Мировое соглашение и решение третейского суда

Скачать этот документ в формате .pdf

Вынесение третейским судом решения по существу спора не препятствует ему в последующем утвердить заключенное сторонами мировое соглашение по делу, при условии, что компетентным судом не был принят судебный акт о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение третейского решения.
(Постановление Президиума ВАС РФ от 07.06.2012 года № 16434/11)

Обстоятельства дела и выводы из судебной практики:

Считая, что индивидуальный предприниматель не исполняет договорные обязательства, гражданка обратилась в третейский суд с иском о признании права собственности на недвижимое имущество. После принятия третейским судом решения по существу спора стороны обратились в тот же третейский суд с ходатайством об утверждении мирового соглашения. Третейский суд мировое соглашение утвердил, при этом указал, что его решение по существу спора, вынесенное по данному делу, не подлежит исполнению.

Арбитражный суд первой инстанции отказал в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда об утверждении мирового соглашения. Суд кассационной инстанции определение суда первой инстанции оставил без изменения. Отменяя судебные акты и направляя дело на новое рассмотрение, Президиум ВАС РФ указал следующее.

В соответствии с пунктом 3 статьи 32 Федерального закона от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» по ходатайству сторон третейский суд принимает решение об утверждении мирового соглашения, если мировое соглашение не противоречит законам и иным нормативным правовым актам и не нарушает прав и законных интересов других лиц. Содержание мирового соглашения излагается в решении третейского суда.

При этом действующее законодательство не содержит ограничений, в силу которых третейский суд не вправе после принятия решения по существу и до принятия арбитражным судом судебного акта о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение такого решения утвердить мировое соглашение, заключенное сторонами спора.

Иное истолкование норм права приводило бы к тому, что стороны третейского разбирательства были бы вынуждены инициировать процесс по выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда только для того, чтобы получить юридическую возможность заключить мировое соглашение на стадии исполнительного производства. Этот подход вступил бы в противоречие с принципами процессуальной экономии, диспозитивности гражданского процесса, автономии воли в частном праве. Между тем арбитражные суды, как это следует из целого ряда норм Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, при отправлении правосудия должны содействовать, а не препятствовать примирению сторон. Это требование распространяется и на случаи, когда мировое соглашение утверждается в соответствии с законом третейским судом.


Комментарии:

Вышеописанная ситуация, когда стороны разбирательства желают урегулировать спор уже после вынесения третейским судом решения, находит соответствующую регламентацию в правилах Третейского суда при РСПП и имела место в его практике.

В соответствии с п. 2 ст. 50 Регламента Третейского суда при РСПП полномочия третейского судьи прекращаются после принятия Третейским судом акта, которым заканчивается третейское разбирательство по делу. Полномочия третейского судьи возобновляются, а затем прекращаются после совершения процессуальных действий, предусмотренных статьями 76-78 Регламента, а также в иных случаях, требующих от Третейского суда совершения дополнительных действий после прекращения третейского разбирательства.

Помимо утверждения мирового соглашения на стадии исполнения решения, к таким случаям относится также установление факта процессуального правопреемства и решение вопроса о распределении расходов, связанных с третейским разбирательством.

При этом следует учитывать, что в соответствии с п. 1 ст. 8 Положения о сборах, расходах и издержках сторон в Третейском суде при РСПП при обращении стороны с заявлением, требующим от Третейского суда совершения вышеуказанных дополнительных действий, Третейский суд вправе с учетом обстоятельств дела установить, что соответствующее действие будет совершено Третейским судом при условии уплаты стороной дополнительного третейского сбора.

Размер дополнительного третейского сбора и его распределение между сторонами определяется в соответствии с пп. 2–6 ст. 8 Положения о сборах, расходах и издержках сторон в Третейском суде при РСПП.

По спору, переданному на разрешение третейского суда, арбитражный суд вправе утвердить заключенное сторонами мировое соглашение на стадии выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение третейского решения.
(Постановление Президиума ВАС РФ от 05.02.2013 № 11606/12)

Обстоятельства дела и выводы из судебной практики:

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда об обращении взыскания на заложенное имущество. Впоследствии общество заявило ходатайство об утверждении заключенного сторонами мирового соглашения, а также заявило отказ от требования о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Арбитражный суд первой инстанции заявление общества об утверждении мирового соглашения оставил без удовлетворения, принял отказ от первоначального заявления о выдаче исполнительного листа и производство по делу прекратил. Суд кассационной инстанции решение суда первой инстанции оставил без изменения. При пересмотре судебных актов в порядке надзора Президиум ВАС РФ отметил следующее.

В целях мирного урегулирования спора сторонам третейского разбирательства предоставлено право на заключение мирового соглашения путем заявления соответствующего ходатайства третейскому суду, что закреплено в пункте 3 статьи 32 Федерального закона от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации». Содержание мирового соглашения излагается в решении третейского суда.

При этом действующее законодательство не содержит ограничений, в силу которых третейский суд не вправе после принятия решения по существу и до принятия арбитражным судом судебного акта о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение такого решения утвердить мировое соглашение, заключенное сторонами спора. Соответствующая правовая позиция сформулирована в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 07.06.2012 № 16434/11.

Частью 4 статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что стороны могут закончить дело в арбитражном суде мировым соглашением в порядке, предусмотренном главой 15 названного Кодекса.

Данное положение содержится в разделе I Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, нормы которого по общему правилу подлежат применению при рассмотрении арбитражными судами любых категорий дел.

Согласно части 1 статьи 139 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации мировое соглашение может быть заключено сторонами на любой стадии арбитражного процесса и при исполнении судебного акта.

На стадии исполнительного производства мировое соглашение утверждается арбитражным судом по месту исполнения судебного акта или арбитражным судом, выдавшим исполнительный лист на принудительное исполнение решения третейского суда.

В рамках настоящего дела торговый дом заявил ходатайство об утверждении мирового соглашения при рассмотрении арбитражным судом заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Особенности производства по делам о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда не препятствуют тому, чтобы их рассмотрение было прекращено по волеизъявлению взыскателей в порядке пункта 4 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, что соответствует принципу диспозитивности арбитражного процесса. Заключение мирового соглашения также является одним из оснований для прекращения производства по делу (часть 2 статьи 150 Кодекса). Таким образом, императивный характер регулирования производства по указанной категории дел не исключает возможности утверждения в них мировых соглашений, поскольку данная императивность относится только к особенностям процедуры рассмотрения дела. Утверждение же мирового соглашения осуществляется арбитражным судом в общем порядке, предусмотренном главой 15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Следовательно, рассмотрение заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда не исключает возможности утверждения арбитражным судом мирового соглашения сторон.

Однако арбитражный суд не вправе утверждать мировое соглашение, если оно противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц (часть 6 статьи 141 названного Кодекса).

Мировое соглашение и решение третейского суда

При рассмотрении спора и вынесении решения все судьи третейского суда, участвовавшие в рассмотрении спора, обладают равными правами и обязанностями. Поэтому, в основу решения ложится мнение большинства судей. Третейский судья, оставшийся в меньшинстве, вправе изложить свое особое мнение по рассмотренному спору в письменном виде и приложить к решению. Третейский судья, не согласный с решением, тем не менее, обязан подписать его.

Статья 19 Временного положения закрепляет: е сли сторонами достигнуто соглашение об урегулировании спора, решение принимается третейским судом с учетом этого соглашения.

Под таким соглашением законодатель имеет в виду мировое соглашение. Оно должно соответствовать нормам материального права. Если оно не соответствует им, то третейский суд вправе не учитывать это мировое соглашение, т.к. согласно ч. 3 ст. 26 Временного положения при несоответствии решения законодательству, арбитражный суд возвращает дело на новое рассмотрение в тот же суд. Необходимо учесть, что третейский суд, в отличие от государственных судов, не утверждает мировое соглашение, а именно учитывает его. Еще одно отличие третейской процедуры от государственного судопроизводства состоит в том, что при достижении сторонами мирового соглашения оно заканчивается решением, а не определением.

Решение третейского суда принимается в письменной форме и подписывается составом третейского суда. Закон не обязывает третейский суд объявлять решение либо его резолютивную часть немедленно после разбирательства дела. Поэтому решение может быть объявлено сторонам либо сразу после третейского разбирательства, либо по прошествии некоторого времени.

Решение третейского суда, как и решения государственных судов, должно состоять из четырех частей: вводной, описательной, мотивировочной и резолютивной. В вводной части указываются: дата принятия решения, имена третейских судей, секретаря суда, если он участвовал в заседании, время и место рассмотрения споров, наименования участников спора, фамилии и должности их представителей с указанием полномочий. Наименования участников спора должны соответствовать наименованиям, указанным в их учредительных документах. В случае, если стороной является гражданин-предприниматель, то должны быть указаны данные его паспорта либо иных документов, удостоверяющих его личность. Особенно тщательно должны быть указаны полномочия представителей сторон, т.к. в соответствии с ст. 46 ГПК РСФСР и ст. 50 АПК РФ полномочия на совершение некоторых процессуальных действий должны быть специально оговорены в доверенности представителя. Их отсутствие в доверенности может послужить основанием для неисполнения решения. Поэтому желательно иметь в материалах дела доверенность представителя либо его ксерокопию, заверенную третейским судьей [1] .

Описательная часть решения должна содержать сущность спора, заявления и объяснения лиц, участвующих в рассмотрении спора. Сущность спора излагается кратко с указанием исковых требований в соответствии с исковым заявлением. Если истец изменил предмет или основание иска, увеличил или уменьшил его размер, то это тоже отражается в решении. Затем должна быть изложена позиция ответчика. В случае возражения против иска указываются основания возражения.

Читайте так же:  Суд арбитражный курск

В мотивировочной части решения должно содержаться фактическое и правовое обоснование выводов решения. Указываются обстоятельства дела, установленные судом при рассмотрении спора, доказательства, на основании которых принято решение, законодательство, которым суд руководствовался при принятии решения.

В связи с тем, что третейский суд не ограничен использованием лишь российского законодательства, необходимо указать законодательство, в соответствии с которым вынесено соответствующее решение.

Суд должен обосновать решение теми нормами права, которыми он руководствовался. Отсутствие ссылки на законы или иные нормативные акты может послужить основанием как для неисполнения решения, так и для возврата дела на новое рассмотрение.

В резолютивной части решения приводится содержание принятого решения, распределение сумм гонорара и других расходов, связанных с рассмотрением дела, срок и порядок исполнения принятого решения.

Стороны либо их представители по делу должны получить в третейском суде под расписку либо заказным письмом с уведомлением о вручении экземпляры решения, подписанного третейскими судьями, как основание для его исполнения. Обеим сторонам передаются подлинники решения третейского суда. Таким образом, третейский суд с учетом подлинника решения, остающегося в суде, должен подготовить как минимум три экземпляра решения. Все экземпляры решения должны быть подписаны всеми третейскими судьями, участвовавшими в рассмотрении дела. Отказ судьи, не согласного с решением, подписать его не является основанием для неисполнения решения, либо для отказа в выдаче исполнительного листа либо для возврата дела на новое рассмотрение.

[1] Баронов О.В. Комментарий к Временному положению о третейском суде для разрешения экономических споров // Третейский суд. – №6. – 1999. – с. 19.

Мировое соглашение и решение третейского суда

Нередко ключевым фактором, при избрании способа разрешения гражданско-правового спора, является такое преимущество третейского суда, как окончательность третейского решения и обязательность его немедленного исполнения. Статья 239 АПК РФ предусматривает исчерпывающий перечень оснований отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, и не предполагает повторное рассмотрение компетентным судом спора по существу.

С точки зрения общегражданских принципов диспозитивности и свободы договора окончательность третейского решения для сторон третейского разбирательства, играет положительную роль, призванную снизить общую нагрузку на арбитражные суды, а так же избежать последующего обжалования решения, которое зачастую преследует цель не восстановить нарушенное право, а лишь отсрочить исполнение решение суда.

Однако процессуальные преимущества, предоставленные Федеральным законом «О третейских судах в Российской Федерации» не всегда используется сторонами добросовестно. Наиболее спорным и неоднозначным в современной судебной практике является вопрос обжалования решений третейских судов в делах о банкротстве.

В большинстве случаев кредиторы намеренно создают «искусственную кредиторскую задолженность», подтверждению решением третейского суда, для получения преимущества определенного кредитора в деле о банкротстве. Тем более, что в соответствии с разъяснениями, содержащимися в Постановлении Президиума ВАС РФ N 16994/11 от 10.04.2012, для предъявленного в соответствии со статьями 71и 100Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» требования, подтвержденного решением третейского суда, не требуется обязательного наличия определения о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда

В качестве примеров включения несуществующей кредиторской задолженности, на основании решения третейского суда, можно привести обстоятельства дел, установленные Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 22.01.2013 по делу N А28-5512/2011, а так же Постановление ФАС Северо-Западного округа от 13.02.2013 по делу N А21-7064/2010. В обоих случаях, судами установлен факт недобросовестного поведения кредитора, направленное на создание видимости частноправового спора, переданного на рассмотрение третейского суда с целью исключения пересмотра его решения компетентным судом по существу, и приобретение компанией права оказывать существенное влияние на процедуру банкротства, повлекшее нарушение прав и законных интересов кредиторов должника

По общим основаниям третейских спор не может быть пересмотрен по существу, если согласно заключенному между сторонами третейскому соглашению решение является окончательным. В тоже время Федеральный закон «О несостоятельности», а так же разъяснения ВАС РФ (п. 30 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 60, п. 24 Пленума ВАС РФ Постановления от 22.06.2012 N 35), наделяют кредиторов в рамках дела о банкротстве правом обжалования судебного акта, на основании которого основано заявленное в деле о банкротстве требование. Кроме того, в порядке, предусмотренном главой III.1 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» управляющий, а так же конкурсные кредиторы вправе обратиться с заявлением об оспаривании сделки должника. С одной стороны суд обязан установить законность требований о включении в реестр, а так же по заявлению управляющего или кредитора рассмотреть заявление об оспаривание сделки должника, с другой имеются прямое ограничение на пересмотр третейского решения.

В качестве иллюстрации возникающих коллизий можно привести обстоятельства дела А40-35469/10-70-145Б. Конкурсный управляющий ЗАО «ТД «Русь Газ» обратился с заявлением о признании недействительным мирового соглашения, между должником и кредитором, утвержденного третейским судом. Оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам главы 7АПК РФ, суды установили наличие оснований, предусмотренных ст. 61.2ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», для признания мирового соглашения, заключенного между ЗАО «ТД «Русь Газ» и ООО «Газпром добыча Ямбург» недействительной сделкой. ООО «Газпром добыча Ямбург» обжалуя указанные акты, сослался на то, что действующим законодательством не предусмотрена возможность проверки судом действительности мирового соглашения, утвержденного, в том числе, третейским судом.

Отклоняя указанный довод, ФАС Московского округа, указал, что исходя из норм АПК РФ и ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» следует, что при исследовании материалов дела, арбитражный суд ограничивается установлением наличия или отсутствия оснований для отмены решения третейского суда, не допуская переоценки по сути конкретных обстоятельств дела. Кроме того, в пункте 12Информационного письма ВАС РФ от 22.12.2005 N 96 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов» также дано разъяснение, что при рассмотрении заявления об отмене решения третейского суда арбитражный суд не вправе пересматривать решение по существу. Следовательно, действующим законодательством не предусматривается возможность отмены решения третейского суда об утверждении мирового соглашения по основаниям, предусмотренным статьями 61.2или 61.3Закона о банкротстве.

То есть, не имея возможности отменить решение третейского суда, суд по заявлению управляющего, отменил мировое соглашение, утвержденное третейским судом. При этом суд указал, что разъяснения ВАС РФ, содержащиеся в пункте 1Постановления от 23.12.2010 N 63, исключающие возможность самостоятельного оспаривания мирового соглашения, утвержденного судом по другому делу в исковом процессе, в рамках дела о несостоятельности (банкротстве), отдельно от обжалования определения об утверждении такого мирового соглашения, не могут применяться при оспаривании мирового соглашения, утвержденного решением третейского суда.

Конечно, в подобных случаях полнота пересмотра решения третейского суда будет зависеть от настойчивости управляющего и конкурсных кредиторов. В подавляющем большинстве случаев, суды удовлетворяют требования о включении в реестр кредиторов, указывая на отсутствие компетенции арбитражного суда в соответствии с нормами главы 30АПК РФ и пункта 1 статьи 46Федерального закона от 24.07.2002 N 102-ФЗ «О третейских судах» пересматривать обстоятельства, установленные третейским судом.

Тем ни менее действующие правовые позиции ВАС РФ наделяют кредиторов достаточно широкими полномочиями по обжалования и проверки решений третейских судов, в том случае, особенно когда они касаются прав требований кредиторов к должнику. В целом нельзя не согласиться с главенством принципа равной правовой защиты интересов кредиторов перед обособленностью и окончательностью третейских решений. Вполне возможно, что вопросы недобросовестного поведения кредитора, путем использования несуществующих третейских решений, перестанут быть актуальными с проведением третейской реформы, связанной с принятием ФЗ «О третейских судах и арбитраже», однако исходя из темпов развития данной инициативы, говорить об этом еще очень рано.

Мировое соглашение и решение третейского суда

Мировое соглашение – это сделка, которой стороны прекращают спор посредством взаимных предоставлений (уступок). Если мировое соглашение заключено в ходе судебного разбирательства, то оно подлежит утверждению судом. После утверждения мирового соглашения производство по делу прекращается. При заключении мирового соглашения сторонами их прежние права и обязанности в том или ином объеме, в зависимости от воли сторон, ликвидируются, а в силу вступают условия, на которых заключено мировое соглашение.

Порядок заключения

После подачи искового заявления в Третейский суд НАП (далее – Третейский суд), стороны имеют право заключить мировое соглашение. Стороны, намеревающиеся заключить мировое соглашение и утвердить его в Третейском суде, путем переговоров согласовывают все его условия, подготавливают соответствующий проект, получив одобрение лиц, согласие которых требуется на заключение такого соглашения (если это предусмотрено законодательством или внутренними актами юридических лиц-участников споров). В мировом соглашении должны быть урегулированы претензии сторон в рамках заявленных требований и возражений, а также содержаться условия, касающиеся распределения судебных расходов, в том числе с учетом последующего снижения размера третейского сбора в силу утверждения соответствующего мирового соглашения.

Утверждение соглашения Третейским судом

Состав Третейского суда по ходатайству сторон принимает решение об утверждении письменного мирового соглашения, если мировое соглашение не противоречит законам и иным нормативным правовым актам и не нарушает прав и законных интересов других лиц (п. 23.1 Регламента Третейского разбирательства в Третейском суде НАП).

К заявлению об утверждении мирового соглашения, подписанному всеми участниками третейского разбирательства, прилагаются следующие документы:

— в случае если состав Третейского суда еще не сформирован, заявление с указанием согласованных сторонами кандидатур единоличного третейского судьи и запасного третейского судьи (при коллегиальном рассмотрении – кандидатуры третейских судей от истца и третейских судей от ответчиков) или с указанием, что стороны оставляют вопрос о формировании состава суда на усмотрение Третейского суда;

— в случае если стороны не намерены участвовать в заседании Третейского суда, заявление о рассмотрении дела по письменным материалам без проведения устных слушаний, подписанное всеми участниками третейского разбирательства, или заявление о рассмотрение дела в их отсутствие, подписанное отдельными участниками третейского разбирательства;

— проект мирового соглашения в письменном виде, подписанный всеми участниками третейского разбирательства, с приложением необходимых документов по необходимости (согласие на утверждение сделки от лиц и соответствующих органов, если оно требуется, и др. документы).

Третейский суд по ходатайству сторон с учетом обстоятельств дела может утвердить мировое соглашение после принятия Третейским судом решения, если еще не получены исполнительные листы на принудительное исполнение решения Третейского суда. Возможно также обращение сторон с ходатайством об утверждении иного мирового соглашения взамен ранее утвержденного решением Третейского суда (п. 23.2 Регламента Третейского разбирательства в Третейском суде НАП).

Читайте так же:  Статья развод на деньги

Учитывая интересы сторон, при вынесении решения об утверждении мирового соглашения Третейский суд принимает все возможные меры к скорейшему изготовлению и подписанию в окончательном виде соответствующего акта.

Решение об утверждении мирового соглашения подлежит добровольному исполнению. В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения решения Третейского суда об утверждении мирового соглашения заинтересованная сторона вправе обратиться в компетентный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение данного решения.

Возврат третейского сбора

При принятии Третейским судом решения об утверждении мирового соглашения третейский сбор в размере 50% от уплаченного при подаче искового заявления возвращается истцу. Этот факт с указанием суммы третейского сбора, подлежащего возврату, отражается в решении об утверждении мирового соглашения. Возврат производится по заявлению заинтересованной стороны по реквизитам, указанным в нем (п. 8.1 Положения о третейских сборах и дополнительных расходах). Указанное положение не касается случаев, когда мировое соглашение утверждается после вынесения Третейским судом решения или утверждается иное мировое соглашение взамен ранее утвержденного решением Третейского суда.

Автомобили как недвижимость: третейский суд борется за исполнительный лист

В сентябре вступит в силу закон о реформе института третейских судов, к которым в России зачастую относятся как к инструменту для правонарушений. Ужесточение госконтроля призвано очистить рынок от «карманных» инстанций. Пока же новация не действует, государственные суды все чаще отказывают в выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских. Как заключение мирового соглашения помогло получить истцу заветную бумагу – в материале «Право.ru».

Согласно статистике юридического сервиса Casebook, по сравнению с 2012 годом отмечается почти двукратный рост числа дел о выдаче исполнительных листов на решения третейских судов (с 3969 до 8239 дел). Цифры наглядно демонстрируют отказ сторон добровольно выполнять эти решения, что отчасти лишает смысла такой институт. Согласно мониторингу картотеки арбитражных дел, проведенного по итогам 2015 года Арбитражным третейским судом Москвы, 7,5 % отказов – исход более чем 600 дел о выдаче исполлиста. Позиции госсудов по такой категории дел и мнения экспертов – в материале «Право.ru» «Почему третейские суды не конкурируют с государственными».

После вступления в силу в сентябре 2016 года закона «Об арбитражном (третейском) разбирательстве в РФ», из полутора тысяч третейских судов в России, по подсчетам экспертов, останется лишь порядка 50. Документом предусмотрено, что третейские суды должны создаваться только при некоммерческих организациях и с разрешения правительства. Также вводится лицензирование таких судов – эта функция возложена на Минюст. При этом условия лицензирования размыты настолько, что пока трудно понять, какими критериями должна обладать НКО, чтобы получить лицензию третейского суда. В итоге правительство, опираясь на нормы нового закона, устанавливает жесточайший контроль за третейскими судами в России.

«Поскольку законодательство допускает использование третейских судов как инструмента разрешения споров, вмешательство государства и государственных судов в деятельность третейских должно быть сведено к минимуму», – считает партнер коллегии адвокатов «Делькредере» Максим Степанчук. Усиление контроля над третейскими судами, равно как и возможность создания подобных судов лишь на базе НКО, – абсолютно верная тенденция, придерживается полярной точки зрения председатель коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры» Евгений Корчаго. Он подчеркивает, что нередко третейские суды создаются и функционируют для разрешения споров конкретной компании на ее базе либо будучи аффилированными с ней. «Неудивительно, что решение подобных «карманных» судов вызывают сомнения в их законности, – заключает адвокат. – Сложно оставаться беспристрастным, рассматривая спор компании, которая является учредителем третейского суда».

Как автомобили стали недвижимостью

До вступления в силу реформы третейского разбирательства пересмотр госсудами решений, принятых «братьями меньшими», – обычная практика. Причем первые подчас довольно формально подходят к оценке оснований для отказа в выдаче исполнительного листа. В результате сторонам по делу ничего не остается, кроме как идти на некоторые процессуальные ухищрения. Так, в декабре 2015 года Преображенский суд Москвы отказал АО Банк «Национальный стандарт» в выдаче исполлиста на принудительное исполнение решения Арбитражного третейского суда Москвы. АТСМ в октябре удовлетворил иск банка о солидарном взыскании с АО «Сервис- ВС» и ЗАО «Внуково Техникс» задолженности по кредитным договорам и договорам поручительства, а также об обращении взыскания на заложенную автотехнику должников (в частности, девять автобусов HIGER и МАЗ, грузовой тягач «Мерседес», восемь автобусов NEOPLAN, 15 самоходных трапов и три антиоблединительные машины).

Согласно определению Преображенского суда, поводом для отказа удовлетворить требование банка стало то, что «третейский суд не установил действительную рыночную стоимость заложенного недвижимого имущества (автомобилей – прим. редакции) для определения его начальной продажной цены на торгах, не определил действительную рыночную стоимость заложенного недвижимого имущества на момент рассмотрения дела в суде». В итоге судья Лариса Гасанбекова пришла к выводу, что решение АТСМ «нарушает основополагающие принципы российского права, в том числе на всестороннее исследование судом доказательств, установление фактических обстоятельств дела и правильного применения законодательства при разрешении дела (статья 12 ГПК РФ)».

Банк безуспешно пытался обжаловать решение в апелляционном порядке в Мосгорсуде (определение МГС № 33-0419/2016). Тогда стороны (истец и ответчики) 21 декабря 2015 года заключили в Арбитражном третейском суде Москвы мировое соглашение (дело № АТС-5163/15), используя этот способ как дополнительную возможность получить исполнительный лист. Согласно документу, ответчики полностью признали свой долг перед банком на общую сумму 354 млн рублей, который обязались погасить не позднее 20 января 2016 года. Стороны также договорились, что в случае неисполнения ответчиками обязательств по соглашению истец обращается в компетентный суд за исполнительными листами на принудительное взыскание задолженности. В феврале банк обратился в Замоскворецкий суд Москвы (изменилось место жительства стороны по делу) с заявлением о выдаче исполлиста на принудительное исполнение решения АТСМ об утверждении мирового соглашения. В итоге судья Семен Ломазов, устранив ошибки Преображенского суда, признавшего автотехнику недвижимым имуществом, учел мировое соглашение сторон и выдал исполлист.

Борьба за заветный исполнительный лист

«Это дело – пример того, сколько мытарств надо пройти сторонам, чтобы получить заветный исполнительный лист на принудительное исполнение решения третейского суда», – подчеркивает глава отдела судебной практики и проблем правоприменения Арбитражного третейского суда Москвы Олеся Петренко. «По делам о выдаче исполлистов на принудительное исполнение решений третейских судов у сторон есть возможность использовать и другие механизмы восстановления и защиты своих прав, если обжалование дефектного судебного акта оказалось неэффективным, – добавляет эксперт. – Они могут обратиться в третейский суд повторно с тем же иском, если это право не утрачено. Последнее возможно только в том случае, если в выдаче исполлиста отказано в связи с недействительностью третейского соглашения, либо поскольку решение третейского суда принято по спору, не предусмотренному третейским соглашением». Во всех остальных случаях возможно как повторно обратиться в третейский суд с иском, так и заключить мировое соглашение с тем, чтобы третейский суд утвердил его своим решением, подытоживает Петренко.

«Из представленных судебных актов складывается впечатление, что основополагающего нарушения все же допущено не было, поскольку не любое нарушение права является таковым», – отмечает партнер «Делькредере» Максим Степанчук. Из апелляционного определения Мосгорсуда следует, что третейский суд не установил действительную рыночную стоимость заложенного имущества для определения его начальной продажной цены. Даже если такое нарушение имело место, оно не дотягивает до нарушения основополагающих принципов права, считает адвокат. По его мнению, реформа третейских судов может повысить их авторитет в глазах юридического сообщества, что улучшит качество принимаемых решений и как результат – снизит вмешательство госсудов в работу третейских.

«Случается, что судебное решение требуется не столько для восстановления справедливости, сколько для создания юридической обязанности на передачу имущества, – рассуждает юрист компании «Деловой фарватер» Павел Ивченков. – То есть фактически спора между сторонами нет, но из-за возможных неясностей с налоговыми или иными надзорными органами надежнее иметь неоспоримый документ, каковым и является судебное решение». В таких случаях и подписание мирового соглашения не вызывает особых затруднений у сторон. Но тогда и исполнение решения третейского суда не должно бы было вызывать трудностей – его ведь можно исполнить добровольно, не дожидаясь принудительного исполнения, подчеркивает эксперт. Усиление контроля за третейскими судами, наверняка, послужит уменьшению «карманных» судов, но может привести и к тому, что реально в каждом субъекте РФ останутся буквально единицы арбитражей, а решение споров будет все чаще переходить в сферу мировых и районных судов, заключает юрист.

Реформа – лишь шаг к доверию

Ошибочными судебные акты, которыми отказано в выдаче исполнительного листа, в данном случае считает адвокат АК «Павлова и партнеры» Константин Савин. Госсуды сочли, что третейский суд при вынесении решения об обращении взыскания на заложенное имущество и указании его начальной продажной цены не устанавливал действительную стоимость транспортных средств, а руководствовался согласованными сторонами в договоре залога цифрами. «Суд попытался намекнуть на то, что цена предмета залога в этом случае подлежит установлению обязательно на основании отчета об оценке рыночной стоимости. Однако из закона этого не следует, – подчеркивает Савин. – В законе четко указаны примерно 20 исключений, когда цена предмета залога определяется действительно на основании отчета об оценке. Случай с автотранспортными средствами к ним не относится».

Однако единичными случаями не перечеркнуть общую статистику, выставляющую третейские суды не в лучшем свете. «Ни для кого не секрет, что институт третейского разбирательства во многом стал «квазизаконным средством» хищения имущества, а также необъективного рассмотрения споров с корпорациями в пользу последних», – отмечает старший партнер юрфирмы «Коблев и партнеры» Кирилл Бельский. Некоторые третейские суды имеют наименования до степени смешения схожие с наименованиями госсудов, чем вводят в заблуждение непрофессиональных участников гражданского оборота. Таким образом, основной задачей реформирования системы третейского разбирательства является ее чистка от недобросовестных участников. В то же время построение эффективной и честной системы третейских судов позволит разгрузить госсуды и облегчить доступ граждан и бизнеса к правосудию.

Читайте так же:  Договор дарения регистрация госпошлина

Реформа третейских судов вряд ли существенно изменит сложившуюся ситуацию с принудительным исполнением их решений, полагает партнер BGP Litigation Александр Ванеев: никакого принципиально иного регулирования документ не привносит. Стандарты оценки оснований для отказа в выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов уже давно формируются судебной практикой, и такой процесс соответствует положению дел в большинстве стран. Поэтому в итоге все будет зависеть от позиции судов: будет ли она меняться или нет. «Доверие к третейскому разбирательству со стороны участников гражданского оборота и госсудов в нашей стране вряд ли возможно повысить одними законодательными мерами», согласен адвокат Константин Савин. По его мнению, доверие зависит от качества состава третейских судов – репутации арбитров. Среди них хотелось бы видеть известных юристов, завоевавших репутацию научными трудами, преподавательской деятельностью, безупречной работой в судейском корпусе в прошлом, адвокатской или правозащитной деятельностью.

Мировое соглашение и решение третейского суда

Статья опубликована в рамках:

Выходные данные сборника:

МИРОВОЕ СОГЛАШЕНИЕ В ТРЕТЕЙСКОМ РАЗБИРАТЕЛЬСТВЕ

Нечаева Элина Дмитриевна

аспирант кафедры Гражданского права и процесса Юридического факультета ВГУ, ведущий юрисконсульт ОАО «Сбербанк России», РФ, г. Воронеж

SETTLEMENT IN ARBITRATION PROCEEDING

Elina Nechaeva

postgraduate of Civil Law and Civil Process Department of Law Faculty of Voronezh State University, leading legal council of Sberbank, Russia, Voronezh

АННОТАЦИЯ

В данной статье рассматриваются проблемы и перспективы правового регулирования утверждения мирового соглашения в рамках третейского разбирательства, производится анализ судебной практики по вопросу полномочий третейского и государственного суда по утверждению мирового соглашения.

ABSTRACT

In this research there is a view of problems and perspectives in legal regulation of confirmation the settlement in arbitral proceeding. There is also an analysis of law of practice concerning the powers of arbitration and state court in confirmation the settlement.

Ключевые слова: третейский суд; мировое соглашение; судебная практика.

Keywords: arbitration; settlement; law of practice.

Одним из способов прекращения третейского разбирательства, вызывающим наибольшие споры в юридической литературе, является заключение мирового соглашения.

Норма, содержащаяся в п. 3 ст. 32 Федерального закона РФ «О третейских судах в РФ», об утверждении мирового соглашения, является законодательной новеллой, поскольку ранее во Временном положении о третейском суде [7] не содержалось термина «мировое соглашение», хотя сторонам предоставлялась возможность утверждения «соглашения о прекращении разбирательства».

В законодательстве, регулирующем третейское разбирательство, также не содержится дефиниции мирового соглашения. Однако, очевидно, что речь идет о соглашении, прекращающем спор между сторонами [18, c. 542—543].

Представляется, что содержание мирового соглашения, по аналогии с арбитражной практикой, должно быть дословно воспроизведено в решении третейского суда.

К мировому соглашению, заключаемому в рамках третейского разбирательства, предъявляются определенные требования. В частности, оно должно обладать свойством законности и не должно нарушать прав и свобод других лиц. Помимо требований, предусмотренных в законе, в юридической литературе отмечается необходимость учитывать реальную исполнимость мирового соглашения [2, c. 38].

Заключение мирового соглашения процессуально оформляется двумя актами: решением об утверждении мирового соглашения и определением о прекращении третейского разбирательства.

Двойственность действий третейского суда связана с несовершенством процессуального законодательства, поскольку нормами ГПК РФ и АПК РФ предусмотрена возможность принудительного исполнения лишь постановления третейского суда в форме решения [1, 3].

На основании данного обстоятельства некоторыми исследователями процедуры третейского разбирательства был сделан вывод о том, что в случае отказа сторон от совершения действий, предусмотренных мировым соглашением в добровольном порядке, исполнить его принудительно не представляется возможным. Следовательно, единственным способом реализовать свои права является обращение в компетентный суд с исковым заявлением [17, c. 174].

Однако с данной точкой зрения, в особенности в отношении арбитражного процесса, сложно согласиться, поскольку сложившаяся арбитражная практика предусматривает возможность принудительного исполнения мирового соглашения в рамках процедуры выдачи исполнительных листов на принудительное исполнение решение третейского суда.

Кроме того, в целях совершенствования юридической техники и соблюдения принципа процессуальной экономии в юридической литературе встречается мнение о том, что следует внести изменения в статью 38 Федерального закона РФ «О третейских судах в РФ», устранив необходимость вынесения определения о прекращении разбирательства [19, c. 137].

В частности, в ст. 30—32 Проекта Федерального закона РФ «О третейских судах и арбитраже (третейском разбирательстве)», разработанного Минюстом России, предусматривается вынесение только решения об утверждении мирового соглашения [14]

Однако с данной новеллой сложно согласиться, поскольку, по общему правилу, решение прекращает рассмотрение дела по существу, в то время как для разрешения спора посредством мирового соглашения этого не требуется.

Следовательно, представляется целесообразным внесение изменений в процессуальное законодательство, предусмотрев возможность принудительного исполнения определения третейского суда об утверждении мирового соглашения. Данный подход будет верным и с точки зрения процессуальной экономии, поскольку исключит необходимость принимать лишнее определение [13, c. 68].

Другой проблемой, заслуживающей внимание, является выявление стадии третейского разбирательства, на которой стороны вправе заключить мировое соглашение.

По общему правилу прекращение производства по делу влечет невозможность повторного обращения в суд по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям. Однако арбитражная практика, сложившаяся в последнее время, подтверждает обратное.

В частности, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 07.06.2012 г. № 16434/11 указано, что «действующее законодательство не содержит ограничений, в которых третейский суд не вправе после принятия решения по существу и до принятия арбитражным судом судебного акта о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение такого решения утвердить мировое соглашение, заключенное сторонами спора» [8].

В пользу данной позиции свидетельствует тот факт, что компетентные суды призваны содействовать примирению сторон. Если же не следовать логике, изложенной в указанном выше Постановлении, то стороны третейского разбирательства вынуждены обращаться в государственный суд за выдачей исполнительных листов лишь для того, чтобы получить возможность заключить мировое соглашение.

Однако судьи ВАС РФ не были единогласны в принятии решения по данному вопросу. В частности, судьей Горячевой Ю.Ю. было выражено особое мнение, с которым солидарны многие представители отечественной юридической науки [6, c. 121—122].

Нельзя не согласиться с тем, что заключение мирового соглашения не входит в исчерпывающий перечень случаев возобновления полномочий третейских судей, предусмотренный ст. 34—36 Федерального закона РФ «О третейских судах в Российской Федерации» [20].

Следовательно, ВАС РФ фактически дополнил норму закона новым пунктом, расширив полномочия арбитров.

Очевидно, что при принятии решения Президиум ВАС РФ руководствовался конструкцией, применяемой в арбитражных судах при утверждении мирового соглашения.

Если следовать данной логике, компетентный суд не вправе будет отказывать в выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решения третейского суда и в случае, если третейский суд утвердит новое мировое соглашение взамен ранее утвержденного.

Согласно устойчивой практике арбитражных судов неутверждение нового мирового соглашения лишает сторон возможности примирения на согласованных ими новых условиях. Кроме того, действующее процессуальное законодательство не содержит запретов, препятствующих заключению нового соглашения либо дополнительного соглашения к мировому соглашению в том числе и при исполнении судебного акта [9].

Некоторые постоянно действующие третейские суды использовали возможность, предоставленную им арбитражной практикой, и включили соответствующие положения в свои регламенты, в частности, положение, позволяющее арбитрам утвердить мировое соглашение после принятия третейским судом решения по существу спора [15] или после принятия решения об утверждении мирового соглашения [16].

Однако закрепление таких положений представляется сомнительным, поскольку, во-первых, отсутствует практика судов общей юрисдикции по данному вопросу, а, во-вторых, большинство регламентов третейских судов закрепляют окончательность своего решения (в том числе и приведенные выше регламенты), а следовательно, указанные третейские суды сами ограничивают свою компетенцию в последующем утверждать мировое соглашение.

Тем не менее, позиция ВАС РФ в рассматриваемом Постановлении представляется логичной, однако требует закрепления на законодательном уровне и внесения изменения в ст. 34—36 Федерального закона РФ «О третейских судах в РФ».

Помимо исследования вопроса о полномочиях третейских судей вышеуказанное Постановление примечательно и с другой точки зрения, а именно, какой орган на какой стадии должен утверждать мировое соглашение.

С одной стороны Постановление Президиума ВАС РФ № 16434/11 частично ответило на этот вопрос, указав, что для третейского суда нет препятствий утвердить мировое соглашение после принятия решения по существу и до принятия арбитражным судом судебного акта о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда [8].

Длительное время в практике арбитражных судов господствовала позиция, что арбитражный суд не вправе утверждать мировое соглашение в процессе рассмотрения дела о принудительном исполнении решения третейского суда, поскольку тем самым посягает на компетенцию третейского суда, и пересматривает дело по существу [10, 11].

Подобная позиция встретила несогласие в научных кругах. Арбитражные суды обвиняли в формальном применении норм АПК РФ, отказе в содействии примирению сторон, возложении неоправданных юридических рисков на участников дела, непонимании принципов третейского разбирательства и мирового соглашения [4, c. 131—145].

Указанная проблема была разрешена в Постановлении Президиума ВАС РФ от 05.02.2013 г. № 11606/12, в котором суд указал, что особенности производства по принудительному исполнению решения третейского суда не исключает возможности утверждения в нем мировых соглашений [12].

Таким образом, представляется, что до вынесения судебного акта о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда стороны могут обратиться за утверждением мирового соглашения и в арбитражный, и в третейский суд.

Примечательно, что практика судов общей юрисдикции складывается иначе. В частности, Определением Судебной коллегии по административным делам Пермского краевого суда отказано в утверждении мирового соглашения на основании отсутствия в главе 47 ГПК РФ, регулирующей процедуру выдачи исполнительных листов, возможности заключения мирового соглашения. Более того, по мнению суда общей юрисдикции, утверждение мирового соглашения возможно только после возбуждения исполнительного производства [5].

Несмотря на то, что подобная практика не носит массового характера, она подтверждает то обстоятельство, что позиция судов общей юрисдикции может значительно отличаться от арбитражных судов, поэтому так важно закрепить положение о возможности возобновления полномочий третейского суда для утверждения мирового соглашения, в том числе и на новых условиях, на законодательном уровне.