Верховный суд рассказал, как найти виновника ДТП

Ущерб от автомобильной аварии оплачивает тот, кто ее спровоцировал. Но что делать, если вина не установлена в административном производстве? Например, оно прекращено из-за истечения срока давности. В этом случае суды исходят из того, что истец должен обосновать свой иск и доказать вину ответчика. Но такой подход не согласуется с Гражданским кодексом, пришел к выводу Верховный суд. Кроме того, он сделал ряд важных выводов касательно автотехнической экспертизы. Определение ВС пригодится водителям для защиты их прав.

В делах о компенсации ущерба после ДТП доказывать свою невиновность должен причинитель вреда, указал Верховный суд в одном из недавних дел. В свою очередь, потерпевший не обязан доказывать виновность ответчика или противоправность его действий, даже если в административном порядке вина последнего не установлена. Достаточно факта причинения вреда. К таким выводам гражданская коллегия ВС пришла в одном из недавних дел. Определение 59-КГ17-5 пригодится водителям для защиты их прав. Суды неверно считают, что доказывать вину в ДТП обязан истец, рассказывает Кирилл Форманчук из «Комитета по защите прав автовладельцев». Он не видел ни одного решения суда, в котором было бы написано, что доказывать свою невиновность должен ответчик.

Такой подход неправильный, указал ВС в споре Андрея Пищика* и Владимира Прусаченкова*. Они попали в аварию в сентябре 2013 года на трассе близ Благовещенска, когда Прусаченков решил развернуться на встречную полосу не из крайнего левого ряда. В результате его машина столкнулась с автомобилем Пищика, который двигался попутно. В ГИБДД признали, что правила дорожного движения нарушили оба водителя. Прусаченков не занял крайнее левое положение перед тем, как развернуться (п. 8.5 ПДД), а Пищик обгонял «впереди движущееся транспортное средство, водитель которого подал сигнал налево и приступил к маневру» (п. 11.2 ПДД). Последний вывод содержался в определении об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении. Пищик обжаловал этот пункт определения и добился его исключения: суд согласился с ним, что в таком документе не может быть выводов о виновности водителя. Что касается административного дела относительно Прусаченкова – оно было прекращено в связи с истечением сроков давности.

Это и смутило суды, которые на «втором круге», с подачи Президиума Амурского областного суда, отказали Пищику во взыскании 87 111 руб. с Прусаченкова на восстановительный ремонт (полиса ОСАГО у того на момент аварии не было). Поскольку в административном порядке вина ответчика не была подтверждена, разобраться в этом самостоятельно решил Благовещенский горсуд. Он пришел к выводу, что доказательства не свидетельствуют о безусловной вине Прусаченкова. Приступая к развороту, он должен был оценить скорость и положение встречных автомобилей, но мог не заметить автомобиль, который двигался в попутном направлении. При этом суд отверг выводы судебной автотехнической экспертизы от Дальневосточного регионального центра судебной экспертизы Минюста. Ее специалист пришел к выводу, что Прусаченков в принципе не мог развернуться даже с правого края дороги, не заехав на обочину или остановку маршруток. Но горсуд не принял эти выводы во внимание. Он отметил, что в заключении учтены показания только Пищика, а не Прусаченкова: «Эксперт разрешил вопрос, насколько достоверны показания сторон, хотя это должен был делать суд». От повторной судебной экспертизы стороны отказались. Это не помешало истцу указать в апелляционной жалобе, что суд мог назначить ее по своей инициативе, раз уж поверил первоначальному заключению. Но Амурский областной суд отверг этот довод со ссылкой на состязательность процесса, как и другие аргументы Пищика (определение 33АП-6163/2016).

Вина и экспертиза

Истец обратился в Верховный суд, который отправил дело на пересмотр, потому что обнаружил в решениях нижестоящих инстанций массу недостатков. Главное, что они не учли – положения п. 2 ст. 1064 Гражданского кодекса, который возлагает бремя доказывания невиновности на лицо, причинившее вред. Иными словами, причинитель вреда считается виновным, пока не обоснует обратное. И отказ судов со ссылкой на недоказанность вины Прусаченкова незаконен, решила гражданская коллегия ВС. Она оценила и мотивировку сути решения о том, что ответчик мог не заметить попутную машину. Но в ходе разворота не должны создаваться помехи или опасность для других участников дорожного движения (п. 8.1 ПДД). А если дорога слишком узкая и разворот выполняется не из крайнего левого положения, перед этим нужно освободить дорогу всем встречным и попутным машинам (п. 8.8).

Кроме того, по мнению ВС, судебную экспертизу отвергли безосновательно. Если эксперт выносил суждения на основании объяснений Пищика, суду следовало самому определить исходные данные для экспертизы. Кроме того, основной вывод специалиста о том, что Прусаченков не мог развернуться без нарушений, был основан на объективных данных. Если экспертиза неясна, суд может назначить повторную, напомнил Верховный суд положения п. 2 ст. 87 ГПК. Эти указания называет важным управляющий партнер КА «Старинский, Корчаго и партнеры» Владимир Старинский. По его словам, суды нередко отказываются принимать доказательства, практически ничем это не мотивируя или указывая формальные причины. Чтобы побороть такой подход, надо отменять решения, принятые с подобными нарушениями, для чего и пригодятся разъяснения ВС, считает Старинский.

Энциклопедия судебной практики. Административные правонарушения в области дорожного движения. Нарушение правил проезда перекрестков (Ст. 12.13 КоАП)

Энциклопедия судебной практики
Административные правонарушения в области дорожного движения. Нарушение правил проезда перекрестков
(Ст. 12.13 КоАП)

1. Законодатель не конкретизирует место образования затора, который вынудил водителя остановиться, создав препятствие для движения транспортных средств в поперечном направлении

Согласно диспозиции ч. 1 ст. 12.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях одним из условий наступления административной ответственности, наличие которого оспаривает заявитель, законодатель связывает с выездом на перекресток в случае образования затора. При этом законодатель не конкретизирует место образования затора, на самом перекрестке или за ним. Согласно протоколу об административном правонарушении затор, вынудивший [ФИО] остановиться на перекрестке, образовался за перекрестком. При этом наличие затора на самом перекрестке, а не за ним само по себе исключает выезд водителя на перекресток. В связи с этим, указание [ФИО] в протоколе об административном правонарушении, а также в доводах жалобы на отсутствие на перекрестке затора не имеет правового значения, поскольку не исключает состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.13 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

Место дорожно-транспортного происшествия не на самом перекрестке, а на выезде из него также не влияет на квалификацию действий [ФИО] по ч. 1 ст. 12.13 КоАП РФ, поскольку затор нередко возникает не на самом перекрестке, а непосредственно за ним, поэтому водитель транспортного средства должен прогнозировать возможное разрешение ситуации и не допускать выезд на перекресток при образовавшемся заторе, который может создать препятствие для движения транспортных средств в поперечном направлении.

2. Для квалификации действий лица по ч. 2 ст. 12.13 КоАП РФ необходимо установить, пользовалось ли другое транспортное средство преимущественным правом проезда перекрестка, была ли создана для него помеха

Для квалификации действий лица по ч. 2 ст. 12.13 КоАП РФ необходимо установить, пользовалось ли другое транспортное средство преимущественным правом проезда перекрестка.

Для привлечения водителя к ответственности по ч. 2 ст. 12.13 КоАП РФ за нарушение п. 13.9 ПДД РФ необходимо безусловное подтверждение того, что автомобилю, движущемуся по главной дороге, была создана помеха и он вынужден был изменить направление движения или скорость, и что указанное обстоятельство имело место на перекрестке неравнозначных дорог.

3. Состав правонарушения по ч. 2 ст. 12.13 КоАП РФ является формальным и считается оконченным с момента нарушения требований Правил дорожного движения уступить дорогу вне зависимости от наступления каких-либо последствий вследствие такого нарушения

Состав правонарушения по части 2 статьи 12.13 КоАП РФ является формальным и считается оконченным с того момента, когда лицом не выполнено требование Правил дорожного движения уступить дорогу транспортному средству, пользующемуся преимущественным правом проезда перекрестков. То есть наступление каких-либо последствий часть 2 статьи 12.13 КоАП РФ в качестве обязательного признака своего состава не предусматривает. В связи с этим столкновение транспортных средств в виду неисполнения водителем обязанности, предусмотренной пунктом 13.9 Правил дорожного движения, может быть на перекрестке вне его пределов так и может отсутствовать как таковое. Событием правонарушения по части 2 статьи 12.13 КоАП РФ является создание помех для движения транспортному средству, пользующемуся преимущественным правом проезда перекрестков, что было достоверно установлено при рассмотрении настоящего дела в действиях [ФИО].

Состав совершенного [ФИО] правонарушения является формальным. Объективная сторона выражается в невыполнении требований Правил дорожного движения уступить дорогу транспортному средству, пользующемуся преимущественным правом движения, и последствия такого невыполнения (столкновение транспортных средств и т.п.) не являются ее признаком.

Состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.13 КоАП РФ, является формальным.

4. Субъективная сторона административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.13 КоАП РФ, характеризуется умыслом или неосторожностью

В соответствии с ч. 1 ст. 2.1, 2.2 КоАП РФ административным правонарушением признается лишь виновное, т.е. умышленное или неосторожное противоправное действие (бездействие) лица. В силу ст. 2.2 КоАП РФ обязательным элементом умышленной формы вины является осознание лицом противоправного характера своих действий, в формальных составах административных правонарушений, не предусматривающих последствий действий (бездействия) лица в качестве обязательного признака состава административного правонарушения, неосторожная форма вины выражается в том, что лицо не осознавало противоправности характера своих действий (бездействия), хотя должно было и могло осознавать.

Следовательно, поскольку состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.13 КоАП РФ, является формальным, его наличие в действиях лица возможно лишь в случае осознания им противоправности характера своих действий либо в случае, когда лицо не осознавало такой противоправности, хотя должно было и могло ее осознавать.

Читайте так же:  Доплата держслужбовцям

5. Привлечение лица к административной ответственности по ст. 12.24, 12.13 КоАП РФ в связи с одним и тем же нарушением Правил дорожного движения не допускается

Привлечение лица к административной ответственности по ст. 12.24, 12.13 КоАП РФ в связи с одним и тем же нарушением Правил дорожного движения не соответствует требованиям п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ [_].

Постановлением судьи Октябрьского районного суда г. Краснодара от 23 октября 2009 г., оставленным без изменения решением судьи Краснодарского краевого суда от 26 января 2010 г., Г. был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.24 КоАП РФ, и подвергнут административному наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на полтора года. Постановлением заместителя председателя Краснодарского краевого суда данные судебные постановления оставлены без изменения.

Судья Верховного Суда РФ, рассмотрев жалобу Г. на состоявшиеся судебные постановления, указал следующее.

В силу требований п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению при наличии по одному и тому же факту совершения противоправных действий (бездействия) лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, постановления о назначении административного наказания, либо постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении, либо постановления о возбуждении уголовного дела.

23 октября 2009 г. судья Октябрьского районного суда г. Краснодара при рассмотрении данного дела не принял во внимание, что постановлением старшего инспектора по ИАЗ ПДПС г. Краснодара от 7 мая 2009 г. по факту названного дорожно-транспортного происшествия был привлечен к ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.13 КоАП РФ, за что подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 100 руб.

Таким образом, П.Г. в нарушение требований п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ был дважды привлечен к административной ответственности по одному и тому же факту совершения противоправных действий.

6. Допускается переквалификация действий лица с ч. 2 ст. 12.13 КоАП РФ на ч. 1 ст. 12.13 КоАП РФ

Составы административных правонарушений, предусмотренных ч. 2 ст. 12.13 и ч. 1 ст. 12.13 КоАП РФ, имеют единый родовой объект, санкция ч. 1 данной статьи предусматривает аналогичный вид и размер административного наказания. Подведомственность рассмотрения данного дела в результате изменения квалификации совершенных [ФИО] действий не изменяется.

Следовательно, переквалификация действий [ФИО] с ч. 2 ст. 12.13 на ч. 1 ст. 12.13 КоАП РФ согласуется с требованиями п. 2 ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ и п. 20 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 г. N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

7. Для установления виновности лица в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 2 ст. 12.13 КоАП РФ, проведение автотехнической экспертизы не требуется

Доводы жалобы, что для установления всех обстоятельств по делу надлежит назначить автотехническую экспертизу, не принимаются во внимание, поскольку для установления виновности [ФИО] в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 12.13 КоАП РФ, в специальных познаниях в области автотехники необходимости не имеется.

8. При рассмотрении дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 12.13 КоАП РФ, оценка действий водителя, двигавшегося по главной дороге и имевшего преимущество в движении, не дается

Вопрос о причинно-следственной связи между нарушением лицом Правил дорожного движения и причинением материального ущерба, возникшего вследствие дорожно-транспортного происшествия, при рассмотрении дела об административном правонарушении [предусмотренном ч. 2 ст. 12.13 КоАП РФ] (жалобы на постановление по делу об административном правонарушении) не решается, равно, как и не устанавливается наличие в столкновении вины другого участника дорожно-транспортного происшествия.

Таким образом, в данном случае имеют значение действия [ФИО1], соответствие их требованиям Правил дорожного движения, в связи с этим оценка действий водителя [ФИО2], двигавшегося по главной дороге и имевшего преимущество в движении, не дается, степень вины участников дорожно-транспортного происшествия в столкновении не определяется.

Вопрос об установлении вины второго участника ДТП не может быть предметом рассмотрения данного дела [об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 12.13 КоАП РФ], поскольку в соответствии с положениями ст. 30.1 КоАП РФ может быть обжаловано постановление по делу об административном правонарушении либо в соответствии с положениями ч. 1 ст. 28.5 КоАП РФ определение об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении.

Состав вмененного [ФИО] административного правонарушения не подразумевает необходимость установления факта дорожно-транспортного происшествия и его виновников, иное означало бы выход за пределы диспозиции ч. 2 ст. 12.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

9. Водитель, выехавший на улицу в нарушение дорожного знака «Въезд запрещен», не имеет преимущественного права движения, поэтому другой водитель не обязан уступать ему дорогу

Материалы дела позволяют сделать вывод о том, что на момент обстоятельств, относящихся к событию вмененного [ФИО1] административного правонарушения, [ул. 1] не была введена в эксплуатацию, въезд на нее со стороны [ул. 2] был запрещен. В сложившейся дорожной ситуации водитель автомобиля [ФИО2], движущийся по [ул. 1] и осуществивший въезд на нее в нарушение дорожного знака 3.1 «Въезд запрещен», не имел преимущественного права движения, а у водителя автомобиля [ФИО1], следующего по [ул. 3], отсутствовала обязанность уступить ему дорогу.

За выезд на [ул. 1] в нарушение требования дорожного знака 3.1 «Въезд запрещен» приложения N 1 к Правилам дорожного движения [ФИО2] привлечен постановлением инспектора к административной ответственности, предусмотренной частью 1 статьи 12.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

При изложенных обстоятельствах вывод должностных лиц и судебных инстанций о нарушении [ФИО1] пункта 13.11 Правил дорожного движения и наличии в его действиях объективной стороны состава административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 12.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, является необоснованным.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

В блоке «Энциклопедия судебной практики. КоАП РФ. Нарушения в области дорожного движения » собраны и систематизированы правовые позиции судов по вопросам применения положений главы 12 «Административные правонарушения в области дорожного движения» Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Каждый материал содержит краткую характеристику позиции суда, наиболее значимые фрагменты судебных актов, а также гиперссылки для перехода к полным текстам.

Материал приводится по состоянию на 1 июля 2017 г.

См. информацию об обновлениях Энциклопедии судебной практики

См. содержание материалов Энциклопедии судебной практики

При подготовке блока «Энциклопедия судебной практики. КоАП РФ. Нарушения в области дорожного движения» использованы авторские материалы, предоставленные Ю. Раченковой и М. Михайлевской.

Нарушение ПДД и судебная практика

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

9 декабря 2008 г.

О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения

В связи с вопросами, возникающими у судов при рассмотрении дел о преступлениях, предусмотренных статьями 264, 266 и 166 УК РФ, Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации,

1. Обратить внимание судов, что уголовная ответственность за преступление, предусмотренное статьей 264 УК РФ, может иметь место лишь при условии наступления последствий, указанных в этой статье, и если эти последствия находятся в причинной связи с допущенными лицом нарушениями правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств.

2. Субъектом преступления, предусмотренного статьей 264 УК РФ, является достигшее 16-летнего возраста лицо, управлявшее автомобилем, трамваем или другим механическим транспортным средством, предназначенным для перевозки по дорогам людей, грузов или оборудования, установленного на нем (пункт 1.2 Правил дорожного движения Российской Федерации, далее − Правила). Им признается не только водитель, сдавший экзамены на право управления указанным видом транспортного средства и получивший соответствующее удостоверение, но и любое другое лицо, управлявшее транспортным средством, в том числе лицо, у которого указанный документ был изъят в установленном законом порядке за ранее допущенное нарушение пунктов Правил, лицо, не имевшее либо лишенное права управления соответствующим видом транспортного средства, а также лицо, обучающее вождению на учебном транспортном средстве с двойным управлением.

В силу пункта 1.2 Правил к механическим транспортным средствам не относятся мопеды и другие транспортные средства, приводимые в движение двигателем с рабочим объемом не более 50 кубических сантиметров и имеющие максимальную конструктивную скорость не более 50 километров в час, а также велосипеды с подвесным двигателем, мокики и другие транспортные средства с аналогичными характеристиками. Лица, управлявшие указанными транспортными средствами и допустившие нарушение правил безопасности движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека, при наличии к тому оснований несут ответственность соответственно по частям 1, 2 или 3 статьи 268 УК РФ.

3. При рассмотрении дел о преступлениях, предусмотренных статьей 264 УК РФ, судам следует указывать в приговоре, нарушение каких конкретно пунктов Правил дорожного движения или правил эксплуатации транспортного средства повлекло наступление последствий, указанных в статье 264 УК РФ, и в чем конкретно выразилось это нарушение.

Если в обвинительное заключение (обвинительный акт) включены отдельные пункты названных правил, нарушения положений которых не соответствуют установленным в судебном заседании фактическим обстоятельствам дела, суд, исходя из положений статьи 237 УПК РФ, по ходатайству стороны или по собственной инициативе вправе возвратить уголовное дело прокурору для предъявления обвинения с указанием конкретных пунктов правил, нарушение которых повлекло указанные в статье 264 УК РФ последствия, если это не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия и при этом не ухудшается положение подсудимого.

Читайте так же:  Иск о возвращении денежных средств

4. Действия водителя транспортного средства, повлекшие указанные в статье 264 УК РФ последствия не в результате нарушения правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, а при погрузке или разгрузке, ремонте транспортных средств, производстве строительных, дорожных, сельскохозяйственных и других работ, а равно в результате управления автотранспортным средством вне дороги, должны квалифицироваться в зависимости от наступивших последствий и формы вины по соответствующим статьям Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающим ответственность за преступления против личности либо за нарушение правил при производстве работ.

5. Обратить внимание судов на то, что при исследовании причин создавшейся аварийной обстановки необходимо установить, какие пункты правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств нарушены и какие нарушения находятся в причинной связи с наступившими последствиями, предусмотренными статьей 264 УК РФ.

В тех случаях, когда нарушения правил дорожного движения были допущены двумя или более участниками дорожного движения, содеянное ими влечет уголовную ответственность по статье 264 УК РФ, если их действия по управлению транспортным средством находились в причинной связи с наступившими последствиями, указанными в названной статье Уголовного кодекса Российской Федерации.

6. Решая вопрос о виновности либо невиновности водителя в совершении дорожно-транспортного происшествия вследствие превышения скорости движения транспортного средства, следует исходить из требований пункта 10.1 Правил, в соответствии с которыми водитель должен вести его со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности видимость в направлении движения.

Исходя из этого при возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства. Уголовная ответственность по статье 264 УК РФ наступает, если у водителя имелась техническая возможность избежать дорожно-транспортного происшествия и между его действиями и наступившими последствиями установлена причинная связь.

7. При решении вопроса о технической возможности предотвращения дорожно-транспортного происшествия судам следует исходить из того, что момент возникновения опасности для движения определяется в каждом конкретном случае с учетом дорожной обстановки, предшествующей дорожно-транспортному происшествию. Опасность для движения следует считать возникшей в тот момент, когда водитель имел объективную возможность ее обнаружить.

При анализе доказательств наличия либо отсутствия у водителя технической возможности предотвратить дорожно-транспортное происшествие в условиях темного времени суток или недостаточной видимости следует исходить из того, что водитель в соответствии с пунктом 10.1 Правил должен выбрать скорость движения, обеспечивающую ему возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований Правил.

8. Судам следует иметь в виду, что в компетенцию судебной автотехнической экспертизы входит решение только специальных технических вопросов, связанных с дорожно-транспортным происшествием. Поэтому при назначении экспертизы суды не вправе ставить перед экспертами правовые вопросы, решение которых относится исключительно к компетенции суда (например, о степени виновности участника дорожного движения). При анализе и оценке заключений автотехнических экспертиз судам следует также исходить из того, что объектом экспертного исследования могут быть обстоятельства, связанные с фактическими действиями водителя транспортного средства и других участников дорожного движения.

9. В тех случаях, когда в результате дорожно-транспортного происшествия пострадало два и более человек, действия лица, нарушившего правила дорожного движения при управлении транспортным средством, подлежат квалификации по той части статьи 264 УК РФ, которая предусматривает более строгую ответственность за наступившие по неосторожности тяжкие последствия, поскольку в соответствии с частью 2 статьи 17 УК РФ совокупностью преступлений признаются только те действия (бездействие), применительно к которым признаки преступлений предусмотрены двумя или более статьями Уголовного кодекса Российской Федерации.

Если из-за нарушения правил дорожного движения или эксплуатации транспортного средства по неосторожности был одновременно причинен тяжкий вред здоровью нескольким лицам, виновное лицо несет уголовную ответственность по части 1 статьи 264 УК РФ.

10. Если суд на основании исследованных доказательств установит, что указанные в статье 264 УК РФ последствия наступили не только вследствие нарушения лицом, управляющим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, но и ввиду несоблюдения потерпевшим конкретных пунктов правил (неприменение пассажиром при поездке ремней безопасности, поездка на мотоцикле без мотошлема и т.п.), эти обстоятельства могут быть учтены судом как смягчающие наказание, за исключением случаев, когда водитель не выполнил свои обязанности по обеспечению безопасности пассажиров (пункт 2.1.2 Правил).

11. Обратить внимание судов, что при назначении наказания лицу, совершившему предусмотренное статьей 264 УК РФ преступление в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, в силу части 3 статьи 60 УК РФ следует учитывать указанное обстоятельство как отрицательно характеризующее личность этого лица, умышленно допустившего нарушение пункта 2.7 Правил, повышающее степень общественной опасности им содеянного.

12. В связи с тем, что статья 264 УК РФ, наряду с основным наказанием предусматривает возможность применения к виновному дополнительного наказания в виде лишения права управления транспортным средством, суду следует иметь в виду, что исходя из статьи 47 УК РФ указанное дополнительное наказание может быть назначено как лицу, которому в установленном законом порядке было выдано соответствующее удостоверение, так и лицу, управлявшему автомобилем или другим транспортным средством без соответствующего разрешения.

При назначении виновному дополнительного наказания в виде лишения права управления транспортным средством суду надлежит информировать об этом соответствующее управление ГИБДД в субъекте Российской Федерации. Имеющееся в деле удостоверение на право управления транспортными средствами следует направить в это подразделение для исполнения приговора суда.

13. При рассмотрении дел о применении принудительных мер медицинского характера в отношении лиц, совершивших деяние, предусмотренное статьей 264 УК РФ, и в силу статей 21 или 81 УК РФ освобожденных от уголовной ответственности или наказания с применением принудительных мер медицинского характера, судам надлежит информировать органы, правомочные решать вопросы о лишении специального права, для принятия мер по прекращению действия права этих лиц на управление транспортными средствами, а также изъятия соответствующих удостоверений.

14. Рекомендовать судам при установлении обстоятельств, способствовавших совершению преступлений, ответственность за которые предусмотрена статьей 264 УК РФ (несоответствие состояния дорог, мостов, железнодорожных переездов и т.п. строительным правилам, нормам, стандартам и другим нормативным документам; использование неисправных транспортных средств, прошедших государственный технический осмотр, и т.д.), путем вынесения частных определений (постановлений) обращать внимание соответствующих организаций и должностных лиц на обстоятельства и факты нарушения закона, требующие принятия необходимых мер для их устранения. В указанных случаях суду следует также решать вопрос о возможности учета таких обстоятельств в качестве смягчающих наказание (статья 61 УК РФ).

15. В тех случаях, когда лицо, управлявшее транспортным средством, умышленно использовало его в целях причинения вреда здоровью потерпевшего, содеянное влечет уголовную ответственность по статьям Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации о преступлениях против личности.

16. Разъяснить судам, что прекращение уголовного дела о преступлении, предусмотренном статьей 264 УК РФ, за примирением сторон (статья 25 УПК РФ) является правом, а не обязанностью суда. При принятии решения о прекращении уголовного дела в связи с примирением лица, совершившего преступление, с потерпевшим, суду надлежит всесторонне исследовать характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности подсудимого, иные обстоятельства дела (надлежащее ли лицо признано потерпевшим, его материальное положение, оказывалось ли давление на потерпевшего с целью примирения, какие действия были предприняты виновным для того, чтобы загладить причиненный преступлением вред, и т.д.). Принимая решение, следует оценить, соответствует ли оно целям и задачам защиты прав и законных интересов личности, общества и государства.

В связи с этим необходимо также устанавливать, соблюдены ли предусмотренные статьей 76 УК РФ основания, согласно которым от уголовной ответственности может быть освобождено лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

17. Обратить внимание судов, что при рассмотрении дел о недоброкачественном ремонте транспортных средств и выпуске их в эксплуатацию с техническими неисправностями надлежит устанавливать причинную связь между недоброкачественным ремонтом отдельных систем, узлов транспортного средства, а также нарушением технологического процесса при их установке или замене и выпуском его в эксплуатацию и наступившими последствиями, указанными в статье 266 УК РФ.

Под недоброкачественным ремонтом транспортного средства следует понимать неустранение всех неисправностей в соответствии с технологическими правилами и нормативами либо установку недоброкачественных или нестандартных запасных частей (например, узлов и деталей, обеспечивающих безопасную эксплуатацию транспортного средства).

В связи с этим необходимо выяснять, нарушение каких конкретно правил и нормативов повлекло наступление последствий, указанных в статье 266 УК РФ. Для установления таких нарушений и фактов использования при ремонте недоброкачественных деталей и узлов надлежит при наличии к тому оснований назначать автотехническую экспертизу.

Под выпуском в эксплуатацию (действиями или бездействием) технически неисправных транспортных средств следует понимать невыполнение должностных обязанностей лицом, ответственным за техническое состояние транспортного средства, выпущенного в эксплуатацию с техническими неисправностями. К таким лицам могут быть отнесены работники государственных, общественных или коммерческих организаций, на которых инструкциями, правилами или соответствующим распоряжением либо в силу занимаемого ими служебного или должностного положения возложена ответственность за техническое состояние транспортных средств.

Преступление, предусмотренное статьей 266 УК РФ, является оконченным с момента наступления последствий в виде причинения по неосторожности тяжкого вреда здоровью человека или его смерти.

Читайте так же:  Как оформить возврат аванса покупателю

18. Субъектами преступления, предусмотренного статьей 266 УК РФ, могут быть как работники автотранспортных организаций независимо от организационно-правовых форм и форм собственности, осуществляющих перевозки пассажиров и грузов автомобильным и городским электрическим транспортом, так и работники других организаций, на которых действующими инструкциями или правилами, соответствующим распоряжением либо в силу занимаемого ими служебного положения возложена ответственность за техническое состояние или эксплуатацию транспортных средств, а также владельцы-предприниматели либо работники авторемонтных мастерских, имеющие лицензию на осуществление предпринимательской деятельности, которые произвели недоброкачественный ремонт, повлекший по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека или его смерть.

19. Разъяснить, что действия водителя транспортного средства, поставившего потерпевшего в результате дорожно-транспортного происшествия в опасное для жизни или здоровья состояние и в нарушение требований Правил (пункт 2.5) не оказавшего ему необходимую помощь, если он имел возможность это сделать, подлежат квалификации по статье 125 УК РФ.

Под заведомостью оставления без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии, следует понимать случаи, когда водитель транспортного средства осознавал опасность для жизни или здоровья потерпевшего, который был лишен возможности самостоятельно обратиться за медицинской помощью вследствие малолетства, старости, болезни или беспомощного состояния (например, в случаях, когда водитель скрылся с места происшествия, не вызвал скорую медицинскую помощь, не доставил пострадавшего в ближайшее лечебное учреждение и т.п.).

20. Решая вопрос о виновности лица в совершении преступления, предусмотренного статьей 166 УК РФ, судам следует иметь в виду, что под неправомерным завладением транспортным средством без цели хищения (статья 166 УК РФ) понимается завладение чужим автомобилем или другим транспортным средством (угон) и поездку на нем без намерения присвоить его целиком или по частям.

Неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения является оконченным преступлением с момента отъезда либо перемещения транспортного средства с места, на котором оно находилось.

Как покушение на угон транспортного средства без цели хищения следует рассматривать действия лица, пытавшегося взломать замки и системы охранной сигнализации, завести двигатель либо с целью угона начать движение, если действия этого лица были пресечены или по иным независящим от него обстоятельствам ему не удалось реализовать преступный умысел на использование транспортного средства в личных интересах без цели хищения.

21. Под иными транспортными средствами, за угон которых без цели хищения предусмотрена уголовная ответственность по статье 166 УК РФ, следует понимать механические транспортные средства (троллейбусы, трактора, мотоциклы, другие самоходные машины с двигателем внутреннего сгорания или электрическим двигателем, катера, моторные лодки). Не являются предметом данного преступления мопеды, велосипеды, гребные лодки, гужевой транспорт и т.п.

22. Если лицо, совершившее угон транспортного средства без цели хищения, наряду с этим похищает находящееся в нем имущество, содеянное подлежит квалификации по статье 166 и соответствующим статьям Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающим ответственность за хищения.

Завладение транспортным средством в целях последующего разукомплектования и присвоения его частей либо обращения транспортного средства в свою пользу или в пользу других лиц подлежит квалификации как хищение.

23. Разъяснить, что под насилием, не опасным для жизни или здоровья, при угоне (пункт «в» части 2 статьи 166 УК РФ) следует понимать умышленное нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы (связыванием рук, применением наручников и т.п.). Под насилием, опасным для жизни или здоровья, либо угрозой применения такого насилия при угоне (часть 4 статьи 166 УК РФ) следует понимать умышленные действия, повлекшие причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности и угрозу совершения перечисленных действий.

При угоне, совершенном с указанными квалифицирующими признаками, дополнительной квалификации действий лица по соответствующим статьям Уголовного кодекса Российской Федерации о преступлениях против жизни и здоровья не требуется, за исключением случаев, когда в результате насилия, примененного в ходе угона, наступила смерть потерпевшего.

Если в результате умышленного применения в ходе неправомерного завладения транспортным средством насилия, опасного для жизни или здоровья, наступила по неосторожности смерть потерпевшего, содеянное следует квалифицировать в зависимости от конкретных обстоятельств дела по части 4 статьи 166 УК РФ и по части 4 статьи 111 УК РФ.

Под неправомерным завладением транспортным средством без цели хищения понимается также совершение поездки под управлением владельца или собственника транспортного средства в результате применения к нему насилия или угрозы применения насилия (в соответствии с пунктом «в» части 2 либо частью 3 или 4 статьи 166 УК РФ), поскольку в таком случае указанное лицо лишается возможности распоряжаться транспортным средством по своему усмотрению.

24. При неправомерном завладении транспортным средством без цели хищения несколькими лицами по предварительному сговору действия каждого следует рассматривать как соучастие в преступлении, то есть как соисполнительство (часть 2 статьи 34 УК РФ), квалифицируя содеянное ими по пункту «а» части 2 статьи 166 УК РФ без ссылки на статью 33 УК РФ независимо от того, кто из участников преступной группы фактически управлял транспортным средством.

25. При квалификации действий лица, совершившего неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения, по части 3 статьи 166 УК РФ в случае причинения особо крупного ущерба судам следует исходить из фактически понесенных владельцем расходов, связанных с ремонтом найденного автомобиля в случае, если он поврежден во время угона.

Если угнанное транспортное средство получило технические повреждения, исключающие возможность его восстановления и дальнейшей эксплуатации, размер причиненного ущерба следует исчислять исходя из его фактической стоимости на день совершения указанного преступления.

В указанных случаях дополнительной квалификации действий лица по статье 168 УК РФ не требуется.

26. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения и последующее его умышленное уничтожение или повреждение подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующей частью статьи 166 УК РФ и при наличии к тому оснований статьей 167 УК РФ, если эти деяния причинили владельцу транспортного средства значительный ущерб, а действия виновного лица не квалифицированы как угон транспортного средства без цели хищения по признаку причинения потерпевшему особо крупного ущерба.

27. В тех случаях, когда лицо неправомерно завладело автомобилем или другим транспортным средством, намереваясь впоследствии возвратить его владельцу за вознаграждение, действия его надлежит квалифицировать по соответствующей статье Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающей ответственность за хищение.

28. Судам при рассмотрении дел о хищении транспортного средства надлежит выяснять, какие исследованные в судебном заседании обстоятельства подтверждают умысел лица, совершившего завладение указанным транспортным средством, на обращение его в свою пользу или пользу других лиц. Если суд установит, что указанные неправомерные действия лица совершены лишь для поездки на угнанном автомобиле (транспортном средстве) или в иных целях без корыстных побуждений, содеянное при наличии к тому оснований подлежит правовой оценке как неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения по соответствующей части статьи 166 УК РФ, при условии, если такая квалификация содеянного не ухудшает его положение.

29. Неправомерное завладение транспортным средством с целью облегчить совершение другого преступления, если у лица отсутствовала цель обратить транспортное средство в свою пользу или в пользу другого лица, надлежит квалифицировать по статье 166 УК РФ и по совокупности по соответствующим статьям Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающим ответственность за совершение иных преступлений.

30. Принадлежащее обвиняемому транспортное средство в соответствии со статьей 81 УПК РФ подлежит конфискации только в случаях, когда оно использовалось в качестве орудия умышленного преступления.

При совершении преступления лицом, признанным виновным в содеянном по статье 264 УК РФ, транспортное средство не может быть признано орудием преступления.

31. Судам надлежит разрешать гражданские иски, вытекающие из уголовных дел о транспортных преступлениях, за исключением случаев, когда заявления о возмещении ущерба неподведомственны судам общей юрисдикции.

По делам о преступлениях, связанных с нарушением правил безопасности движения или эксплуатации транспортных средств, должны привлекаться владельцы транспортных средств, на которых в соответствии с пунктом 1 статьи 1079 ГК РФ возлагается обязанность по возмещению вреда, причиненного источником повышенной опасности. Под владельцами источника повышенной опасности следует понимать организацию или гражданина, осуществляющих его эксплуатацию в силу принадлежащего им права собственности, права хозяйственного ведения, оперативного управления либо по другим законным основаниям (например, по договору аренды, проката, безвозмездного пользования, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности).

32. С принятием настоящего постановления признать утратившим силу постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 октября 1969 г. № 50 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения (ст.ст. 211, 2112, 1481 УК РСФСР)» с изменениями, внесенными постановлениями Пленума от 23 декабря 1970 г. № 56, от 24 декабря 1985 г. № 10 и от 27 августа 1986 г. № 2, в редакции постановлений Пленума от 21 декабря 1993 г. № 11 и от 25 октября 1996 г. № 10.

Признать не действующим на территории Российской Федерации постановление Пленума Верховного Суда СССР от 6 октября 1970 г. № 11 «О судебной практике по делам об автотранспортных преступлениях» с изменениями, внесенными постановлениями Пленума от 3 сентября 1976 г. № 2, от 25 февраля 1977 г. № 3 и от 16 января 1986 г. № 5.