность полной апелляции состоит в том, что требование, рассмотренное судом первой инстанции, пересматривается по апелляционной жалобе судом апелляционной инстанции. В связи с этим стороны вправе ссылаться на новые факты, представлять новые доказательства, вносить новые возражения. Суд не связан результатами процесса в первой инстанции.
При неполной апелляции проверяется сам процесс в суде первой инстанции и его решение. Из этого следует, что стороны не имеют права ссылаться на новые факты, представлять новые доказательства. Производство в суде апелляционной инстанции направлено не на новое разбирательство дела, а на проверку решения. В связи с этим неполная апелляция имеет своей целью исправить ошибки суда, но не сторон (Борисова Е.А. Проверка судебных актов по гражданским делам. М.: Городец, 2005).
На сегодняшний день апелляция в арбитражном процессе России совмещает эти признаки. В ст. 269 АПК РФ закреплены такие особенности полной апелляции, как невозможность направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, осуществить повторное рассмотрение дела, исследовать фактическую и правовую стороны дела в полном объеме (Жилин Г.А. Апелляция: полная и неполная // ЭЖ-Юрист. 2003. № 21).
Однако для этого вида апелляции не характерны правила ст. 268 АПК РФ о принятии дополнительных доказательств при наличии ряда условий: лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их предъявления в суд первой инстанции по не зависящим от него причинам, и суд признает эти причины уважительными; документы представлены с отзывом на апелляционную жалобу для обоснования возражений; ходатайства о вызове новых свидетелей, проведении экспертизы, приобщении к делу или истребовании письменных и вещественных доказательств могут быть удовлетворены апелляционным судом, если судом первой инстанции было отказано в их исследовании или истребовании. Ограничение представления и исследования новых доказательств в апелляционном суде позволяет утверждать о неполной апелляции в российской арбитражной системе (Комментарий к АПК РФ / Под редакцией П.В. Крашенникова. М.: Статут, 2007. С.956).

Снятие ограничений
В Постановлении Пленума ВАС РФ от 19.06.97 № 11 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации», действующем до сих пор, разъяснено, что дополнительные доказательства могут быть не приняты апелляционной инстанцией суда, если будет установлено, что заинтересованное лицо в суде первой инстанции вело себя недобросовестно и не представило этих доказательств с целью затянуть процесс.
В Информационном письме ВАС РФ от 31.03.97 № 12 арбитражным судам рекомендовано учитывать, что рассмотрение апелляционной инстанцией дополнительных доказательств без обоснования заявителем невозможности их представления в суде первой инстанции не может служить основанием для отмены законного и обоснованного постановления.
Указанные разъяснения, подтвержденные последующей судебной практикой, были восприняты как снятие установленных судом ограничений на принятие судом апелляционной инстанции дополнительных доказательств, что, по мнению ряда ученых, могло привести не только к нарушениям прав организаций в арбитражном процессе, но и к внутренней дисгармонии арбитражного судопроизводства, к падению значимости и авторитета суда первой инстанции.

Позиция изменилась
В более поздних судебных актах ВАС РФ ограничил полномочия апелляционной инстанции в части принятия новых доказательств. Так, Постановлением от 24.07.2007 № 1461/07 признано необоснованным приобщение апелляционной инстанцией копий 28 новых счетов-фактур с исправленными ИНН без проверки их на предмет относимости, допустимости и достоверности. Определением от 03.12.2007 № 15296/07 подтверждены выводы о нарушении установленных ст. 286 АПК РФ пределов рассмотрения дела судом апелляционной инстанции, истребовавшим по собственной инициативе у административного органа дополнительные доказательства и на их основе отменившим решение суда первой инстанции.

ФАСы солидарны
Практика судов кассационных инстанций в большинстве своем также исходит из возможности приобщения в апелляционном суде дополнительных доказательств с соблюдением ограничений, установленных ст. 286 АПК РФ. В постановлениях ФАС СЗО неоднократно указывалось на возможность приобщения апелляционным судом дополнительных доказательств лишь при наличии обоснования невозможности представления их в суд первой инстанции и признания судом этих причин уважительными (постановления от 21.03.2005 № А13-7534/04-17, от 22.09.2006 №А56-15939/2005, от 26.02.2007 № А56-8088/2006, от 26.02.2007 №А13-4555/2006 и др.). Аналогичная позиция высказана ФАС МО (постановления от 05.09.2007 № КГ-А40-756/07, от 28.04.2008 № А40-45980/07-150-402), ФАС ВВО (постановления от 31.07.2006 № А29-9029/2005-А29-8990/ 2005-3Б, от 16.04.2007 №А39-1188/2006-7/14, от 03.08.2007 № А43-31506/2006-2-610), ФАС ПО (постановления от 09.11.2007 №А12-35324/05-С16, от 12.02.2008 № А65-27867/2006), ФАС УО (постановления от 03.07.2003 № Ф09-1717/03-ГК, от 01.09.2005 № Ф09-2794/05-С4).

Камень преткновения
Учитывая законодательно установленные ограничения в исследовании апелляционным судом новых доказательств и соотнося их с положениями ст. 161 АПК РФ, можно сделать вывод, что суд апелляционной инстанции компетентен рассматривать заявление о фальсификации дополнительно представленного и принятого апелляционным судом в порядке ч. 2 ст. 268 АПК РФ доказательства.
ВАС РФ по данному вопросу не определился, вследствие чего судебная практика округов складывается неоднозначно: имеются судебные акты в пользу данной точки зрения (определения ВАС РФ от 04.04.2007 №3395/07, от 25.07.2007 №7694/07, от 27.07.2007 № 8684/07; постановления ФАС ВСО от 24.04.2007 № А19-12795/06-6-Ф02-2963/07; ФАС ПО от 10.03.2006 № А12-25697/2004-С35). В ряде случаев поддерживается позиция, согласно которой суд апелляционной инстанции обязан проверить заявление о фальсификации любых доказательств, как представленных в суд первой инстанции, так и непосредственно в апелляцию (определения ВАС РФ от 30.11.2007 №15776/07, от 14.02.2008 №1516/08, от 24.04.2008 № 5046/08, от 27.06.2008 №8272/08; постановления ФАС МО от 28.02.2007 № КА-А40-532/07; ФАС УО от 23.11.2005 №Ф09-4307/04-С4, от 27.06.2007 № Ф09-4838/07-С4, от 06.08.2007 № Ф09-5582/07 и др.).
Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд исходит из возможности рассмотрения заявления о фальсификации лишь дополнительных доказательств, представленных и принятых судом апелляционной инстанции (дела № А05-11829/2007, А05-1512/2008, А13-4555/2006, А13-6917/2007, А52-3453/2007, А66-7038/2007, А66-7794/2007).
По нашему мнению, изменение системы арбитражных судов, создание арбитражных апелляционных судов, территориально удаленных от судов первой инстанции, усиливает роль и значение суда первой инстанции как единственного суда, рассматривающего спор по существу, способствует повышению ответственности сторон при реализации ими процессуальных прав и выполнении процессуальных обязанностей, эффективной проверке судебных актов и в итоге эффективному отправлению правосудия.

Если ходатайство отклонено
В рамках рассматриваемой проблемы остается нерегламентированным вопрос о последовательности действий суда в случае отклонения ходатайства о приобщении доказательства, достоверность которого подвергается сомнению. В этих условиях заявление о фальсификации лишается смысла. Однако вопрос в том, какое определение должен вынести апелляционный суд: признать заявление о фальсификации необоснованным либо возвратить заявление ввиду отсутствия предмета исследования.
Представляется, что при отклонении судом ходатайства о приобщении якобы сфальсифицированного доказательства суду в первую очередь необходимо выяснить позицию заявителя — настаивает ли он на рассмотрении заявления о фальсификации. Если не настаивает, его мнение отражается в протоколе судебного заседания, и заявление возвращается заявителю, о чем выносится протокольное определение.
В случае когда заявитель настаивает на рассмотрении заявления о фальсификации, суд не вправе вернуть такое заявление, так как обратное явилось бы нарушением прав участвующего в деле лица, закрепленных в ст. 41 АПК РФ. В то же время признание заявления о фальсификации необоснованным является результатом проверки такого заявления по существу, а ввиду отсутствия доказательства его рассмотрение на предмет достоверности с соблюдением процедуры, установленной ст.161 АПК РФ, невозможно. Полагаем, такое заявление необходимо расценивать как некое ходатайство, иное заявление либо мнение стороны по делу и давать оценку изложенным в нем доводам при вынесении судебного акта.

Способы проверки
На стадии проверки обоснованности заявления о фальсификации суду целесообразно выяснить позицию заявителя о возможных, по его мнению, способах проверки факта фальсификации (истребование доказательств, допрос свидетелей, проведение экспертизы и т.п.), а также заслушать мнение обвиняемой стороны по предложенным мероприятиям проверки.
После этого судом выносится определение, в котором фиксируются выбранные им процессуальные действия.
1. Суд вправе как по ходатайству сторон, так и по собственной инициативе вызвать в судебное заседание свидетеля — лицо, участвовавшее в составлении документа, исследуемого судом как письменное доказательство, либо в создании или изменении предмета, исследуемого судом как вещественное доказательство (ст. 88 АПК РФ).
2. Суд вправе как по ходатайству стороны, так и по собственной инициативе истребовать доказательство от лица, у которого оно находится (ст. 66 АПК РФ).
Более расширительное применение положений ст. 66 АПК РФ, по нашему мнению, является оправданным для случая проверки заявления о фальсификации. Части 4 и 5 названной нормы предоставляют суду право истребовать по собственной инициативе доказательство, находящееся у органов государственной власти и местного самоуправления, их должностных лиц по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений, а по другим делам — при наличии ходатайства стороны, в случае если у заявителя такого ходатайства отсутствует возможность самостоятельно получить это доказательство. Указанные положения являются реализацией принципа равноправия сторон и состязательности процесса.
В то же время при наличии заявления о фальсификации закон обязывает суд провести проверку обоснованности заявления, при этом формы и способы проверки оставляет на усмотрение суда. Ограничение полномочий суда буквальным толкованием положений ст. 66 АПК РФ может привести к неполному исследованию обстоятельств дела, например, когда по спору между двумя хозяйственными обществами ходатайство об истребовании доказательств ни истцом, ни ответчиком не заявлено.
3. Суд вправе как по ходатайству стороны, так и по собственной инициативе назначить экспертизу (ст. 82 АПК РФ).
Полученные в ходе проверки заявления доказательства оцениваются судом наряду с имеющимися в материалах дела.

Возмещение расходов
В соответствии с ч. 3 ст. 109 АПК РФ при вызове свидетеля или назначении экспертизы по инициативе суда соответствующие расходы производятся за счет средств федерального бюджета. Вопрос о возмещении таких расходов за счет стороны нормами АПК РФ не урегулирован.
ВАС РФ в Определении от 04.04.2007 №3395/07 признал допустимым возложение обязанности по оплате экспертизы в составе судебных расходов на проигравшую сторону в порядке ст. 110 АПК РФ, что позволяет судам использовать данную позицию в правоприменительной практике.