Квалификация убийства, сопряженного с разбоем

При квалификации разбоя в правоприменительной практике возникают сложности, связанные с оценкой насилия. Один из наиболее важных — вопрос о квалификации совершенного в процессе разбоя убийства, дальше мнение адвоката по убийству по данному вопросу с практикой.

При оценке убийства в процессе разбойного нападения большинство судов руководствуется п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», квалифицируя содеянное по п. «з» ч. 2 ст. 105 и по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК.

Например, З. и Р. осуждены по п. «в» ч. 4 ст. 162, п. п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК. Под вымышленным предлогом З. выманил Ж. из его гаража на улицу и напал на него, нанеся ножом удар в область шеи. После этого Р., действуя согласованно с З., напал на Ж. и, применяя насилие, опасное для жизни, нанес ему удар отверткой по голове. Затем З. и Р. одновременно нанесли Ж. множественные удары по различным частям тела. Когда Ж. потерял сознание, З. вместе с Р. похитили ценные вещи, принадлежащие Ж. Обнаружив, что Ж. подает признаки жизни и продолжает дышать, З. передал Р. коловорот для того, чтобы он добил Ж. С целью убийства Р. нанес им не менее 6 ударов по голове Ж. Чтобы скрыть следы преступления, они скинули Ж. в расположенный недалеко от гаража овраг. Затем с целью доведения до конца совместного преступного умысла на убийство Ж. и хищение его имущества, осознавая, что от их действий наступит смерть потерпевшего, и желая этого, затащили его в расположенный неподалеку городской пруд. З. стал удерживать голову Ж. в воде до тех пор, пока тот не перестал подавать признаков жизни. От механической асфиксии в результате утопления в воде Ж. скончался (Архив Верховного суда Республики Башкортостан. Дело N 2-61/2011).

Между тем в судебной практике наметилась тенденция, согласно которой суды при квалификации убийства, сопряженного с разбоем, исключают из обвинения п. «в» ч. 4 ст. 162 УК (причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего), а все содеянное оценивают в зависимости от ситуации по ч. ч. 1, 2 или ч. 3 ст. 162 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК.

Примерами такой квалификации служат следующие решения судов.

Братья Н. осуждены по ч. 2 ст. 162, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК (убийство, сопряженное с разбоем). Приговор в части квалификации действий осужденных по ст. 162 УК был изменен судебной коллегией Верховного Суда РФ в связи с тем, что такой квалифицирующий признак разбоя, как причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, осужденным вменен излишне, поскольку они имели умысел на убийство, а не на причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью. Умысел на убийство потерпевшего при этом у них возник не во время разбоя, а до нападения на потерпевшего в целях хищения его имущества Кассационное определение Верховного Суда РФ от 20 июля 2011 г. N 75-О11-7.

Б. осуждена по ч. 1 ст. 162 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК. Суд исключил из обвинения Б. по ст. 162 УК квалифицирующий признак, предусмотренный п. «в» ч. 4 ст. 162 УК, «с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего» в связи с тем, что причинение тяжкого вреда здоровью Д. не охватывалось умыслом Б. при совершении ею убийства Д., сопряженного с разбоем, а изначально был умысел на совершение убийства Архив Кемеровского областного суда. Дело N 2-122/2011.

Таким образом, суды, изменяя квалификацию, отступают от позиции, предложенной в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ, мотивируя это тем, что умыслом виновного лица причинение тяжкого вреда здоровью не охватывается.

В теории уголовного права вопрос о квалификации убийства, сопряженного с разбоем, также был исследован. В частности, А. Попов, рассматривая различные позиции, приходит к выводу о наличии совокупности убийства и разбоя (п. «з» ч. 2 ст. 105 и ст. 162 УК). Автор специально не останавливается на исследуемой нами проблеме, но при этом, исходя из его размышлений по иным вопросам, можно сделать вывод о том, что он поддерживает позицию, высказанную Пленумом Верховного Суда РФ. Г. Борзенков в своем исследовании также усматривает совокупность преступлений, предусмотренных п. «з» ч. 2 ст. 105 и ст. 162 УК, отмечая, что нельзя рассматривать убийство, сопряженное с разбоем, как единое преступление. Разбой — самостоятельное преступление, относящееся к категории особо тяжких, со своим объектом и предметом, своими квалифицирующими признаками и своими последствиями. Убийство не может поглотить разбой, как разбой не может поглотить убийство.

Вопрос о соответствии п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» Конституции РФ был ранее рассмотрен Конституционным Судом РФ, который указал на то, что правила квалификации, указанные в этом Постановлении, не только не нарушают принцип справедливости, но, напротив, позволяют назначать справедливое наказание по совокупности преступлений, имеющих разнородные объекты — собственность и жизнь Определение Конституционного суда РФ от 21 апреля 2011 г. N 578-О-О.

На наш взгляд, проблему квалификации по рассматриваемой совокупности следует изучать, учитывая несколько возможных вариантов развития событий в процессе совершения разбоя.

Во-первых, необходимо оговорить, что квалификация по п. «з» ч. 2 ст. 105 и п. «в» ч. 4 ст. 162 УК может иметь место в том случае, если убийство квалифицируется как совершенное из корыстных побуждений либо по найму. В таком случае вполне может быть реальная совокупность рассматриваемых преступлений.

Во-вторых, вопрос о квалификации убийства, сопряженного с разбоем, и разбоя представляется более сложным. На наш взгляд, в этом случае возможно два основных варианта развития событий, связанных с возникновением умысла.

Если у лица в процессе разбойного нападения изначально возник умысел на причинение тяжкого вреда здоровью, а уже затем, в процессе выполнения объективной стороны преступления в виде нападения, сопряженного с опасным для здоровья насилием, возник новый умысел, уже на причинение смерти потерпевшему, то в этом случае рассматриваемые деяния должны квалифицироваться по рекомендованным в п. 22 Постановления правилам: по п. «з» ч. 2 ст. 105 и п. «в» ч. 4 ст. 162 УК. Связано это с тем, что судебная практика, как правило, идет по пути поглощения причинения тяжкого вреда здоровью убийством в случае совершения этих деяний в отношении одного лица в течение короткого промежутка времени (что предполагается при разбое) Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 3 октября 2007 г. N 267-П07.

Хотя теоретически, поскольку виновное лицо в процессе разбойного нападения имело умысел на причинение тяжкого вреда здоровью, это должно быть учтено при квалификации.

По-иному должен решаться вопрос, если в процессе разбойного нападения изначально возникает умысел на совершение убийства. В таком случае, если исходить из разъяснений Пленума, лицо будет привлекаться к уголовной ответственности за деяние, не охватываемое его умыслом, что влечет за собой нарушение другого принципа уголовного права — принципа вины. На наш взгляд, в таких случаях имеет место совокупность преступлений, предусмотренных ч. ч. 1, 2 или ч. 3 ст. 162 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК.

Таким образом, для квалификации убийства, совершенного в процессе разбойного нападения, адвокату по разбою необходимо четкое определение направленности умысла виновного лица на причинение тяжкого вреда здоровью и убийство.

Вследствие сказанного предлагаем внести соответствующие уточнения в п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда.

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

Генеральный прокурор

Заместители Генерального прокурора

О Генпрокуратуре России

Международное сотрудничество

Взаимодействие со СМИ

Правовое просвещение

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

Телефон справочной по обращениям
в Генеральную прокуратуру
Российской Федерации:

В Великом Новгороде жители Боровичского района осуждены за убийство пенсионерки и хищение ее имущества

Прокуратура области (Новгородская область). 11 октября 2017, 16:25

Сегодня, 11 октября 2017 года, Новгородский областной суд вынес обвинительный приговор по уголовному делу в отношении двоих жителей Боровичского района Александра Логинова и Таисьи Вишняковой. Они признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных п. «ж», «к» ч.2 ст. 105 УК РФ (убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление), п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ (кража, совершенная группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба гражданину).

Судом установлено, что Логинов и Вишнякова весной 2016 года систематически похищали из квартиры, в которой снимали комнату, денежные средства на общую сумму более 70 тыс. рублей, принадлежащие 81-летней жительнице г. Боровичи.

Затем, после обнаружения потерпевшей пропажи денег, в целях сокрытия преступления, опасаясь обращения в полицию, подсудимые напали на нее, избили, а потом задушили, похитив ее имущество на сумму более 190 тыс. рублей.

Вину в совершении преступлений подсудимые признали частично.

Приговором суда по совокупности преступлений Логинову назначено наказание в виде 17 лет лишения свободы в колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года, Вишняковой – в виде 14 лет лишения свободы в колонии общего режима с ограничением свободы на 1,5 года.

Приговор в законную силу не вступил и может быть обжалован в установленном законом порядке.

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ УБИЙСТВ,
СОПРЯЖЕННЫХ С РАЗБОЕМ

Пунктом «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ предусмотрена ответственность за убийство, сопряженное с разбоем.

Убийство — это умышленное причинение смерти другому человеку (ч. 1 ст. 105 УК РФ), разбой — нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (ч. 1 ст. 162 УК РФ).

В соответствии с примечанием к ст. 158 УК РФ под хищением понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и(или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Понятие «нападение» используется не только в ст. 162 УК РФ, но и в ст.ст. 37, 209, 227, 340 и 360 УК РФ. Однако в Уголовном кодексе не дано разъяснения данного термина. Оно имеется в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» от 17 января 1997 г. № 1. В пункте 6 данного Постановления указано, что под нападением следует понимать действия, направленные на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим либо создания реальной угрозы его немедленного применения.

Согласно п. 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999 г. № 1 убийство, сопряженное с разбоем, квалифицируется по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ в совокупности со статьей УК РФ, предусматривающей ответственность за разбой.

Аналогичная рекомендация содержится в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» от 27 декабря 2002 г. № 29, где в п. 22 отмечается, что такое убийство надлежит квалифицировать по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ и по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, а при наличии в действиях виновного в разбойном нападении других отягчающих обстоятельств (например, разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия и т. п.) эти признаки объективной стороны разбоя должны быть указаны в описательной части приговора.

Большинство ученых(1) так же полагают, что действия лица, совершившего разбой и сопряженное с ним убийство, должны квалифицироваться по совокупности п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ и ст. 162 УК РФ.

Это подтверждается и судебной практикой.

Так, приговором Архангельского областного суда от 15 октября 2010 г. А. осужден по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ и признан виновным в убийстве Х. Д. во время разбойного нападения при следующих обстоятельствах.

Читайте так же:  Какие документы нужны на возврат из фсс

9 января 2010 г. в период с 10 ч 35 мин до 12 ч 40 мин А. решил совершить разбойное нападение на Х. Д. и ее убийство с целью хищения у нее денег.

Реализуя задуманное, А. вооружился молотком и вошел в квартиру, где находилась потерпевшая.

В квартире, с целью хищения денег и убийства потерпевшей, А. напал на Х. Д., используемым в качестве оружия молотком умышленно нанес потерпевшей не менее восьми ударов по голове, причинив телесные повреждения характера тупой открытой проникающей черепно-мозговой травмы, расценивающиеся как тяжкий вред здоровью, от которых наступила смерть Х. Д. на месте происшествия, обыскал квартиру и похитил принадлежащие потерпевшей 15 600 рублей и не представляющую ценности бутылку водки, с похищенным скрылся и распорядился им по своему усмотрению(1).

От убийства, сопряженного с разбоем, когда предметом последнего являются находящиеся при потерпевшем вещи (деньги, часы и т. д.), необходимо отличать убийство с последующей кражей принадлежащего убитому имущества. С объективной стороны данные преступления похожи: и в том, и в другом случае потерпевшему причиняется смерть и происходит изъятие находящегося при нем имущества. Однако если второе деяние квалифицируется по ст. 158 УК РФ и ч. 1 ст. 105 УК РФ (когда убийство совершено, например, на почве личных неприязненных отношений), то квалификация первого предполагает более суровую ответственность по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ и ст. 162 УК РФ. Различие здесь необходимо приводить по субъективной стороне: при убийстве с последующей кражей умысел на хищение чужого имущества у виновного всегда возникает после причинения смерти потерпевшему, а разбой и сопряженное с ним убийство предполагают наличие умысла на завладение чужим имуществом до начала выполнения объективной стороны убийства.

Так, по делу С., осужденного Рязанским областным судом за разбой и умышленное убийство, сопряженное с разбоем, приговор был изменен потому, что вердиктом присяжных не было установлено совершение С. убийства с целью завладения деньгами потерпевшей.

Присяжные заседатели признали до-казанным, что 13 марта 2000 г. С. пришел в квартиру своей знакомой Б., в процессе общения с ней накинул ей на шею петлю и задушил. Затем он похитил из квартиры деньги и вещи, принадлежавшие по-терпевшей. Однако из вердикта не усматривалось, что умысел у С. на хищение имущества Б. возник до применения в отношении ее насильственных действий.

Поэтому его действия переквалифи-цированы с п.»в» ч. 3 ст. 162 УК РФ на п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ и исключено осуждение по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ(2).

Примером аналогичной квалификации является решение Новосибирского областного суда по делу Т. Т. в помещении торгового киоска в ходе совместного распития спиртных напитков совершил убийство своей знакомой Ж., нанеся ей удары ножом в жизненно важные органы, после чего завладел имуществом Ж., а также имуществом, принадлежавшим владельцу киоска.

Органами предварительного расследования действия Т. были квалифицированы

по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ и п. «в» ч. 2 ст. 162 УК РФ как убийство, совершенное с особой жестокостью, сопряженное с разбоем, и разбой, совершенный с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

Установив, что убийство Ж. было совершено Т. на почве возникших в результате ссоры личных неприязненных отношений и только после этого у него возник умысел на хищение чужого имущества, суд переквалифицировал действия Т. с п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 158 УК РФ и ч. 1 ст. 105 УК РФ(1).

В пункте «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ признак сопряженности убийства с разбоем предусмотрен наряду с признаком «из корыстных побуждений», поэтому возникает вопрос о возможности квалификации одновременно по двум этим признакам.

О. С. Ивченко полагает, что «признаки корыстных побуждений и сопряженности с разбоем, хотя в чем-то и пересекаются, но характеризуют разные стороны убийства при отягчающих обстоятельствах», следовательно, делает она вывод, нужно указывать оба этих признака, так как «такая квалификация деяния будет юридически наиболее полно и точно отражать сущность совершенного преступления». Автор обосновывает свою позицию так: «Пункт “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ предусматривает ответственность за убийство из корыстных побуждений, а равно ответственность за убийство, сопряженное с разбоем, что… подчеркивает самостоятельность этих преступлений. Понятие корыстного убийства шире, чем убийство при разбойном нападении, вследствие чего убийство, сопряженное с разбоем, не может охватывать понятие убийства из корыстных побуждений. В отдельных случаях лицо, совершающее убийство, может не принимать участие в разбое, или обвинение в разбое может отпасть по обстоятельствам дела, но при наличии корыстных побуждений этот признак убийства остается»(2).

Большинство же ученых(3) приходят к справедливому, на наш взгляд, выводу, что в случае совершения убийства, сопряженного с разбоем, нет необходимости дополнительно вменять признак «из корыстных побуждений», поскольку а) сопряженность умышленного лишения жизни человека с разбоем означает обусловленность убийства данным преступлением, а следовательно, и его субъективными признаками(4); б) разбой совершается из корыстных побуждений и, соответственно, характеризуемое корыстными побуждениями убийство, сопряженное с разбоем, является частным случаем корыстного убийства(5).

Такой же позиции придерживается и суд. В Обзоре кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 1998 год указано, что убийство, совершенное по совокупности с разбойным нападением, характеризуется корыстными мотивами(6). В Постановлении от 28 апреля 2004 г. по делу Г. Президиум Верховного Суда Российской Федерации указал: «Суд первой инстанции правильно установил, что Г. совершено убийство в процессе разбойного нападения, однако излишне вменил квалифицирующий признак преступления — убийство “из корыстных побуждений”.

Отграничение убийства, сопряженного с разбоем, от оставления в опасности при совершении данного преступления проводится по субъективной стороне: в первом случае у виновного имеется прямой или косвенный умысел на лишение жизни человека, при оставлении в опасности виновный лишь ставит потерпевшего в опасное для жизни или здоровья состояние при отсутствии умысла на убийство.

Так, приговором Челябинского областного суда от 28 августа 2006 г. З. осужден по п. «б» ч. 3 ст. 161 УК РФ (по эпизодам от 5, 24, 26 марта, 9 июня, 23 июля, 17 августа 2004 г.); А. осужден по п. «б» ч. 3 ст. 161 УК РФ, п. «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ; Г. осужден по п. «б» ч. 3 ст. 161 УК РФ (по эпизодам от 5, 24, 26 марта, 9 июня, 23 июля, 24 октября 2004 г.), п. «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ, п. «б» ч. 3 ст. 161 УК РФ (по эпизоду от 8 ноября 2004 г.), ч. 1 ст. 325 УК РФ, ст. 125 УК РФ.

З., А. и Г. были признаны виновными в серии ограблений водителей автокранов и иных лиц, А. и Г. — дополнительно в разбое, а Г. еще и в похищении официальных и важных личных документов Б. и в заведомом оставлении в опасности Г. Л., которого сам поставил в опасное для жизни состояние.

Органами предварительного следствия действия Г. по эпизоду в отношении Г. Л. были квалифицированы по пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ и ст. 162 УК РФ.

В кассационном представлении государственный обвинитель указал на необоснованность переквалификации действий З., А. и Г. со ст. 162 УК РФ на ст. 161 УК РФ и переквалификации действий Г. с пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ст. 125 УК РФ.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации пришла к следующим выводам.

По эпизоду от 26 марта 2004 г. — ограбление водителя автокрана Г. Л. и ООО виновность Г. и З. доказана показаниями осужденного З. в процессе предварительного расследования, представителя ООО М., свидетелей Б., Г., П., вещественными и другими собранными доказательствами.

Оценив приведенные данные в совокупности с другими доказательствами, суд обоснованно квалифицировал действия Г. и З. по п. «б» ч. 3 ст. 161 УК РФ.

Заведомое оставление Г. Л. в беспомощном состоянии доказано показаниями потерпевших С. и Р. о том, что после похищения автокранов их увозили в безлюдное место, где насильно поили водкой.

Из показаний З. следует, что после похищения автокрана Г. и другое лицо увезли Г. Л.

Из протокола осмотра места происшествия видно, что тело Г. Л. было обнаружено 30 марта 2004 г. в пригороде Челябинска у заброшенного производственного здания.

По заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть Г. Л. наступила от переохлаждения организма, перед смертью он находился в тяжелой степени алкогольного опьянения, поскольку выпил не менее 580 мл спиртного.

Из показаний свидетелей и медицинских документов видно, что Г. Л. спиртные напитки не употреблял.

По сообщению гидрометеорологической службы, температура воздуха в Челябинске 26 марта 2004 г. была минус 8,4 градуса.

Оценив приведенные данные, суд обоснованно квалифицировал действия Г. по ст. 125 УК РФ.

Несостоятельны доводы кассационного представления о том, что Г. совершил умышленное убийство Г. Л., что суд необоснованно переквалифицировал его действия с пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ст. 125 УК РФ.

Суд обоснованно указал в приговоре, что по делу нет данных о наличии у осужденного умысла на лишение Г. Л. жизни, что он совершил действия, направленные на это.

Суд установил, что участники ограбления, как и в предшествующих случаях, напоили потерпевшего водкой, оставив его в безлюдном месте. В остальных случаях потерпевшие выбирались из тех мест, где их оставляли грабители. В данном случае потерпевший от выпитой водки потерял сознание и не пришел в себя. По стечению обстоятельств, температура воздуха в ночь на 25 марта понизилась, он замерз. В деле нет данных о том, что Г. с целью лишения потерпевшего жизни оставил его пьяным в безлюдном месте, зная, что он замерзнет. Доводы кассационного представления по этому поводу основаны на предположениях(1).

В рассматриваемом примере суд, не установив умысла Г. на лишение жизни Г. Л., переквалифицировал его действия со ст. 105 УК РФ на ст. 125 УК РФ. Переквалификация действий виновного со ст. 162 УК РФ на ст. 161 УК РФ произведена судом в соответствии с разъяснениями постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» от 27 декабря 2002 г. № 29, согласно которым «в случаях, когда в целях хищения чужого имущества в организм потерпевшего против его воли или путем обмана введено опасное для жизни или здоровья сильнодействующее, ядовитое или одурманивающее вещество с целью приведения потерпевшего в беспомощное состояние, содеянное должно квалифицироваться как разбой. Если с той же целью в организм потерпевшего введено вещество, не представляющее опасности для жизни или здоровья, содеянное надлежит квалифицировать в зависимости от последствий как грабеж, соединенный с насилием». Виновные насильно поили потерпевших водкой — веществом, которое, как, по всей видимости, и определил суд, само по себе не представляет опасности для жизни или здоровья.

В другом случае суд, исходя из обстоятельств дела, установил наличие косвенного умысла на умышленное причинение смерти потерпевшему при совершении разбоя и квалифицировал действия виновных как убийство, сопряженное с разбоем.

Приговором Омского областного суда от 1 августа 2005 г. Л. и Б. наряду с иными составами преступлений были осуждены по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ и пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ за разбой группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем.

В кассационном представлении государственный обвинитель просил об отмене приговора в отношении Л. и Б., считая, что выводы суда в части обоснования косвенного умысла на убийство потерпевшего противоречивы, выводы суда об умышленном характере преступных действий Б. и Л., направленных на причинение смерти К., носят противоречивый характер.

Читайте так же:  Единый социальный налог на 2018 год

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации установила, что вывод суда о доказанности вины Л. и Б. в разбойном нападении на К. и его убийстве группой лиц по предварительному сговору, сопряженном с разбоем, соответствует материалам дела и подтвержден приведенными доказательствами.

Так, сами осужденные Л. и Б. не отрицали того обстоятельства, что договорились забрать у таксиста деньги. С этой целью Б. поймал такси, а затем позвал в машину Л. В тот момент, когда водитель разворачивал машину, Б. нанес ему удары штакетиной по голове, а Л. — по туловищу. Затем они подвергли водителя избиению на улице, повезли в сторону пляжа, чтобы забрать деньги. На пляже вытащили К. из машины, обыскали, забрали деньги, которые потом поделили. Когда водитель стал подниматься, вновь нанесли ему удары. Затем на машине уехали с места происшествия и бросили ее в районе аэропорта.

Эти обстоятельства следуют и из явки с повинной Б. и Л. и протоколов проверки их показаний на месте, протокола осмотра места происшествия — пляжа, где был обнаружен труп К., протоколов выемки, заключения биологической экспертизы о наличии следов крови потерпевшего К. на одежде осужденных, выводов судебно-медицинской экспертизы о характере и степени тяжести причиненных
К. телесных повреждений и причине его смерти, которые объективно подтверждают показания осужденных об обстоятельствах дела.

Выводы суда об умысле Л. и Б. на убийство потерпевшего в приговоре надлежаще мотивированы.

Как обоснованно указал суд в приговоре, о косвенном умысле Л. и Б. на убийство К., сопряженное с разбоем, свидетельствуют не только их показания, в частности: о предварительной договоренности об открытом хищении денег, угоне автомашины, об избиении потерпевшего без предъявления ему каких-либо требований имущественного характера, о бессознательном состоянии потерпевшего, наступившем от их совместных действий, о перевозке и оставлении потерпевшего в безлюдном месте в холодное время года, которые суд взял за основу при вынесении приговора, но также и количество, характер и локализация телесных повреждений, причиненных К. в область жизненно важных органов, которые причинены были совместными согласованными действиями обоих подсудимых.

Эти данные свидетельствуют о том, что Л. и Б., избив К. и оставив его в бессознательном состоянии в безлюдном месте в холодное время года, осознавали общественную опасность своих действий, предвидели возможность наступления общественно опасных последствий, в том числе и в виде смерти потерпевшего, не желали последствий в виде смерти потерпевшего, однако относились к ним безразлично(1).

Законодательная база Российской Федерации

Бесплатная консультация
Федеральное законодательство

  • Главная
  • «ОБЗОР НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЗА ПЕРВОЕ ПОЛУГОДИЕ 2012 ГОДА» (Утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 17.10.2012)
  • На момент включения в базу документ опубликован не был

2.2. Хищение имущества потерпевшей после е. убийства ошибочно квалифицировано как разбой, совершенный с причинением тяжкого вреда здоровью.

По приговору Самарского областного суда от 27 июля 2001 г. М. осужден по пп. «з», «н» ч. 2 ст. 105, п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ.

В кассационном порядке уголовное дело не рассматривалось.

Преступления совершены 2 марта 2001 г.

Судебная коллегия, рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе осужденного, удовлетворила жалобу в части и изменила приговор по следующим основаниям.

Согласно приговору суда действия М., связанные с умышленным лишением жизни потерпевшей Р. и с последующим хищением е. имущества, суд квалифицировал как разбой с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью, а также как убийство, сопряженное с разбоем.

При этом, обосновывая такую квалификацию, суд указал в приговоре, что совершение М. убийства Р. при разбойном нападении «подтверждают и его дальнейшие действия: после убийства потерпевшей он сразу же с трупа снимает и завладевает золотыми изделиями, а в последующем похищает и другие вещи. Сам М. не смог объяснить причины убийства Р., однако его конкретные действия свидетельствуют о том, что он совершил разбойное нападение на потерпевшую и ее убийство сопряжено с разбоем».

Между тем из показаний осужденного М., данных им в ходе предварительного следствия, исследованных в судебном заседании и признанных судом достоверными, следует, что через некоторое время после убийства им в ходе ссоры потерпевшего С. в квартиру пришла его бабушка -Р. Она начала ругать его и обзывать, спрашивала, зачем он взял спиртные напитки. Тогда он встал, схватил ее за шею и стал душить, а когда потерпевшая упала на пол, взял с пола веревку, обмотал вокруг ее шеи и завязал. Поняв, что Р. мертва, он перенес ее в комнату, а затем снял с нее золотые изделия, после чего, уходя из квартиры, забрал телевизор, магнитофон и другое имущество.

При этом судом исходя из установленных обстоятельств также признано, что это убийство совершено М. в ходе ссоры с потерпевшей и без цели сокрытия другого преступления.

Таким образом, доказательств, свидетельствующих о том, что М. при убийстве потерпевшей Р. преследовал цель завладеть ее имуществом путем разбоя, в приговоре не приведено.

В связи с этим вывод суда о том, что именно последующие действия осужденного свидетельствуют о корыстных мотивах убийства Р., основан на не соответствующих материалам дела предположениях и противоречит положениям чч. 3 и 4 ст. 14 УПК РФ. Изъятие и присвоение осужденным принадлежавших двум потерпевшим вещей после убийства Р. само по себе не свидетельствует о том, что мотивом лишения ее жизни явилось желание незаконно завладеть имуществом.

Исходя из изложенного Судебная коллегия переквалифицировала действия М. с п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ на ч.1 ст. 158 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ как тайное хищение чужого имущества на общую сумму 21 360 рублей. Однако М. не может быть осужден за хищение, совершенное «с причинением значительного ущерба», поскольку данный признак ему не вменялся.

Судебная коллегия также исключила квалифицирующий признак убийства Р. «сопряженное с разбоем», предусмотренный п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Определение от 2 февраля 2012 г. N 46-Д11-16

Убийство и кража как преступления

Понятие убийства: особенности его субъективной и объективной сторон, элементы преступления и отличия идов. Кража как наиболее распространенный вид преступных посягательств, ее классифицирующие признаки. Примеры квалификации некоторых преступлений.

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Кафедра уголовного права

по дисциплине: «Уголовное право. Особенная часть»

Убийство — умышленное причинение смерти другому человеку. Указание в определении убийства на причинение смерти другому человеку, подчеркивает, что причинение смерти самому себе (самоубийство) не рассматривается как преступление, и в случае неудачной попытки суицида лицо не несет за это ответственности.

Объектом убийства является жизнь человека, понимаемая не только как физиологический процесс, но и как обеспеченная законом возможность существования личности в обществе. Жизнь как объект преступления не подлежит качественной или количественной оценке. Равная защита всех людей от преступных посягательств на их жизнь — важнейший принцип уголовного права. Не имеет значения возраст, состояние здоровья потерпевшего или его «социальная значимость».

С объективной стороны убийство как типичное преступление с материальным составом представляет собой единство трех элементов:

1. действие (бездействие), направленное на лишение жизни другого лица;

2. смерть потерпевшего как обязательный преступный результат;

3. причинная связь между действием (бездействием) виновного и наступившей смертью потерпевшего.

Чаще всего убийство совершается путем активных действий с использованием каких-либо орудий преступления или путем непосредственного физического воздействия на организм потерпевшего. Убийство путем бездействия встречается относительно редко. Оно предполагает, что на виновном лежала обязанность предотвратить наступление смертельного исхода. Эта обязанность может вытекать из договора, трудовых отношений, предшествующего поведения виновного и других фактических обстоятельств. Судебной практике известны случай, когда мать умышленно причиняет смерть своему ребенку, оставив его без пищи и посторонней помощи одного в запертой квартире на длительное время.

Субъект убийства — физическое вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления 14 лет (ст.20 УК). Убийство, совершенное должностным лицом при превышении должностных полномочий, квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных комментируемой статьей и ст.236 УК РФ.

Обязательное условие ответственности за убийство — наличие причинной связи между действием (бездействием) виновного и смертью потерпевшего.

Для убийства типична прямая (непосредственная) причинная связь. Например, выстрел в потерпевшего влечет за собой его смерть. Значительно сложнее бывает установить причинную связь, когда она носит непрямой, опосредованный характер. Причинная связь при убийстве может быть опосредована: 1) действием автоматических устройств (часовой механизм, различные замедлители при взрыве); 2) ожидаемыми действиями потерпевшего, которые могут быть как правомерными (например, вскрытие адресатом посылки, содержащей взрывное устройство, либо приведение в действие двигателя заминированной автомашины потерпевшего), так и неправомерными (например, сознательное оставление в салоне автомобиля бутылки с отравленной водкой в расчете на то, что угонщик ее выпьет); 3) действием малолетнего или психически больного, не осознающих характера содеянного; 4) действием природных сил (например, оставление на морозе избитого до потери сознания потерпевшего); 5) действием третьих лиц (например, запоздалое и неквалифицированное оказание медицинской помощи потерпевшему). Определяющим для установления причинной связи является вывод о том, что смертельный результат — необходимое последствие действия (бездействия) виновного в конкретных условиях места и времени.

Убийство признается оконченным с момента наступления смерти потерпевшего. Не имеет значения, когда наступила смерть: немедленно или спустя какое-то время.

С субъективной стороны убийство предполагает наличие прямого или косвенного умысла на причинение смерти. Убийство совершается с прямым умыслом не только тогда, когда причинение смерти является конечной целью виновного. Цель может лежать и за пределами состава убийства (например, убийство случайного очевидца преступления). Желание как волевой элемент умысла имеется и в этих случаях.

При косвенном умысле виновный не направляет свою волю на причинение смерти, но своими действиями сознательно допускает ее наступление. Косвенный умысел на убийство встречается, например, при поджоге помещения, в котором находятся люди; при использовании кляпа или пластыря, для того чтобы не дать потерпевшему возможности позвать на помощь, если в результате этого наступила смерть; при убийстве посторонних людей в случае применения взрывных устройств или иного общеопасного способа преступления.

Разграничение этих видов умысла приобретает решающее значение только при ненаступлении смертельного результата.

Мотив и цель преступления, которые принято относить к факультативным признакам субъективной стороны, в составе убийства приобретают роль обязательных признаков, поскольку от их содержания зависит квалификация убийства. Для простого убийства характерны такие мотивы, как месть за какое-либо действие потерпевшего, в том числе за совершенное преступление, ревность, зависть, неприязнь, ненависть, возникшие на почве личных отношений. Возможно также убийство из сострадания к безнадежно больному или раненому, из ложного страха перед ожидаемым или предполагаемым нападением при отсутствии состояния необходимой обороны и т.д. К простому убийству относится также умышленное причинение смерти в обоюдной драке или ссоре под влиянием эмоциональных мотивов — гнева, ярости, страха за свою жизнь при отсутствии признаков сильного душевного волнения.

Квалифицированным принято называть убийство, совершенное при наличии хотя бы одного из отягчающих обстоятельств (квалифицирующих признаков), перечисленных в ч.2ст.105. Если в действиях виновного имеются два или несколько квалифицирующих признаков, то все они должны быть указаны в предъявленном обвинении и приговоре. Однако они не образуют совокупности преступлений, и наказание назначается единое, хотя наличие двух или нескольких квалифицирующих признаков учитывается при определении тяжести содеянного. Признаки относящиеся к объекту (п. «а» — «г») : а) убийство двух или более лиц; б) убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга; в) убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо с захватом заложника; г) убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности., к объективной стороне (п. «д» — «ж»), к субъективной стороне (п. «з» — «м»).

Читайте так же:  Договор займа как договор присоединения

Кража — наиболее распространенный вид преступных посягательств.

Субъектом кражи признается вменяемое физическое лицо, достигшее 14 лет, не имеющее полномочий собственника или иного владельца похищаемого имущества.

Объективную сторону кражи составляет тайное изъятие чужого имущества из законного владения. Как правило, кража совершается в отсутствие собственника или лица, в ведении которого находится имущество, незаметно для посторонних (например, квартирная кража или кража, связанная с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище). Кража может быть совершена в присутствии владельца, если он не замечает действий преступника, например, карманная кража.

Если присутствующее при незаконном изъятии имущества лицо не сознает противоправность этих действий либо является близким родственником виновного, который рассчитывает на то, что в ходе изъятия имущества он не встретит противодействия со стороны указанного лица, содеянное следует квалифицировать как кража. (п.4 постановления Пленума ВС РФ от 27.12.2002 №29).

Одним из квалифицирующих признаков кражи является совершение преступления группой лиц по предварительному сговору (п. «а» ч.2 ст.158). В соответствии с ч.2 с.35 УК преступление (в том числе кража) признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. При этом «сговор» на совершение преступления должен состояться до его совершения. Время, прошедшее с момента сговора до совершения преступления, значения не имеет.

Второй квалифицирующий признак ч.2 ст.158 — кража, совершенная с незаконным проникновением в помещение или иное хранилище.

Под проникновением в целях хищения следует понимать тайное или открытое вторжение в жилище, помещение либо иное хранилище. Проникновение может совершаться как с преодолением препятствий или сопротивлением людей, так и без такового. Проникновение может быть осуществлено и тогда, когда виновный с помощью приспособлений извлекает чужое имущество из жилища, помещения либо иного хранилища без вхождения в них. Данный квалифицирующий признак отсутствует, если лицо находилось в жилище, помещении или ином хранилище правомерно, не имея преступного намерения, но затем совершило кражу, грабеж или разбой, а также в случаях, когда лицо оказалось в жилище, помещении или ином хранилище с согласия потерпевшего или лиц, под охраной которых находилось имущество, в силу родственных отношений, знакомства, либо находилось в торговом зале магазина, офиса и других помещениях, открытых для посещения граждан, а также в случае, если кража совершена лицом, имеющим доступ в жилище, помещение или хранилище в силу своего служебного положения, в силу выполняемой работы, а равно лицом, имеющим одноразовый доступ в указанное помещение.

Следующим квалифицирующим признаком состава кражи является причинение значительного ущерба гражданину (п. «в» ч.2 ст.158).

При квалификации действий лица, совершившего кражу, по признаку причинения гражданину значительного ущерба следует учитывать имущественное положение потерпевшего, стоимость похищенного имущества и его значимость для потерпевшего, размер заработной платы, пенсии, наличие у потерпевшего иждивенцев, совокупный доход членов семьи, с которыми он ведет совместное хозяйство, и др. При этом ущерб потерпевшему должен быть причинен реально и не может составлять менее 2500 руб.

Учитывая распространенность так называемых «карманных» краж , законодатель выделил ответственность за кражу имущества, находившегося при потерпевшем (из его одежды, сумки или другой ручной клади), независимо от стоимости похищенного имущества в самостоятельный квалифицирующий признак, предусмотренный п. «г» ч.2 ст.158.

Ответственность за кражу, совершенную с незаконным проникновением в жилище, либо из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода, а также в крупном размере предусмотрена ч.3 ст.158.

В соответствии с примеч. к ст.139 УК под «жилищем» понимаются индивидуальный живой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение, независимо от форм собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящие в жилищные фонд, но предназначенные для временного проживания.

Федеральным законом от 30.12.2006 №283-ФЗ в УК введена ст.215 3 , предусматривающая ответственность за приведение в негодность нефтепроводов, нефтепродуктопроводов и газопроводов из корыстных или хулиганских побуждений. В связи с отсутствием практики применение данной нормы может вызвать различные толкования, в том числе и в случае, если предусмотренные в ней последствия наступили либо могли наступить в результате действий, направленных на совершение хищения газа, нефти либо продуктов ее переработки. Представляется, что при указанных обстоятельствах содеянное виновными следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ч.3 ст.158 и соответствующей частью с. 215 3 УК.

Кража считается совершенной в крупном размере, если стоимость похищенного имущества превышает 250 тыс. руб., а особо крупной, если один миллион рублей.

Как хищение в крупном размере должно квалифицироваться совершение нескольких хищений чужого имущества, общая стоимость которого соответствует установленному законом крупному размеру, если они совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле виновных совершить хищение в крупном размере.

Определяя размер похищенного имущества, необходимо исходить из его фактической стоимости на момент совершения преступления. При отсутствии сведений о цене стоимость похищенного имущества может быть установлена на основании заключения эксперта либо доказательств, свидетельствующих о расходах, фактически понесенных на приобретение или производство имущества, степени его износа к моменту кражи.

убийство кража преступление квалификация

В данном случае, совершенные 19-летним Г. действия: «бросил гранату в группу молодых людей, а затем открыл по ним стрельбу из пистолета. В результате этих действий Б. и Ю. скончались на месте происшествия…» следует рассматривать, как квалифицированное убийство, т.к. есть отягчающие обстоятельства.

Г. можно привлечь по п.п. «а», «е» ч.2 ст. 105:

а) двух и более лиц;…

е) совершенное общеопасным способом…»;

Пленум Верховного суда РФ в п.9 постановления от 27 января 1999 г. №1 указал, что «под общеопасным способом убийства (п. «е» ч.2 ст.105 УК РФ) следует понимать как такой способ умышленного причинения смерти, который заведомо для виновного представляет опасность для жизни не только потерпевшего, но хотя бы еще одного лица (например, путем взрыва, поджога, производства выстрелов в местах скопления людей, отравления воды и пищи, которыми, помимо потерпевшего, пользуются другие люди)».

Следующие действия «…трем причинен тяжкий, двум — средней тяжести, одному — легкий вред здоровью» квалифицируются как преступления по ст.111, ст.112, ст.115. В данном случае также имеет место понятие совершенное общеопасным способом, что относится к п. «д» ч.2 ст.111 и в отношении двух и более лиц п. «б» ч.3 ст.111 и п. «а» ч.2 ст.112

Обнаруженные у Г. боевые гранаты и патроны для пистолета служат основанием для привлечения к ответственности по п.1 ст.222 «Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка и ношение огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов (за исключением гражданского гладкоствольного, его основных частей и боеприпасов к нему), взрывчатых веществ и взрывных устройств».

Действия Б. попадают под УК РФ по п.1 ст.111 и п.1 ст.130.

Удар, нанесенный заведующему магазином последствий с ухудшением здоровья не имел. Побоями этот удар также назван быть не может, т.к. побои представляют собой нанесение неоднократных ударов. Поэтому данное действие Б. квалифицируется как оскорбление наряду с нецензурными выражениями в адрес работников магазина и покупателей, а затем граждан В. И С. и подлежит ответственности по п.1 ст.130: «Оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме…». Удар в лицо в отношении В., повлекший повреждение носа квалифицируется по п.1 ст.111: «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, …повлекшего за собой потерю зрения, речи, слуха либо какого-либо органа или утрату органом его функций, …выразившегося в неизгладимом обезображивании лица…», т.к. независимо от важности для жизни, длительности и величины расстройства здоровья обезображение лица рассматривается как самостоятельный признак причинения тяжкого вреда здоровью. Обезображением является повреждение, которое придает внешности потерпевшего крайне неприятный, отталкивающий или устрашающий вид.

Действия В. квалифицируются по п.1 ст.111 по причине того, что Б. не представлял угрозы жизни для В. поэтому нанесение ножом удара по шее с последствиями в виде тяжкого вреда здоровью можно считать умышленным и направленными на лишение жизни человека.

Я., Т. и М. совершили противоправное действие в виде кражи по предварительному сговору из закрытого фургона. То, что фургон не был признан кассационной инстанцией хранилищем, а охарактеризован, как транспортное средство верно. Т.к. под хранилищем понимаются хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек, участки территории, трубопроводы, иные сооружения независимо от форм собственности, которые предназначены для постоянного или временного хранения материальных ценностей (в. Ред. Федерального закона от 30.12.2006 №283-ФЗ). Т.е. к хранилищам относится недвижимость, а не транспортные средства.

Но т.к. кража совершена по предварительному сговору трех лиц, то она должна быть квалифицирована не по ч.1 ст.158, а по п. «а» ч.2 ст.158 УК РФ:

а) группой лиц по предварительному сговору…».

1. Уголовный Кодекс РФ, Омега-Л, Москва — 2010.

2. Комментарий к уголовному кодексу РФ, ответственный редактор — Председатель Верховного Суда РФ В.М. Лебедев, ЮРАЙТ, Москва — 2010.

3. Уголовное право России под. ред. В.Н. Кудрявцева, В.В. Лунева, А.В. Наумова, Москва, Юристъ — 2006.

4. Учебный курс по уголовному праву/авторский коллектив кафедры уголовного права и криминологии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова.

Размещено на Allbest.ru

Подобные документы

Кража как одно из наиболее опасных преступных посягательств на частную собственность. Понятие объекта и предмета кражи в юридической литературе. Уголовно-правовая характеристика преступления, предусмотренного ст.158 УК РФ (кража), виды наказаний.

дипломная работа [94,7 K], добавлен 13.09.2009

Особенности и механизм квалификации преступления. Его признаки и состав. Структура уголовного правоотношения. Признаки, характеризующие элементы состава преступления, сущность объективной и субъективной сторон. Специфика классификации преступных деяний.

курсовая работа [27,0 K], добавлен 30.10.2014

Объективная и субъективная стороны преступления. Кража и разбой, совершенная группой лиц по предварительному сговору. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления. Тайное хищение чужого имущества, с незаконным проникновением в помещение.

контрольная работа [20,1 K], добавлен 11.04.2012

Элементы объективной стороны убийства как типичного преступления с материальным составом, прямой умысел как его субъективная сторона. Кража с незаконным проникновением в помещение и причинением ущерба. Уничтожение или повреждение лесных насаждений.

контрольная работа [25,9 K], добавлен 26.06.2012

Понятие и признаки преступления. Уголовно-правовая характеристика убийства. Состав преступления, его основные элементы и признаки. Понятие преступления против личности и его классификация. Признаки убийства, его объект, субъект и особенности квалификации.

реферат [37,4 K], добавлен 25.05.2010

Кража и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. Неправильная оценка лицом обстоятельств, которые характеризуют внешнюю сторону преступления. Квалификация убийства, совершенного по ошибке. Преступления, совершенные по неосторожности (легкомыслию).

контрольная работа [13,4 K], добавлен 22.09.2011

Содержание квалифицирующих признаков убийства. Проведение анализа основного состава криминального преступления, предусмотренного частью 1 статьи 105 уголовного кодекса Российской Федерации. Характеристика субъективной и объективной сторон убийства.

курсовая работа [22,8 K], добавлен 05.12.2014

Анализ состава преступления. Основные признаки предмета хищения. Кража, совершенная по предварительному сговору группой лиц. Кража, совершенная с незаконным проникновением в помещение либо хранилище. Кража, с причинением значительного ущерба гражданину.

курсовая работа [36,1 K], добавлен 11.06.2011

Кража — самое частовстречаемое в следственной и судебной практике преступление настоящего времени, предметом которого может быть любое имущество. Проблемы квалификации преступления. Особенности квалифицированных и особоквалифицированных видов краж.

контрольная работа [197,4 K], добавлен 30.03.2011

Изучение социальной опасности преступления «убийство». Рассмотрение характеристики состава данного преступления. Анализ объективных и субъективных признаков убийства. Ознакомление с правилами квалификации и законодательством о несении ответственности.

курсовая работа [46,7 K], добавлен 24.07.2014