§ 12. Административная ответственность за правонарушения на транспорте и в области связи

Транспорт является источником повышенной опасности. Предприятия всех видов транспорта обязаны обеспечивать безопасность жизни и здоровья людей, безопасность эксплуатации транспортных средств и охрану Окружающей среды. Нарушение правил безопасности таит в себе опасность причинения вреда человеку или хозяйственным интересам.

Безопасность движения — это нормированный процесс движения, эксплуатации транспортных средств, который исключает возможность причинения материального или физического вреда. Соответствующие нормы размещены в правилах эксплуатации различных видов транспорта, транспортных кодексах (например, Кодексе торгового мореплавания Украины), уставах (Устав железных дорог Украины), правилах (Правила дорожного движения Украины), инструкциях заводов-изготовителей и т. п. Административные правонарушения на транспорте разделяются в зависимости от вида транспорта, а по содержанию это в основном нарушения правил по охране порядка и безопасности движения на транспорте.

Административными правонарушениями на различных видах транспорта, за которые наступает административная ответственность, являются: нарушение правил по охране порядка и безопасности движения на железнодорожном транспорте; нарушение правил пользования средствами железнодорожного транспорта; нарушение правил безопасности полетов;

нарушение правил поведения на воздушном судне; нарушение правил международных полетов; нарушение правил по охране порядка и безопасности движения на морском транспорте; нарушение правил пользования средствами морского транспорта; нарушение правил по охране порядка и безопасности движения на речном транспорте и маломерных судах; нарушение правил выпуска судна в плавания или допуск к управлению судном лиц, не имеющих соответствующего документа; нарушение правил, обеспечивающих безопасность эксплуатации судов на внутренних водных путях; нарушение правил пользования речными и маломерными судами; нарушение правил содержания баз (сооружений) для стоянки маломерных судов, правил пользования средствами автомобильного транспорта и электротранспорта (ст. ст. 109-119 КоАП). Институт административной ответственности вместе с другими видами административного принуждения играет значительную роль в недопущении нарушений указанных правил.

К числу других правонарушений, которые по своей природе являются однозначными, но направлены на различные виды транспорта, относятся: нарушение правил пожарной безопасности на железнодорожном, морском, речном и воздушном транспорте (ст. 120), а также нарушение водителями правил эксплуатации транспортных средств (ст. ст. 121, 128, 133), правил проезда железнодорожных переездов (ст. 123), правил дорожного движения (ст. ст. 133,134 КоАП) и др.

За совершение правонарушений на транспорте применяются такие административные взыскания, как предупреждение, штраф, возмездное изъятие, лишение специального права.

Административная ответственность за повреждение дорог и нарушение пра в и л содержания дорог наступает за: повреждение дорог, железнодорожных переездов, других дорожных сооружений и технических средств регулирования дорожного движения, создание помех для движения и непринятие необходимых мер для их устранения (ст. 139); нарушение Правил охраны магистральных трубопроводов (ст. 138); нарушение правил, норм и стандартов при содержании дорог, непринятие мер к своевременному запрещению или ограничению движения либо обозначению на дорогах мест производства работ (ст. 140); нарушение правил охраны полосы отвода автомобильных дорог (ст. 141); нарушение землепользователями правил содержания участков, прилегающих к автомобильным дорогам (ст. 142 КоАП). Административные взыскания за эти правонарушения — штра-

фы, а за правонарушения, предусмотренные ст. ст. 141, 142 КоАП, -предупреждение или штраф, которые налагаются как на граждан, так и на должностных лиц.

Административная ответственность в области связи наступает за такие правонарушения: оборудование и эксплуатация установок проводового вещания без соответствующей регистрации или разрешения; нарушение условий и правил, регламентирующих деятельность в области связи, предусмотренную лицензиями; нарушение правил изготовления, приобретения, реализации, установления, строительства и эксплуатации радиоэлектронных средств и использования радиочастот; нарушение правил охраны линий и сооружений связи; повреждение таксофонов; нарушение правил пользования местной телефонной связью; нарушение порядка и условий предоставления услуг связи в сетях общего пользования; использование средств связи с целью, которая противоречит интересам государства, нарушает общественный порядок и посягает на честь и достоинство граждан; использование технических средств и оборудования, применяемых в сетях связи общего пользования, без сертификата соответствия или без согласования с Администрацией связи Украины (ст. ст. 144-148-4 КоАП). На виновных в совершении этих правонарушений накладывается штраф, а в случае совершения правонарушений, предусмотренных ст. 146 КоАП, применяется, кроме штрафа, также конфискация технических средств и оборудования. Рассматривать дела об административных правонарушениях и накладывать административные взыскания за нарушение законодательства о связи (ст. ст. 144, 145, 147-148-4, 188-7 КоАП) имеют право начальник Государственной инспекции электросвязи, Администрации связи Украины, начальники региональных государственных инспекций электросвязи.

МОСКВА, 27 мар — РАПСИ. Правительство РФ внесло в Государственную Думу РФ законопроект об установлении административной ответственности за мелкое хулиганство на любом транспорте общего пользования, в частности на железнодорожном, морском и воздушном. Текст документа опубликован в электронной базе данных нижней палаты парламента.

За такое правонарушение предлагается штрафовать на сумму от 30 тысяч до 50 тысяч рублей либо арестовывать на срок до 15 суток. В связи с этим статья 20.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях (КоАП РФ) будет дополнена новым положением.

Кроме того, предлагается усилить административную ответственность за противоправные деяния, которые совершаются на воздушном транспорте (статья 11.5 КоАП РФ). В частности, за управление воздушным судном лицом, не имеющим права управления им, будет установлен штраф в размере от 20 тысяч до 50 тысяч рублей. В настоящее время штраф за это правонарушение составляет от 2 тысяч до 2,5 тысячи рублей.

Также будет усилена административная ответственность за управление воздушным судном лицом, находящимся в состоянии опьянения или за передачу управления воздушным судном лицу, находящемуся в состоянии опьянения.

За невыполнение лицами, находящимися на борту воздушного судна, законных распоряжений командира самолета (абзац 2 части 6 статьи 11.17 КоАП РФ) предлагается установить штраф в размере от 20 тысяч до 40 тысяч рублей или административный арест на срок от пяти до пятнадцати суток. Согласно действующей норме, за это правонарушение предусмотрен штраф от 2 тысяч до 5 тысяч рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.

Помимо этого, предлагается уточнить санкцию части 4 статьи 11.17 КоАП, согласно которой нарушение правил фотографирования, видео- и киносъемки либо пользования средствами радиосвязи с борта воздушного судна влечет предупреждение или наложение штрафа в размере 100 рублей с конфискацией пленки. Штраф за это правонарушение теперь составит 1 тысячу рублей, а материальный носитель, содержащий фото- и видеоматериалы, может быть конфискован.

Правительство РФ в пояснительной записке к законопроекту напоминает, что в настоящее время установлена уголовная ответственность за хулиганство, совершенное на железнодорожном, морском, внутреннем водном или воздушном транспорте, а также на любом ином транспорте общего пользования. Законопроектом, который вносится в Госдуму, предлагается установить также административную ответственность за мелкое хулиганство, совершенное на любом транспорте общего пользования. Такой подход, как отмечается в документе, позволит привлекать виновных лиц к юридической ответственности не только в случае грубого нарушения общественного порядка, но и за мелкое хулиганство на транспорте и обеспечит комплексный подход к решению данной проблемы.

§ 6. Административные правонарушения на транспорте

Транспортные правоотношения регламентируются специальными правилами, определенными федеральными законами (например, Федеральным законом «О безопасности дорожного

движения»1) и подзаконными актами, прежде всего ведомственными. Нарушение этих предписаний может быть основанием для применения административных санкций, установленных КоАП.
Под специальными правилами по смыслу КоАП следует понимать установленный нормативными актами порядок регулирования органами исполнительной власти и их должностными лицами передвижения физических лиц и грузов с помощью транспортных средств (например, нарушение порядка государственной регистрации транспортных средств, порядка лицензирования и т.д.). Целью установления таких правил является обеспечение безопасности участников транспортной деятельности: водителя, пешехода, пассажира транспортного средства, — а также их имущественных интересов, например в сферах владения, пользования и распоряжения автотранспортными и иными средствами передвижения, защита имущественных прав граждан и т.д.
Управление транспортным средством в состоянии алкогольного или наркотического опьянения (ст. Ill4, 117, 120, 124 КоАП) представляет собой одно из наиболее распространенных административных правонарушений. Меры административной ответственности могут быть применены и к другим участникам дорожного движения, в частности, к гражданам, нарушающим правила дорожного движения в состоянии опьянения (ст. 122 КоАП). Основанием для квалификации объективной стороны этих проступков является процедура медицинского освидетельствования, порядок ее проведения устанавливается актами субъектов Федерации (например, п. 2 ст. 6 ФЗ «О безопасности дорожного движения»). При этом следует иметь в виду, что обязательному медицинскому освидетельствованию подлежат также и граждане, претендующие на право эксплуатации автотранспортных и других средств передвижения.
Как правило, экспертиза опьянения осуществляется специализированными учреждениями территориальных органов Минздрава РФ — специализированными отделениями наркологических больниц и наркологическими диспансерами. Проведенная экспертиза подтверждается протоколом медицинского освидетельствования, в результате которого возможны следующие заключения:
а) факт употребления алкоголя установлен, но признаков опьянения не выявлено;
б) признаки алкогольного опьянения подтверждены;
в) установлено наличие алкогольной комы;
1 См. также Воздушный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон от 25 августа 1995 г. «О федеральном железнодорожном транспорте» (СЗ РФ. 1995. № 35. Ст. 3505).

г) квалифицировано состояние наркотического одурманивания.
Таким образом, административные правонарушения, предусмотренные ст. 111′, 117, 120, 122 и 124 КоАП, квалифицируются лишь в последних трех случаях наркологической экспертизы. При этом основным юридическим свидетельством проступка является медицинское заключение, подтверждающее состояние опьянения. Незначительное употребление алкоголя водителем транспортного средства (когда содержание алкоголя в биологических сферах не превышает 1%), как правило, не влечет за собой административных санкций. Однако выявление признаков состава правонарушения (в том числе и преступления) не исключино даже при незначительном употреблении алкоголя. В зависимости от общественно опасных последствий деяния это возможно в случаях:
а) причинения ущерба движимым (недвижимым) объектам любых форм собственности, а также физическим лицам. Например, в тех случаях, когда действия водителей или граждан, не управляющих транспортным средством, привели к повреждению дорожных сооружений (ст. 131 КоАП) либо причинили легкие телесные повреждения (ст. 122 КоАП) или имущественный вред, применяются административные санкции;
б) если деяния физических лиц привели к крупному имущественному ущербу либо причинили тяжкий или средний тяжести вред здоровью гражданина, или вызвали смерть человека (в качестве отягчающего обстоятельства — смерть двух или более лиц), наступает уголовная ответственность, предусмотренная ст. 263 — 265 УК.
Субъектами состава преступления являются лишь отдельные участники транспортного процесса, а именно:
1) должностные лица железнодорожного, воздушного, морского или речного транспорта, а также должностные лица, ответственные за техническое состояние транспортных средств;
2) лица, управляющие автотранспортными средствами (например, водители городского пассажирского транспорта).
Субъективная сторона состава преступлений, предусмотренных ст. 263, 264, 266 УК, отражена при квалификации вины в форме неосторожности, а при наличии признаков состава преступления, предусмотренного ст.

265 УК (оставление места дорожно-транспортного происшествия), возможна лишь умышленная вина.
Объективная сторона административных правонарушений часто выражается в нарушении порядка государственной разрешительной системы. Среди форм таких нарушений:
а) нарушение порядка лицензирования в сферах дорожного движения, водного и морского транспорта;

б) нарушение порядка сертификации в сферах воздушного и железнодорожного транспорта;
в) несоблюдение режима регистрации транспортных объектов;
г) нарушение предписаний, установленных отраслевыми стандартами (ст. 134’КоАП);
д) несоблюдение иных отраслевых правил и инструкций. Например, нарушение порядка оформления таможенной декларации на транспортные средства может повлечь наложение административных санкций, в том числе предупреждение, штраф или аннулирование лицензии, в соответствии со ст. 262 Таможенного кодекса РФ.
Государственная регистрация транспортных объектов возложена на специальное структурное подразделение МВД РФ — Государственную инспекцию безопасности дорожного движения (ГИБДД). ГИБДД является правопреемником Государственной автодорожной инспекции МВД РФ (ГАИ).
Правовой статус ГИБДД, предусматривающий наделение этого органа регистрационными полномочиями, определен Указом Президента РФ от 15 июня 1998 г. № 711 «О дополнительных мерах по обеспечению безопасности дорожного движения». Регистрационным полномочиям ГИБДД свойственны следующие особенности:
1) государственная регистрация транспортных объектов представляет собой разновидность ведомственной регистрации, объектами которой являются движимые вещи. В соответствии с п. 2 ст. 130 ГК регистрация движимости не осуществляется, если иное не определено федеральным законом (см. также п. 2 ст. З ГК). Однако такой закон не принят, и порядок регистрации по-прежнему определяется подзаконными актами, в том числе ведомственными актами МВД РФ;
2) ведомственные регистрационные полномочия ГИБДД следует различать с государственной регистрацией, осуществляемой органами юстиции на основе федеральных законов, например, регистрация объектов недвижимости производится органами юстиции в соответствии с ФЗ от 21 июля 1997 г. «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (см. также п. 6 ст. 131 ГК). Государственная регистрация отдельных разновидностей юридических лиц, в частности, общественных объединений, политических партий и религиозных организаций, также урегулирована специальными федеральными законами. Однако базовый федеральный закон о государственной регистрации юридических лиц, разработка которого предусмотрена ст. 51 ГК, до сих пор не принят.
Таким образом, различия двух указанных полномочий государственной регистрации заключаются в юридическом оформлении: ведомствен-

ные регистрационные полномочия ОВД, в частности ГИБДД, урегулированы на подзаконном уровне, в отличие от государственной регистрации, отнесенной к ведению органов юстиции и осуществляемой на основе федеральных законов.
ГИБДД вправе осуществлять меры административного пресечения, (превентивные меры), среди которых: административное задержание, личный досмотр граждан, осмотр транспортных средств и др., — а также налагать административные взыскания, в том числе штраф, лишение права управления транспортным средством (ст. 117, 118 КоАП).
Административные санкции в виде приостановления деятельности лицензий и их аннулирования регулируются специальными федеральными законами, действующими в сферах железнодорожного, водного и иных видов транспорта, в частности ФЗ от 10 декабря 1995 г. «О безопасности дорожного движения». В последнем случае законом определены лишь виды лицензионной деятельности и выдача лицензий, приостановление их действия определяется базовым Федеральным законом о лицензировании от 25 сентября 1998 г., а аннулирование лицензий возможно только на основе судебного решения.
К исключительному ведению ГИБДД отнесена разработка нормативных актов, обеспечивающих безопасность дорожного движения, в частности правил государственного технического осмотра транспортных средств. Неисполнение этих правил может повлечь за собой штрафные санкции, предусмотренные ст. 1341 КоАП «Невыполнение предписаний Государственной автомобильной инспекции». Исчерпывающий перечень правомочий ГИБДД определен ст. 12 Указа Президента РФ от 15 июня 1998 г. № 711 «О дополнительных мерах по обеспечению безопасности дорожного движения», их неисполнение водителем транспортного средства или другими участниками дорожного движения (пешеходами и пассажирами) квалифицируется в качестве административных проступков, предусмотренных ст. 122, 126, 127, 134, 1341 КоАП.

Административные правонарушения на транспорте

Глава 11 КоАП устанавливает административную ответственность за нарушение норм и правил:

  • o на железнодорожном транспорте (ч. 1-5 ст. 11.1, ч. 1-3 ст. 11.17, п. 1,2 ч. 1 ст. 11.18 КоАП);
  • o воздушном транспорте (ч. 1-4 ст. 11.3, ч. 1-4 ст. 11.3.1, ч. 1-2 ст. 11.4, ст. 11.5, ч. 1 ст. 11.14, ч. 4 ст. 11.17, ч. 2 ст. 11.18 КоАП);
  • o внутреннем водном и морском транспорте (ч. 1-2 ст. 11.6, ч 1-2 ст. 11.7, ч. 1-2 ст. 11.8, ч. 1-2 ст. 11.8.1, ч. 1-2 ст. 11.9, ст. 11.10-11.11, ч. 1, 2 ст. 11.3, ч. 2 ст. 11.14, п. 3, 4 ч. 1 ст. 11.18 КоАП).

Части 1, 2 ст. 11.23, ст. 11.26, 11.27, ч. 1, 2 ст. 11.29 устанавливают административную ответственность за нарушение правил международных автомобильных перевозок.

При совершении административных правонарушений, предусмотренных ч. 2 ст. 11.151, ст. 11.20 КоАП, индивидуальные предприниматели привлекаются к ответственности наряду с другими субъектами — гражданами, должностными лицами и юридическими лицами. В остальных случаях индивидуальные предприниматели в соответствии с прим. к ст. 2.4 несут ответственность как должностные лица.

Принцип разграничения правонарушений, совершенных на судах гражданского воздушного транспорта, судах внутреннего водного и морского транспорта, а также проступков, совершенных на железнодорожном и автомобильном транспорте, соблюдается не всегда. В отличие от вышеуказанных случаев ч. 2 ст. 11.15, ст. 11.16, ч. 3, 5 ст. 11.17, ч. 1 ст. 11.19 КоАП устанавливают ответственность за нарушение правил перевозок и иных транспортных правил, совершенных на транспортном комплексе, независимо от его дифференциации на отдельные отрасли.

Рассматриваемые правонарушения совершаются непосредственно на транспортном объекте (таких проступков большинство), либо их совершение обусловлено нарушением правил безопасности на транспорте (см. ч. 3 ст. 11.6, ст. 11.12, ст. 11.13, ч. 1, 2 ст. 11.151, ст. 11.16, ч. 3 ст. 11.19, ст. 11.20-11.22 КоАП).

За административные правонарушения на транспорте могут быть назначены наказания в виде штрафа, взимаемого в фиксированной денежной сумме, а в редких случаях — административного приостановления деятельности субъекта предпринимательства (см. ч. 1, 2 ст. 11.4, ч. 2 ст. 11.151, ст. 11.20 КоАП). Административное наказание в виде конфискации предусмотрено при совершении правонарушений, предусмотренных ч. 2 ст. 11.3 КоАП. Превентивные санкции в виде предупреждения применяются редко (см. ч. 4,5 ст. 11.1,ч. 4 ст. 11.3, ч. 2 ст. 11.7, ч. 1, 2 ст. 11.81, ч. 2, 3, 4 ст. 11.17, ч. 1 ст. 11.21 КоАП).

Административное наказание в виде административного ареста предусмотрено только ч. 1 ст. 11.1 КоАП.

К административным наказаниям, влекущим за собой релятивные имущественные ограничения, относится лишение специального права, а именно — права управления воздушным судном (ч. 1-3, 5, 7 ст. 11.5); судном внутреннего водного или морского транспорта (ч. 1, 3 ст. 11.7, ч 1, 2 ст. 11.9, ст. 11.11); маломерным судном (ч. 2 ст. 11.7, ч. 1, 2 ст. 11.9 КоАП).

При совершении некоторых правонарушений устанавливается фиксированный размер административного штрафа (см. ч. 1,2 ст. 11.81, ч. 1-3 ст. 11.141, ч. 1-3 ст. 11.142, ч. 2 ст. 11.151 (применительно к гражданам), ч. 1-4 ст. 11.17, ч. 1, 3 ст. 11.18, ч. 1, 2, 4 ст. 11.19 КоАП), в редких случаях предусмотрены и особые условия применения штрафных санкций, например сумма штрафа, взимаемого за провоз без билета детей, исчисляется в размере, не превышающем половины штрафа, налагаемого на взрослых пассажиров за безбилетный проезд (см. ч. 4 ст. 11.18 КоАП). При этом особые условия наложения административного штрафа применяются только в случаях, определенных ч. 4 ст. 11.18 КоАП, корреляция размера штрафных санкций, установленная этой статьей Кодекса, не предусмотрена общими правилами применения административного штрафа (см. п. 1 ч. 1 ст. 3.5 КоАП).

Субъектами административных правонарушений, предусмотренных ст. 11.12, ч. 1, 2 ст. 11.13, ст. 11.24 КоАП, могут быть только должностные лица, применительно к нарушениям правил международных автомобильных перевозок субъектами проступков являются водители транспортных средств (см. ст. 11.23,11.27), а применительно к ст. 11.26 и 11.29 КоАП также должностные и юридические лица.

Глава 11 КоАП включает, как правило, составы правонарушений, определенные формально-юридическими признаками: правонарушение считается завершенным в момент выявления факта нарушения правил публичного санкционирования (включая разрешительные правила), правил, обеспечивающих безопасность перевозок, и иных требований. К материальным составам правонарушений, квалификация которых всегда сопряжена с установленными процедурами публичного доказывания вредоносности деяния, относятся проступки, предусмотренные ч. 1, 3 ст. 11.1, ч. 3 ст. 11.3, ч. 2 ст. 11.6, ч. 1, 2 ст. 11.15 КоАП. В этих случаях предметом доказывания является причинение восполнимого имущественного вреда объектам транспортной инфраструктуры (транспортным путям, маркировочным знакам и устройствам, гидротехническим сооружениям, вагонам и грузовым помещениям транспортных терминалов, а также защитным лесонасаждениям), либо нанесение невосполнимых повреждений таким объектам, исключающих их последующее использование в соответствии с целевым назначением (см. ч. 2 ст. 11.6 КоАП).

Административная ответственность на транспорте

Братановский Сергей Николаевич

доктор юридических наук

профессор, ФБГОУ ВО «Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова»

410017, Россия, Саратовская область, г. Саратов, ул. Серова, 3337

Bratanovskii Sergei Nikolaevich

Professor at the Plekhanov Russian University of Economics, Department of Administrative and Financial Law

410017, Russia, Saratov, ul. Serova, 3337, kv. 77

Шустова Мария Владимировна

аспирант, кафедра административного права, Автономная некоммерческая организация высшего профессионального образования «Московский гуманитарно-экономический институт»

410017, Россия, г. Саратов, ул. Серова, 3337, оф. 77

Shustova Mariya Vladimirovna

Adjunct Professor, the department of Administrative Law, Moscow Humanitarian Economic Institute

Читайте так же:  Какой штраф при езде с просроченной страховкой

410017, Russia, Saratov, Serova Street 3377, office #77

Предметом исследования настоящей статьи являются нормативные правовые акты, регулирующие отношения, связанные с применением административной ответственности в сфере гражданской авиации. Авторы подробно рассматривают такие вопросы, как сущностные признаки административной ответственности и возможности их проявления в исследуемой сфере, наличие пробелов в законодательстве, определяющем правовой статус лиц, являющихся субъектами исследуемых отношений. Значительное внимание уделено раскрытию понятия «должностное лицо».Существенным основанием к привлечению нарушителя к административной ответственности как должностного лица служит установление факта осуществления им организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций при совершении административного проступка. . При написании работы использованы методы системного анализа, сравнительно-правовой, формально-юридический и иные апробированные современной юриспруденцией методы. Основным выводом является то, что в каждом случае при определении особенностей административно-правового регулирования отношений в сфере гражданской авиации следует исходить из наличия в них как элементов публичного права, так и частных элементов. Новизна состоит в раскрытии различных точек зрения ученых на административную ответственность и обоснования необходимость законодательного закрепления данного понятия.
Ключевые слова: гражданская авиация, транспорт, законодательство, административное право, субъекты правоотношений, научные позиции, альтернатива, совершенствование, должностное лицо, распорядительные функции

Дата направления в редакцию:

The subject of this research is the normative legal acts that regulate the relations associated with the application of administrative responsibility in the area of civil aviation. The authors carefully examine such questions, as the essential features of administrative responsibility and possibilities of their manifestation within the researched area; presence of gaps in the legislation, which defines the legal status of individuals that are the subject of the studied relations. Peculiar attention is given to the articulation of the concept of “official”. The establishment of the fact of exercising the organizational-regulatory and administrative-economic functions in commission of the administrative offence serves as the substantial grounds for holding individuals responsible for administrative violations. The scientific novelty lies in elucidation of the various scientific points of view upon the administrative responsibility, as well as justification of the necessity of legislative consolidation of the aforementioned concept.

official, improvement, alternative, scientific positions, subjects of legal relations, administrative law, legislation, transport, civil aviation, administrative functions

Вни­ма­ние, уде­ляе­мое в на­стоя­щее вре­мя ад­ми­ни­ст­ра­тив­ной от­вет­ст­вен­но­сти, впол­не обос­но­ван­но: ад­ми­ни­ст­ра­тив­ные пра­во­на­ру­ше­ния — са­мые рас­про­стра­нен­ные из всех ви­дов пра­во­на­ру­ше­ний, и уже в си­лу это­го борь­ба с ни­ми при­об­ре­та­ет пер­во­сте­пен­ное зна­че­ние.

Ад­ми­ни­ст­ра­тив­ная от­вет­ст­вен­ность в гражданской авиации вы­пол­ня­ет боль­шую про­фи­лак­ти­че­скую роль в пре­ду­пре­ж­де­нии пре­сту­п­ле­ний, по­сколь­ку объ­ект по­ся­га­тель­ст­ва во мно­гих ад­ми­ни­ст­ративных пра­во­на­ру­ше­ни­ях и уго­лов­ных пре­сту­п­ле­ни­ях один и тот же: пра­ва и сво­бо­ды гра­ж­дан, соб­ст­вен­ность, об­ще­ст­вен­ный по­ря­док, по­ря­док управ­ления и дру­гие важные ад­ми­ни­ст­ра­тив­но-пра­во­вые от­но­ше­ния. Эффективно функционирующий механизм практической реализации норм Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в сфере перевозок пассажиров и грузов по воздушным путям сообщения способствует обеспечению безопасности перевозок, снижению несчастных случаев, упорядочению управленческих отношений в данной сфере [1,C.15-22] .

Ад­ми­ни­ст­ра­тив­ное при­ну­ж­де­ние и ад­ми­ни­ст­ра­тив­ная от­вет­ст­вен­ность в рассматриваемой нами области используются для охраны государственных, общественных и личностных интересов, неукоснительного соблюдения противопожарных, технических, санитарно-эпидемиологических норм, охраны правопорядка и окружающей среды, ус­та­нов­лен­ных правил движения и эксплуатации воздушных судов, перевозки пассажиров и грузов, погрузочно-разгрузочной деятельности и т.д.

Российское государство гарантирует всесторонне развитие предпринимательских отношений и благоприятные условия для осуществления любой полезной для отечественного транспортного комплекса деятельности. Для достижения этих целей применяются основанные на букве закона различные административно-правовые методы и способы защиты перевозчиков, пассажиров, грузоотправителей, грузополучателей, а также иных лиц, участвующих в транспортных отношениях на воздушных путях сообщения.

Законодательство об административных правонарушениях призвано содействовать направлению поведения физических и юридических лиц в правовое русло. Как справедливо отмечает С.В. Алексеев, разработка новой редакции КоАП РФ и введение его в действие начиная с 1 июля 2002 г. является окончанием длительного и противоречивого процесса объединения воедино многочисленных норм административного законодательства. Разработчиками кодифицированного акта решена довольно сложная задача по формированию свода административных предписаний в условиях проводимых в государстве кардинальных социально-экономических преобразований. Несмотря на охват наиболее значимых сфер общественной жизни и регламентацию правомерного поведения граждан и юридических лиц в современных условиях, КоАП РФ является открытым для нововведений и позволяет вводить новые нормы, корректирующие взаимоотношения власти и общества. Подобное открывает широкие горизонты не только для нормотворчества, но и для научных исследований, позволяющих устранить имеющиеся правовые пробелы и коллизии [2,C.11] .

Рассмотрение вопроса об административной ответственности
в сфере функционирования гражданской авиации необходимо начать с краткой характеристики самого понятия административной ответственности, что позволит более содержательно спроецировать его на правоотношения в указанной сфере. Например, в специальной литературе можно встретить следующее определение этого правового института: это одновременно одна из форм юридической ответственности, часть системы управления, составной элемент государственной контрольно-надзорной деятельности, направленные на практическую реализацию государственной воли» [3,C.22] . В. А. Юсупов высказывает мнение, связанное с тем, что применение административной ответственности является прерогативой государственных органов исполнительной власти и включает в себя три основных стадии: создание на федеральном и региональном уровне общеобязательных норм-санкций, применяемых к нарушителям общественного правового порядка; проведение проверок и привлечение к ответственности лиц, виновных в игнорировании и пренебрежении этими предписаниями; назначение и исполнение наказания, наложенного на этих лиц в рамках административных норм-санкций [4,C.105] . В. Д. Сорокин полагает, что административная ответственность – это совокупность мер принудительного воздействия, закрепленных в КоАП РФ и законодательстве субъектов Федерации, применяемая в отношении физического, должностного либо юридического лица и выражающаяся в публичном общественном порицании противоправного деяния, лишении (ограничении) специального права, материальных взысканиях, применении иных административных санкций [5,C.31] .

На наш взгляд, самое чёткое и приближенное к современным реалиям определение дано В. М. Манохиным: «это законодательно закрепленная совокупность правовых условий и требований, направленных на обеспечение законности и государственной дисциплины и выражающаяся в претерпевании совершившими административные правонарушения лицами закрепленных в КоАП РФ неблагоприятных последствий имеющих форму административных наказаний согласно ст. 3.2 КоАП РФ» [6,C.174] .

В главе 2 КоАП РФ под названием «Административное правонарушение и административная ответственность» содержится определение административного правонарушения – им признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность. Однако, ни в отмеченной главе, ни в иных нормах КоАП РФ не содержится законодательного определения административной ответственности. Нормативно-правовые акты, регламентирующие отношения на транспорте, также не содержат каких-либо определений административной ответственности. По мнению С.Ю. Морозова, подобная ситуация объясняется тем, что нет необходимости обособления данного вида ответственности на транспорте в правовом плане, поскольку она является частью единого механизма обеспечения прав и законных интересов граждан и регламентирована в отдельной главе КоАП РФ [7,C.68-69] . Как отмечает Э. Л. Лимонов, административная ответственность на транспорте есть общее собирательное понятие, которое включает в себя административную ответственность на морском, воздушном, железнодорожном, автомобильном и внутреннем водном транспорте, причем каждый из этих видов административной ответственности можно рассматривать и по отдельности. Формирование посвященных им норм КоАП РФ обусловлено развитием перевозочных отношений на каждом виде транспорта и способствует безопасности и стабильности в их каждодневной деятельности [8,C.190] .

А.В. Кондратьев предлагает определить административную ответственность транспортных предприятий, осуществляющих деятельность с использованием воздушных судов и инфраструктуры аэропортов, как наложение предусмотренных Кодексом об административных правонарушениях и законами субъектов Федерации санкций за нарушение технических норм и правил [9,C.117] . Д.В. Уткин, в свою очередь, истолковывает ее применительно к потребительскому рынку и характеризует как деятельность компетентных органов по привлечению к административной ответственности хозяйствующих субъектов за неисполнение (ненадлежащее исполнение) законодательства в сфере оказания услуг, повлекшие их ненадлежащее качество и, следовательно, нарушение прав пассажиров, грузовладельцев [10,C.66-67] .

Н.М. Дудин отмечает тесную связь административной ответственности субъектов гражданской авиации и социально-экономической сферы и характеризует ее как применение к правонарушителям в определенном процессуальном порядке мер административного принуждения, целями которых являются устранение причинившего вред социально-экономическим интересам общества противоправного поведения, порицательные последствия для виновного субъекта, а также административные санкции [11,C.65-69] . Такая полиаспектность взглядов на административную ответственность в сфере гражданской авиации делает затруднительным анализ ее правовой сущности. В то же время неоспоримым является то, что ад­ми­ни­ст­ра­тив­ная от­вет­ст­вен­ность на исследуемом виде транспорта в со­вре­мен­ных ры­ноч­ных ус­ло­ви­ях пред­став­ля­ет со­бой ин­сти­тут го­су­дар­ст­вен­но­го при­ну­ж­де­ния. Ме­ры ад­ми­ни­ст­ра­тив­ной от­вет­ст­вен­но­сти при­ме­ня­ют­ся в един­ст­ве со мно­ги­ми дру­ги­ми ме­ра­ми ад­ми­ни­ст­ра­тив­но­го при­ну­ж­де­ния. Рос­сий­ское го­су­дар­ст­во все­ми имею­щи­ми­ся пра­во­вы­ми сред­ст­ва­ми ве­дет ре­ши­тель­ную борь­бу с ад­ми­ни­ст­ра­тив­ны­ми пра­во­на­ру­ше­ния­ми. Для это­го оно поль­зу­ет­ся не толь­ко ме­ра­ми убе­ж­де­ния, но и ме­ра­ми ад­ми­ни­ст­ра­тив­но­го на­ка­за­ния, пре­ду­смот­рен­ны­ми со­от­вет­ст­вую­щи­ми нор­ма­тив­но-пра­во­вы­ми ак­та­ми [12,C65] .

Анализируя отмеченные в ст. 1.2 КоАП РФ задачи, которые призван решить этот нормативный акт, можно вести речь о широкоформатном и полиаспектном воздействии КоАП РФ на общественные отношения, включающем в себя комплексную защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц от наказуемых в административном порядке правонарушений и их профилактику.

Структура Кодекса содержит одновременно нормы-установления и процессуальные положения, определяющие сроки составления протоколов об административных правонарушениях, сбор доказательственной базы, проведение административного расследования, участие экспертов и свидетелей, полномочия судов и должностных лиц, компетентных рассматривать дела об административных правонарушениях и назначать административные наказания, порядок обжалования и исполнения их решений. На сегодняшний день можно вести речь о строгой формализации административного процесса. Необходимо указать также на следующее немаловажное обстоятельство: субъекты Федерации путем издания законов могут вводить на своих территориях дополнительные по отношению к КоАП РФ нормы-установления и санкции за их нарушения, а также определять собственные органы, уполномоченные рассматривать дела этой категории [13,C.116] Указанное выше полностью применимо к деятельности анализируемого транспорта.

В.М. Манохин и Ю.С. Адушкин выделяют три отличительных признака административной ответственности, позволяющих отграничить ее от уголовной, гражданской и дисциплинарной ответственности: прямая связь с административными правонарушениями, характеризующимися как нечто среднее между уголовно-наказуемыми деяниями, представляющими повышенную общественную опасность и содержанием трудоправовой и гражданской ответственности, обладающих частноправовым индивидуальным характером применения; особый порядок рассмотрения административных дел; широкий спектр специфических «штрафных» санкций, предполагающих неблагоприятные имущественные и иные последствия для лиц, признанных виновными в совершении административных проступков [14,C.172] .

Говоря об административной ответственности на воздушном транспорте следует отметить, что к ее субъектам относятся физические лица (вменяемые, достигшие 16-летнего возраста граждане, а также лица без гражданства, с двойным гражданством и иностранцы), должностные лица и юридические лица всех организационных форм.

Вместе с этим, действующее законодательство допускает осуществление на анализируемом нами транспорте предпринимательской деятельности гражданином без образования юридического лица и зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя. Данный спецсубъект с момента государственной регистрации обладает организационно-распорядительными полномочиями может выполнять административно-хозяйственные функции15,C.123].

В соответствие с примечанием к ст. 2.4 КоАП РФ под должностным лицом следует понимать лицо, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции представителя власти, то есть наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него, а равно лицо, выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных организациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации. Там же отмечено, что совершившие административные правонарушения в связи с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций руководители и другие работники иных организаций, лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, несут административную ответственность как должностные лица.

Таким образом, совершившие административно-наказуемые деяния индивидуальные предприниматели несут административную ответственность как должностные лица. Существенным основанием к привлечению нарушителя к административной ответственности как должностного лица служит установление факта осуществления им организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций при совершении административного проступка. При этом укажем, что во всех статьях КоАП РФ, в том числе применительно к деятельности на воздушном транспорте для должностных лиц всегда предусматривается более строгое административное наказание, чем для граждан, не обладающих специальным статусом. Однако, действующие нормативно-правовые акты не содержит определений административно-хозяйственной и организационно-распорядительной работы (деятельности). Подобное позволяет сделать вывод о том, что законодатель не рассматривает специфики профессиональной деятельности лиц в тесной связи с нормами КоАП РФ. Неточность правового определения статуса должностных лиц требует в каждом конкретном случае анализировать должностное положение гражданина, характер и особенности его функций, обозначенных в локальных актах предприятия, организации (штатное расписание, должностная инструкция, положение о структурном либо территориальном подразделении и т.д.). Отметим, что данная проблема затрагивает не только исследуемые правоотношения в области воздушного транспорта, но и актуальна по отношению к иным политическим, экономическим и социальным отраслям. На необходимость законодательного закрепления данных понятий указывает постоянно видоизменяющаяся структура управленческой деятельности предприятий и организаций, обусловленная появлением взаимозависимых должностных единиц и построением многоступенчатой системы распределения полномочий. В этом случае вполне подходящими, на наш взгляд, являются формулировки, предложенные А. Горячевым: под организационно-распорядительными функциями следует рассматривать полномочия должностного лица по руководству трудовым коллективом, отдельным структурным либо территориальным звеном, включающие в себя прием и увольнение с работы, применение мер дисциплинарного воздействия и поощрения, ротацию кадров и координацию деятельности лиц, не состоящих в прямом подчинении. Административно-хозяйственные функции выражаются в наделении должностного лица полномочиями по управлению финансовыми активами, движимым и недвижимым имуществом, а также возложение на него ответственности за сохранность и рациональность использования вверенного имущества [16,C.57] . Указанные определения способствуют уточнению правового статуса субъектов, которых возможно привлечь к административной ответственности как должностных лиц, в том числе в сфере воздушного транспорта.

Вни­ма­ние, уде­ляе­мое в на­стоя­щее вре­мя ад­ми­ни­ст­ра­тив­ной от­вет­ст­вен­но­сти, впол­не обос­но­ван­но: ад­ми­ни­ст­ра­тив­ные пра­во­на­ру­ше­ния — са­мые рас­про­стра­нен­ные из всех ви­дов пра­во­на­ру­ше­ний, и уже в си­лу это­го борь­ба с ни­ми при­об­ре­та­ет пер­во­сте­пен­ное зна­че­ние.

Ад­ми­ни­ст­ра­тив­ная от­вет­ст­вен­ность в гражданской авиации вы­пол­ня­ет боль­шую про­фи­лак­ти­че­скую роль в пре­ду­пре­ж­де­нии пре­сту­п­ле­ний, по­сколь­ку объ­ект по­ся­га­тель­ст­ва во мно­гих ад­ми­ни­ст­ративных пра­во­на­ру­ше­ни­ях и уго­лов­ных пре­сту­п­ле­ни­ях один и тот же: пра­ва и сво­бо­ды гра­ж­дан, соб­ст­вен­ность, об­ще­ст­вен­ный по­ря­док, по­ря­док управ­ления и дру­гие важные ад­ми­ни­ст­ра­тив­но-пра­во­вые от­но­ше­ния. Эффективно функционирующий механизм практической реализации норм Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в сфере перевозок пассажиров и грузов по воздушным путям сообщения способствует обеспечению безопасности перевозок, снижению несчастных случаев, упорядочению управленческих отношений в данной сфере [1,C.15-22] .

Ад­ми­ни­ст­ра­тив­ное при­ну­ж­де­ние и ад­ми­ни­ст­ра­тив­ная от­вет­ст­вен­ность в рассматриваемой нами области используются для охраны государственных, общественных и личностных интересов, неукоснительного соблюдения противопожарных, технических, санитарно-эпидемиологических норм, охраны правопорядка и окружающей среды, ус­та­нов­лен­ных правил движения и эксплуатации воздушных судов, перевозки пассажиров и грузов, погрузочно-разгрузочной деятельности и т.д.

Российское государство гарантирует всесторонне развитие предпринимательских отношений и благоприятные условия для осуществления любой полезной для отечественного транспортного комплекса деятельности. Для достижения этих целей применяются основанные на букве закона различные административно-правовые методы и способы защиты перевозчиков, пассажиров, грузоотправителей, грузополучателей, а также иных лиц, участвующих в транспортных отношениях на воздушных путях сообщения.

Законодательство об административных правонарушениях призвано содействовать направлению поведения физических и юридических лиц в правовое русло. Как справедливо отмечает С.В. Алексеев, разработка новой редакции КоАП РФ и введение его в действие начиная с 1 июля 2002 г. является окончанием длительного и противоречивого процесса объединения воедино многочисленных норм административного законодательства. Разработчиками кодифицированного акта решена довольно сложная задача по формированию свода административных предписаний в условиях проводимых в государстве кардинальных социально-экономических преобразований. Несмотря на охват наиболее значимых сфер общественной жизни и регламентацию правомерного поведения граждан и юридических лиц в современных условиях, КоАП РФ является открытым для нововведений и позволяет вводить новые нормы, корректирующие взаимоотношения власти и общества. Подобное открывает широкие горизонты не только для нормотворчества, но и для научных исследований, позволяющих устранить имеющиеся правовые пробелы и коллизии [2,C.11] .

Рассмотрение вопроса об административной ответственности
в сфере функционирования гражданской авиации необходимо начать с краткой характеристики самого понятия административной ответственности, что позволит более содержательно спроецировать его на правоотношения в указанной сфере. Например, в специальной литературе можно встретить следующее определение этого правового института: это одновременно одна из форм юридической ответственности, часть системы управления, составной элемент государственной контрольно-надзорной деятельности, направленные на практическую реализацию государственной воли» [3,C.22] . В. А. Юсупов высказывает мнение, связанное с тем, что применение административной ответственности является прерогативой государственных органов исполнительной власти и включает в себя три основных стадии: создание на федеральном и региональном уровне общеобязательных норм-санкций, применяемых к нарушителям общественного правового порядка; проведение проверок и привлечение к ответственности лиц, виновных в игнорировании и пренебрежении этими предписаниями; назначение и исполнение наказания, наложенного на этих лиц в рамках административных норм-санкций [4,C.105] . В. Д. Сорокин полагает, что административная ответственность – это совокупность мер принудительного воздействия, закрепленных в КоАП РФ и законодательстве субъектов Федерации, применяемая в отношении физического, должностного либо юридического лица и выражающаяся в публичном общественном порицании противоправного деяния, лишении (ограничении) специального права, материальных взысканиях, применении иных административных санкций [5,C.31] .

На наш взгляд, самое чёткое и приближенное к современным реалиям определение дано В. М. Манохиным: «это законодательно закрепленная совокупность правовых условий и требований, направленных на обеспечение законности и государственной дисциплины и выражающаяся в претерпевании совершившими административные правонарушения лицами закрепленных в КоАП РФ неблагоприятных последствий имеющих форму административных наказаний согласно ст. 3.2 КоАП РФ» [6,C.174] .

В главе 2 КоАП РФ под названием «Административное правонарушение и административная ответственность» содержится определение административного правонарушения – им признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность. Однако, ни в отмеченной главе, ни в иных нормах КоАП РФ не содержится законодательного определения административной ответственности. Нормативно-правовые акты, регламентирующие отношения на транспорте, также не содержат каких-либо определений административной ответственности. По мнению С.Ю. Морозова, подобная ситуация объясняется тем, что нет необходимости обособления данного вида ответственности на транспорте в правовом плане, поскольку она является частью единого механизма обеспечения прав и законных интересов граждан и регламентирована в отдельной главе КоАП РФ [7,C.68-69] . Как отмечает Э. Л. Лимонов, административная ответственность на транспорте есть общее собирательное понятие, которое включает в себя административную ответственность на морском, воздушном, железнодорожном, автомобильном и внутреннем водном транспорте, причем каждый из этих видов административной ответственности можно рассматривать и по отдельности. Формирование посвященных им норм КоАП РФ обусловлено развитием перевозочных отношений на каждом виде транспорта и способствует безопасности и стабильности в их каждодневной деятельности [8,C.190] .

А.В. Кондратьев предлагает определить административную ответственность транспортных предприятий, осуществляющих деятельность с использованием воздушных судов и инфраструктуры аэропортов, как наложение предусмотренных Кодексом об административных правонарушениях и законами субъектов Федерации санкций за нарушение технических норм и правил [9,C.117] . Д.В. Уткин, в свою очередь, истолковывает ее применительно к потребительскому рынку и характеризует как деятельность компетентных органов по привлечению к административной ответственности хозяйствующих субъектов за неисполнение (ненадлежащее исполнение) законодательства в сфере оказания услуг, повлекшие их ненадлежащее качество и, следовательно, нарушение прав пассажиров, грузовладельцев [10,C.66-67] .

Н.М. Дудин отмечает тесную связь административной ответственности субъектов гражданской авиации и социально-экономической сферы и характеризует ее как применение к правонарушителям в определенном процессуальном порядке мер административного принуждения, целями которых являются устранение причинившего вред социально-экономическим интересам общества противоправного поведения, порицательные последствия для виновного субъекта, а также административные санкции [11,C.65-69] . Такая полиаспектность взглядов на административную ответственность в сфере гражданской авиации делает затруднительным анализ ее правовой сущности. В то же время неоспоримым является то, что ад­ми­ни­ст­ра­тив­ная от­вет­ст­вен­ность на исследуемом виде транспорта в со­вре­мен­ных ры­ноч­ных ус­ло­ви­ях пред­став­ля­ет со­бой ин­сти­тут го­су­дар­ст­вен­но­го при­ну­ж­де­ния. Ме­ры ад­ми­ни­ст­ра­тив­ной от­вет­ст­вен­но­сти при­ме­ня­ют­ся в един­ст­ве со мно­ги­ми дру­ги­ми ме­ра­ми ад­ми­ни­ст­ра­тив­но­го при­ну­ж­де­ния. Рос­сий­ское го­су­дар­ст­во все­ми имею­щи­ми­ся пра­во­вы­ми сред­ст­ва­ми ве­дет ре­ши­тель­ную борь­бу с ад­ми­ни­ст­ра­тив­ны­ми пра­во­на­ру­ше­ния­ми. Для это­го оно поль­зу­ет­ся не толь­ко ме­ра­ми убе­ж­де­ния, но и ме­ра­ми ад­ми­ни­ст­ра­тив­но­го на­ка­за­ния, пре­ду­смот­рен­ны­ми со­от­вет­ст­вую­щи­ми нор­ма­тив­но-пра­во­вы­ми ак­та­ми [12,C65] .

Читайте так же:  Срок привлечения к уголовной ответственности по ст 159 ук рф

Анализируя отмеченные в ст. 1.2 КоАП РФ задачи, которые призван решить этот нормативный акт, можно вести речь о широкоформатном и полиаспектном воздействии КоАП РФ на общественные отношения, включающем в себя комплексную защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц от наказуемых в административном порядке правонарушений и их профилактику.

Структура Кодекса содержит одновременно нормы-установления и процессуальные положения, определяющие сроки составления протоколов об административных правонарушениях, сбор доказательственной базы, проведение административного расследования, участие экспертов и свидетелей, полномочия судов и должностных лиц, компетентных рассматривать дела об административных правонарушениях и назначать административные наказания, порядок обжалования и исполнения их решений. На сегодняшний день можно вести речь о строгой формализации административного процесса. Необходимо указать также на следующее немаловажное обстоятельство: субъекты Федерации путем издания законов могут вводить на своих территориях дополнительные по отношению к КоАП РФ нормы-установления и санкции за их нарушения, а также определять собственные органы, уполномоченные рассматривать дела этой категории [13,C.116] Указанное выше полностью применимо к деятельности анализируемого транспорта.

В.М. Манохин и Ю.С. Адушкин выделяют три отличительных признака административной ответственности, позволяющих отграничить ее от уголовной, гражданской и дисциплинарной ответственности: прямая связь с административными правонарушениями, характеризующимися как нечто среднее между уголовно-наказуемыми деяниями, представляющими повышенную общественную опасность и содержанием трудоправовой и гражданской ответственности, обладающих частноправовым индивидуальным характером применения; особый порядок рассмотрения административных дел; широкий спектр специфических «штрафных» санкций, предполагающих неблагоприятные имущественные и иные последствия для лиц, признанных виновными в совершении административных проступков [14,C.172] .

Говоря об административной ответственности на воздушном транспорте следует отметить, что к ее субъектам относятся физические лица (вменяемые, достигшие 16-летнего возраста граждане, а также лица без гражданства, с двойным гражданством и иностранцы), должностные лица и юридические лица всех организационных форм.

Вместе с этим, действующее законодательство допускает осуществление на анализируемом нами транспорте предпринимательской деятельности гражданином без образования юридического лица и зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя. Данный спецсубъект с момента государственной регистрации обладает организационно-распорядительными полномочиями может выполнять административно-хозяйственные функции15,C.123].

В соответствие с примечанием к ст. 2.4 КоАП РФ под должностным лицом следует понимать лицо, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции представителя власти, то есть наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него, а равно лицо, выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных организациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации. Там же отмечено, что совершившие административные правонарушения в связи с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций руководители и другие работники иных организаций, лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, несут административную ответственность как должностные лица.

Таким образом, совершившие административно-наказуемые деяния индивидуальные предприниматели несут административную ответственность как должностные лица. Существенным основанием к привлечению нарушителя к административной ответственности как должностного лица служит установление факта осуществления им организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций при совершении административного проступка. При этом укажем, что во всех статьях КоАП РФ, в том числе применительно к деятельности на воздушном транспорте для должностных лиц всегда предусматривается более строгое административное наказание, чем для граждан, не обладающих специальным статусом. Однако, действующие нормативно-правовые акты не содержит определений административно-хозяйственной и организационно-распорядительной работы (деятельности). Подобное позволяет сделать вывод о том, что законодатель не рассматривает специфики профессиональной деятельности лиц в тесной связи с нормами КоАП РФ. Неточность правового определения статуса должностных лиц требует в каждом конкретном случае анализировать должностное положение гражданина, характер и особенности его функций, обозначенных в локальных актах предприятия, организации (штатное расписание, должностная инструкция, положение о структурном либо территориальном подразделении и т.д.). Отметим, что данная проблема затрагивает не только исследуемые правоотношения в области воздушного транспорта, но и актуальна по отношению к иным политическим, экономическим и социальным отраслям. На необходимость законодательного закрепления данных понятий указывает постоянно видоизменяющаяся структура управленческой деятельности предприятий и организаций, обусловленная появлением взаимозависимых должностных единиц и построением многоступенчатой системы распределения полномочий. В этом случае вполне подходящими, на наш взгляд, являются формулировки, предложенные А. Горячевым: под организационно-распорядительными функциями следует рассматривать полномочия должностного лица по руководству трудовым коллективом, отдельным структурным либо территориальным звеном, включающие в себя прием и увольнение с работы, применение мер дисциплинарного воздействия и поощрения, ротацию кадров и координацию деятельности лиц, не состоящих в прямом подчинении. Административно-хозяйственные функции выражаются в наделении должностного лица полномочиями по управлению финансовыми активами, движимым и недвижимым имуществом, а также возложение на него ответственности за сохранность и рациональность использования вверенного имущества [16,C.57] . Указанные определения способствуют уточнению правового статуса субъектов, которых возможно привлечь к административной ответственности как должностных лиц, в том числе в сфере воздушного транспорта.

Вни­ма­ние, уде­ляе­мое в на­стоя­щее вре­мя ад­ми­ни­ст­ра­тив­ной от­вет­ст­вен­но­сти, впол­не обос­но­ван­но: ад­ми­ни­ст­ра­тив­ные пра­во­на­ру­ше­ния — са­мые рас­про­стра­нен­ные из всех ви­дов пра­во­на­ру­ше­ний, и уже в си­лу это­го борь­ба с ни­ми при­об­ре­та­ет пер­во­сте­пен­ное зна­че­ние.

Ад­ми­ни­ст­ра­тив­ная от­вет­ст­вен­ность в гражданской авиации вы­пол­ня­ет боль­шую про­фи­лак­ти­че­скую роль в пре­ду­пре­ж­де­нии пре­сту­п­ле­ний, по­сколь­ку объ­ект по­ся­га­тель­ст­ва во мно­гих ад­ми­ни­ст­ративных пра­во­на­ру­ше­ни­ях и уго­лов­ных пре­сту­п­ле­ни­ях один и тот же: пра­ва и сво­бо­ды гра­ж­дан, соб­ст­вен­ность, об­ще­ст­вен­ный по­ря­док, по­ря­док управ­ления и дру­гие важные ад­ми­ни­ст­ра­тив­но-пра­во­вые от­но­ше­ния. Эффективно функционирующий механизм практической реализации норм Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в сфере перевозок пассажиров и грузов по воздушным путям сообщения способствует обеспечению безопасности перевозок, снижению несчастных случаев, упорядочению управленческих отношений в данной сфере [1,C.15-22] .

Ад­ми­ни­ст­ра­тив­ное при­ну­ж­де­ние и ад­ми­ни­ст­ра­тив­ная от­вет­ст­вен­ность в рассматриваемой нами области используются для охраны государственных, общественных и личностных интересов, неукоснительного соблюдения противопожарных, технических, санитарно-эпидемиологических норм, охраны правопорядка и окружающей среды, ус­та­нов­лен­ных правил движения и эксплуатации воздушных судов, перевозки пассажиров и грузов, погрузочно-разгрузочной деятельности и т.д.

Российское государство гарантирует всесторонне развитие предпринимательских отношений и благоприятные условия для осуществления любой полезной для отечественного транспортного комплекса деятельности. Для достижения этих целей применяются основанные на букве закона различные административно-правовые методы и способы защиты перевозчиков, пассажиров, грузоотправителей, грузополучателей, а также иных лиц, участвующих в транспортных отношениях на воздушных путях сообщения.

Законодательство об административных правонарушениях призвано содействовать направлению поведения физических и юридических лиц в правовое русло. Как справедливо отмечает С.В. Алексеев, разработка новой редакции КоАП РФ и введение его в действие начиная с 1 июля 2002 г. является окончанием длительного и противоречивого процесса объединения воедино многочисленных норм административного законодательства. Разработчиками кодифицированного акта решена довольно сложная задача по формированию свода административных предписаний в условиях проводимых в государстве кардинальных социально-экономических преобразований. Несмотря на охват наиболее значимых сфер общественной жизни и регламентацию правомерного поведения граждан и юридических лиц в современных условиях, КоАП РФ является открытым для нововведений и позволяет вводить новые нормы, корректирующие взаимоотношения власти и общества. Подобное открывает широкие горизонты не только для нормотворчества, но и для научных исследований, позволяющих устранить имеющиеся правовые пробелы и коллизии [2,C.11] .

Рассмотрение вопроса об административной ответственности
в сфере функционирования гражданской авиации необходимо начать с краткой характеристики самого понятия административной ответственности, что позволит более содержательно спроецировать его на правоотношения в указанной сфере. Например, в специальной литературе можно встретить следующее определение этого правового института: это одновременно одна из форм юридической ответственности, часть системы управления, составной элемент государственной контрольно-надзорной деятельности, направленные на практическую реализацию государственной воли» [3,C.22] . В. А. Юсупов высказывает мнение, связанное с тем, что применение административной ответственности является прерогативой государственных органов исполнительной власти и включает в себя три основных стадии: создание на федеральном и региональном уровне общеобязательных норм-санкций, применяемых к нарушителям общественного правового порядка; проведение проверок и привлечение к ответственности лиц, виновных в игнорировании и пренебрежении этими предписаниями; назначение и исполнение наказания, наложенного на этих лиц в рамках административных норм-санкций [4,C.105] . В. Д. Сорокин полагает, что административная ответственность – это совокупность мер принудительного воздействия, закрепленных в КоАП РФ и законодательстве субъектов Федерации, применяемая в отношении физического, должностного либо юридического лица и выражающаяся в публичном общественном порицании противоправного деяния, лишении (ограничении) специального права, материальных взысканиях, применении иных административных санкций [5,C.31] .

На наш взгляд, самое чёткое и приближенное к современным реалиям определение дано В. М. Манохиным: «это законодательно закрепленная совокупность правовых условий и требований, направленных на обеспечение законности и государственной дисциплины и выражающаяся в претерпевании совершившими административные правонарушения лицами закрепленных в КоАП РФ неблагоприятных последствий имеющих форму административных наказаний согласно ст. 3.2 КоАП РФ» [6,C.174] .

В главе 2 КоАП РФ под названием «Административное правонарушение и административная ответственность» содержится определение административного правонарушения – им признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность. Однако, ни в отмеченной главе, ни в иных нормах КоАП РФ не содержится законодательного определения административной ответственности. Нормативно-правовые акты, регламентирующие отношения на транспорте, также не содержат каких-либо определений административной ответственности. По мнению С.Ю. Морозова, подобная ситуация объясняется тем, что нет необходимости обособления данного вида ответственности на транспорте в правовом плане, поскольку она является частью единого механизма обеспечения прав и законных интересов граждан и регламентирована в отдельной главе КоАП РФ [7,C.68-69] . Как отмечает Э. Л. Лимонов, административная ответственность на транспорте есть общее собирательное понятие, которое включает в себя административную ответственность на морском, воздушном, железнодорожном, автомобильном и внутреннем водном транспорте, причем каждый из этих видов административной ответственности можно рассматривать и по отдельности. Формирование посвященных им норм КоАП РФ обусловлено развитием перевозочных отношений на каждом виде транспорта и способствует безопасности и стабильности в их каждодневной деятельности [8,C.190] .

А.В. Кондратьев предлагает определить административную ответственность транспортных предприятий, осуществляющих деятельность с использованием воздушных судов и инфраструктуры аэропортов, как наложение предусмотренных Кодексом об административных правонарушениях и законами субъектов Федерации санкций за нарушение технических норм и правил [9,C.117] . Д.В. Уткин, в свою очередь, истолковывает ее применительно к потребительскому рынку и характеризует как деятельность компетентных органов по привлечению к административной ответственности хозяйствующих субъектов за неисполнение (ненадлежащее исполнение) законодательства в сфере оказания услуг, повлекшие их ненадлежащее качество и, следовательно, нарушение прав пассажиров, грузовладельцев [10,C.66-67] .

Н.М. Дудин отмечает тесную связь административной ответственности субъектов гражданской авиации и социально-экономической сферы и характеризует ее как применение к правонарушителям в определенном процессуальном порядке мер административного принуждения, целями которых являются устранение причинившего вред социально-экономическим интересам общества противоправного поведения, порицательные последствия для виновного субъекта, а также административные санкции [11,C.65-69] . Такая полиаспектность взглядов на административную ответственность в сфере гражданской авиации делает затруднительным анализ ее правовой сущности. В то же время неоспоримым является то, что ад­ми­ни­ст­ра­тив­ная от­вет­ст­вен­ность на исследуемом виде транспорта в со­вре­мен­ных ры­ноч­ных ус­ло­ви­ях пред­став­ля­ет со­бой ин­сти­тут го­су­дар­ст­вен­но­го при­ну­ж­де­ния. Ме­ры ад­ми­ни­ст­ра­тив­ной от­вет­ст­вен­но­сти при­ме­ня­ют­ся в един­ст­ве со мно­ги­ми дру­ги­ми ме­ра­ми ад­ми­ни­ст­ра­тив­но­го при­ну­ж­де­ния. Рос­сий­ское го­су­дар­ст­во все­ми имею­щи­ми­ся пра­во­вы­ми сред­ст­ва­ми ве­дет ре­ши­тель­ную борь­бу с ад­ми­ни­ст­ра­тив­ны­ми пра­во­на­ру­ше­ния­ми. Для это­го оно поль­зу­ет­ся не толь­ко ме­ра­ми убе­ж­де­ния, но и ме­ра­ми ад­ми­ни­ст­ра­тив­но­го на­ка­за­ния, пре­ду­смот­рен­ны­ми со­от­вет­ст­вую­щи­ми нор­ма­тив­но-пра­во­вы­ми ак­та­ми [12,C65] .

Анализируя отмеченные в ст. 1.2 КоАП РФ задачи, которые призван решить этот нормативный акт, можно вести речь о широкоформатном и полиаспектном воздействии КоАП РФ на общественные отношения, включающем в себя комплексную защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц от наказуемых в административном порядке правонарушений и их профилактику.

Структура Кодекса содержит одновременно нормы-установления и процессуальные положения, определяющие сроки составления протоколов об административных правонарушениях, сбор доказательственной базы, проведение административного расследования, участие экспертов и свидетелей, полномочия судов и должностных лиц, компетентных рассматривать дела об административных правонарушениях и назначать административные наказания, порядок обжалования и исполнения их решений. На сегодняшний день можно вести речь о строгой формализации административного процесса. Необходимо указать также на следующее немаловажное обстоятельство: субъекты Федерации путем издания законов могут вводить на своих территориях дополнительные по отношению к КоАП РФ нормы-установления и санкции за их нарушения, а также определять собственные органы, уполномоченные рассматривать дела этой категории [13,C.116] Указанное выше полностью применимо к деятельности анализируемого транспорта.

В.М. Манохин и Ю.С. Адушкин выделяют три отличительных признака административной ответственности, позволяющих отграничить ее от уголовной, гражданской и дисциплинарной ответственности: прямая связь с административными правонарушениями, характеризующимися как нечто среднее между уголовно-наказуемыми деяниями, представляющими повышенную общественную опасность и содержанием трудоправовой и гражданской ответственности, обладающих частноправовым индивидуальным характером применения; особый порядок рассмотрения административных дел; широкий спектр специфических «штрафных» санкций, предполагающих неблагоприятные имущественные и иные последствия для лиц, признанных виновными в совершении административных проступков [14,C.172] .

Говоря об административной ответственности на воздушном транспорте следует отметить, что к ее субъектам относятся физические лица (вменяемые, достигшие 16-летнего возраста граждане, а также лица без гражданства, с двойным гражданством и иностранцы), должностные лица и юридические лица всех организационных форм.

Вместе с этим, действующее законодательство допускает осуществление на анализируемом нами транспорте предпринимательской деятельности гражданином без образования юридического лица и зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя. Данный спецсубъект с момента государственной регистрации обладает организационно-распорядительными полномочиями может выполнять административно-хозяйственные функции15,C.123].

В соответствие с примечанием к ст. 2.4 КоАП РФ под должностным лицом следует понимать лицо, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции представителя власти, то есть наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него, а равно лицо, выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных организациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации. Там же отмечено, что совершившие административные правонарушения в связи с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций руководители и другие работники иных организаций, лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, несут административную ответственность как должностные лица.

Таким образом, совершившие административно-наказуемые деяния индивидуальные предприниматели несут административную ответственность как должностные лица. Существенным основанием к привлечению нарушителя к административной ответственности как должностного лица служит установление факта осуществления им организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций при совершении административного проступка. При этом укажем, что во всех статьях КоАП РФ, в том числе применительно к деятельности на воздушном транспорте для должностных лиц всегда предусматривается более строгое административное наказание, чем для граждан, не обладающих специальным статусом. Однако, действующие нормативно-правовые акты не содержит определений административно-хозяйственной и организационно-распорядительной работы (деятельности). Подобное позволяет сделать вывод о том, что законодатель не рассматривает специфики профессиональной деятельности лиц в тесной связи с нормами КоАП РФ. Неточность правового определения статуса должностных лиц требует в каждом конкретном случае анализировать должностное положение гражданина, характер и особенности его функций, обозначенных в локальных актах предприятия, организации (штатное расписание, должностная инструкция, положение о структурном либо территориальном подразделении и т.д.). Отметим, что данная проблема затрагивает не только исследуемые правоотношения в области воздушного транспорта, но и актуальна по отношению к иным политическим, экономическим и социальным отраслям. На необходимость законодательного закрепления данных понятий указывает постоянно видоизменяющаяся структура управленческой деятельности предприятий и организаций, обусловленная появлением взаимозависимых должностных единиц и построением многоступенчатой системы распределения полномочий. В этом случае вполне подходящими, на наш взгляд, являются формулировки, предложенные А. Горячевым: под организационно-распорядительными функциями следует рассматривать полномочия должностного лица по руководству трудовым коллективом, отдельным структурным либо территориальным звеном, включающие в себя прием и увольнение с работы, применение мер дисциплинарного воздействия и поощрения, ротацию кадров и координацию деятельности лиц, не состоящих в прямом подчинении. Административно-хозяйственные функции выражаются в наделении должностного лица полномочиями по управлению финансовыми активами, движимым и недвижимым имуществом, а также возложение на него ответственности за сохранность и рациональность использования вверенного имущества [16,C.57] . Указанные определения способствуют уточнению правового статуса субъектов, которых возможно привлечь к административной ответственности как должностных лиц, в том числе в сфере воздушного транспорта.

Вни­ма­ние, уде­ляе­мое в на­стоя­щее вре­мя ад­ми­ни­ст­ра­тив­ной от­вет­ст­вен­но­сти, впол­не обос­но­ван­но: ад­ми­ни­ст­ра­тив­ные пра­во­на­ру­ше­ния — са­мые рас­про­стра­нен­ные из всех ви­дов пра­во­на­ру­ше­ний, и уже в си­лу это­го борь­ба с ни­ми при­об­ре­та­ет пер­во­сте­пен­ное зна­че­ние.

Ад­ми­ни­ст­ра­тив­ная от­вет­ст­вен­ность в гражданской авиации вы­пол­ня­ет боль­шую про­фи­лак­ти­че­скую роль в пре­ду­пре­ж­де­нии пре­сту­п­ле­ний, по­сколь­ку объ­ект по­ся­га­тель­ст­ва во мно­гих ад­ми­ни­ст­ративных пра­во­на­ру­ше­ни­ях и уго­лов­ных пре­сту­п­ле­ни­ях один и тот же: пра­ва и сво­бо­ды гра­ж­дан, соб­ст­вен­ность, об­ще­ст­вен­ный по­ря­док, по­ря­док управ­ления и дру­гие важные ад­ми­ни­ст­ра­тив­но-пра­во­вые от­но­ше­ния. Эффективно функционирующий механизм практической реализации норм Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в сфере перевозок пассажиров и грузов по воздушным путям сообщения способствует обеспечению безопасности перевозок, снижению несчастных случаев, упорядочению управленческих отношений в данной сфере [1,C.15-22] .

Ад­ми­ни­ст­ра­тив­ное при­ну­ж­де­ние и ад­ми­ни­ст­ра­тив­ная от­вет­ст­вен­ность в рассматриваемой нами области используются для охраны государственных, общественных и личностных интересов, неукоснительного соблюдения противопожарных, технических, санитарно-эпидемиологических норм, охраны правопорядка и окружающей среды, ус­та­нов­лен­ных правил движения и эксплуатации воздушных судов, перевозки пассажиров и грузов, погрузочно-разгрузочной деятельности и т.д.

Российское государство гарантирует всесторонне развитие предпринимательских отношений и благоприятные условия для осуществления любой полезной для отечественного транспортного комплекса деятельности. Для достижения этих целей применяются основанные на букве закона различные административно-правовые методы и способы защиты перевозчиков, пассажиров, грузоотправителей, грузополучателей, а также иных лиц, участвующих в транспортных отношениях на воздушных путях сообщения.

Законодательство об административных правонарушениях призвано содействовать направлению поведения физических и юридических лиц в правовое русло. Как справедливо отмечает С.В. Алексеев, разработка новой редакции КоАП РФ и введение его в действие начиная с 1 июля 2002 г. является окончанием длительного и противоречивого процесса объединения воедино многочисленных норм административного законодательства. Разработчиками кодифицированного акта решена довольно сложная задача по формированию свода административных предписаний в условиях проводимых в государстве кардинальных социально-экономических преобразований. Несмотря на охват наиболее значимых сфер общественной жизни и регламентацию правомерного поведения граждан и юридических лиц в современных условиях, КоАП РФ является открытым для нововведений и позволяет вводить новые нормы, корректирующие взаимоотношения власти и общества. Подобное открывает широкие горизонты не только для нормотворчества, но и для научных исследований, позволяющих устранить имеющиеся правовые пробелы и коллизии [2,C.11] .

Рассмотрение вопроса об административной ответственности
в сфере функционирования гражданской авиации необходимо начать с краткой характеристики самого понятия административной ответственности, что позволит более содержательно спроецировать его на правоотношения в указанной сфере. Например, в специальной литературе можно встретить следующее определение этого правового института: это одновременно одна из форм юридической ответственности, часть системы управления, составной элемент государственной контрольно-надзорной деятельности, направленные на практическую реализацию государственной воли» [3,C.22] . В. А. Юсупов высказывает мнение, связанное с тем, что применение административной ответственности является прерогативой государственных органов исполнительной власти и включает в себя три основных стадии: создание на федеральном и региональном уровне общеобязательных норм-санкций, применяемых к нарушителям общественного правового порядка; проведение проверок и привлечение к ответственности лиц, виновных в игнорировании и пренебрежении этими предписаниями; назначение и исполнение наказания, наложенного на этих лиц в рамках административных норм-санкций [4,C.105] . В. Д. Сорокин полагает, что административная ответственность – это совокупность мер принудительного воздействия, закрепленных в КоАП РФ и законодательстве субъектов Федерации, применяемая в отношении физического, должностного либо юридического лица и выражающаяся в публичном общественном порицании противоправного деяния, лишении (ограничении) специального права, материальных взысканиях, применении иных административных санкций [5,C.31] .

Читайте так же:  Перевод выполненный приказ

На наш взгляд, самое чёткое и приближенное к современным реалиям определение дано В. М. Манохиным: «это законодательно закрепленная совокупность правовых условий и требований, направленных на обеспечение законности и государственной дисциплины и выражающаяся в претерпевании совершившими административные правонарушения лицами закрепленных в КоАП РФ неблагоприятных последствий имеющих форму административных наказаний согласно ст. 3.2 КоАП РФ» [6,C.174] .

В главе 2 КоАП РФ под названием «Административное правонарушение и административная ответственность» содержится определение административного правонарушения – им признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность. Однако, ни в отмеченной главе, ни в иных нормах КоАП РФ не содержится законодательного определения административной ответственности. Нормативно-правовые акты, регламентирующие отношения на транспорте, также не содержат каких-либо определений административной ответственности. По мнению С.Ю. Морозова, подобная ситуация объясняется тем, что нет необходимости обособления данного вида ответственности на транспорте в правовом плане, поскольку она является частью единого механизма обеспечения прав и законных интересов граждан и регламентирована в отдельной главе КоАП РФ [7,C.68-69] . Как отмечает Э. Л. Лимонов, административная ответственность на транспорте есть общее собирательное понятие, которое включает в себя административную ответственность на морском, воздушном, железнодорожном, автомобильном и внутреннем водном транспорте, причем каждый из этих видов административной ответственности можно рассматривать и по отдельности. Формирование посвященных им норм КоАП РФ обусловлено развитием перевозочных отношений на каждом виде транспорта и способствует безопасности и стабильности в их каждодневной деятельности [8,C.190] .

А.В. Кондратьев предлагает определить административную ответственность транспортных предприятий, осуществляющих деятельность с использованием воздушных судов и инфраструктуры аэропортов, как наложение предусмотренных Кодексом об административных правонарушениях и законами субъектов Федерации санкций за нарушение технических норм и правил [9,C.117] . Д.В. Уткин, в свою очередь, истолковывает ее применительно к потребительскому рынку и характеризует как деятельность компетентных органов по привлечению к административной ответственности хозяйствующих субъектов за неисполнение (ненадлежащее исполнение) законодательства в сфере оказания услуг, повлекшие их ненадлежащее качество и, следовательно, нарушение прав пассажиров, грузовладельцев [10,C.66-67] .

Н.М. Дудин отмечает тесную связь административной ответственности субъектов гражданской авиации и социально-экономической сферы и характеризует ее как применение к правонарушителям в определенном процессуальном порядке мер административного принуждения, целями которых являются устранение причинившего вред социально-экономическим интересам общества противоправного поведения, порицательные последствия для виновного субъекта, а также административные санкции [11,C.65-69] . Такая полиаспектность взглядов на административную ответственность в сфере гражданской авиации делает затруднительным анализ ее правовой сущности. В то же время неоспоримым является то, что ад­ми­ни­ст­ра­тив­ная от­вет­ст­вен­ность на исследуемом виде транспорта в со­вре­мен­ных ры­ноч­ных ус­ло­ви­ях пред­став­ля­ет со­бой ин­сти­тут го­су­дар­ст­вен­но­го при­ну­ж­де­ния. Ме­ры ад­ми­ни­ст­ра­тив­ной от­вет­ст­вен­но­сти при­ме­ня­ют­ся в един­ст­ве со мно­ги­ми дру­ги­ми ме­ра­ми ад­ми­ни­ст­ра­тив­но­го при­ну­ж­де­ния. Рос­сий­ское го­су­дар­ст­во все­ми имею­щи­ми­ся пра­во­вы­ми сред­ст­ва­ми ве­дет ре­ши­тель­ную борь­бу с ад­ми­ни­ст­ра­тив­ны­ми пра­во­на­ру­ше­ния­ми. Для это­го оно поль­зу­ет­ся не толь­ко ме­ра­ми убе­ж­де­ния, но и ме­ра­ми ад­ми­ни­ст­ра­тив­но­го на­ка­за­ния, пре­ду­смот­рен­ны­ми со­от­вет­ст­вую­щи­ми нор­ма­тив­но-пра­во­вы­ми ак­та­ми [12,C65] .

Анализируя отмеченные в ст. 1.2 КоАП РФ задачи, которые призван решить этот нормативный акт, можно вести речь о широкоформатном и полиаспектном воздействии КоАП РФ на общественные отношения, включающем в себя комплексную защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц от наказуемых в административном порядке правонарушений и их профилактику.

Структура Кодекса содержит одновременно нормы-установления и процессуальные положения, определяющие сроки составления протоколов об административных правонарушениях, сбор доказательственной базы, проведение административного расследования, участие экспертов и свидетелей, полномочия судов и должностных лиц, компетентных рассматривать дела об административных правонарушениях и назначать административные наказания, порядок обжалования и исполнения их решений. На сегодняшний день можно вести речь о строгой формализации административного процесса. Необходимо указать также на следующее немаловажное обстоятельство: субъекты Федерации путем издания законов могут вводить на своих территориях дополнительные по отношению к КоАП РФ нормы-установления и санкции за их нарушения, а также определять собственные органы, уполномоченные рассматривать дела этой категории [13,C.116] Указанное выше полностью применимо к деятельности анализируемого транспорта.

В.М. Манохин и Ю.С. Адушкин выделяют три отличительных признака административной ответственности, позволяющих отграничить ее от уголовной, гражданской и дисциплинарной ответственности: прямая связь с административными правонарушениями, характеризующимися как нечто среднее между уголовно-наказуемыми деяниями, представляющими повышенную общественную опасность и содержанием трудоправовой и гражданской ответственности, обладающих частноправовым индивидуальным характером применения; особый порядок рассмотрения административных дел; широкий спектр специфических «штрафных» санкций, предполагающих неблагоприятные имущественные и иные последствия для лиц, признанных виновными в совершении административных проступков [14,C.172] .

Говоря об административной ответственности на воздушном транспорте следует отметить, что к ее субъектам относятся физические лица (вменяемые, достигшие 16-летнего возраста граждане, а также лица без гражданства, с двойным гражданством и иностранцы), должностные лица и юридические лица всех организационных форм.

Вместе с этим, действующее законодательство допускает осуществление на анализируемом нами транспорте предпринимательской деятельности гражданином без образования юридического лица и зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя. Данный спецсубъект с момента государственной регистрации обладает организационно-распорядительными полномочиями может выполнять административно-хозяйственные функции15,C.123].

В соответствие с примечанием к ст. 2.4 КоАП РФ под должностным лицом следует понимать лицо, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции представителя власти, то есть наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него, а равно лицо, выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных организациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации. Там же отмечено, что совершившие административные правонарушения в связи с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций руководители и другие работники иных организаций, лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, несут административную ответственность как должностные лица.

Таким образом, совершившие административно-наказуемые деяния индивидуальные предприниматели несут административную ответственность как должностные лица. Существенным основанием к привлечению нарушителя к административной ответственности как должностного лица служит установление факта осуществления им организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций при совершении административного проступка. При этом укажем, что во всех статьях КоАП РФ, в том числе применительно к деятельности на воздушном транспорте для должностных лиц всегда предусматривается более строгое административное наказание, чем для граждан, не обладающих специальным статусом. Однако, действующие нормативно-правовые акты не содержит определений административно-хозяйственной и организационно-распорядительной работы (деятельности). Подобное позволяет сделать вывод о том, что законодатель не рассматривает специфики профессиональной деятельности лиц в тесной связи с нормами КоАП РФ. Неточность правового определения статуса должностных лиц требует в каждом конкретном случае анализировать должностное положение гражданина, характер и особенности его функций, обозначенных в локальных актах предприятия, организации (штатное расписание, должностная инструкция, положение о структурном либо территориальном подразделении и т.д.). Отметим, что данная проблема затрагивает не только исследуемые правоотношения в области воздушного транспорта, но и актуальна по отношению к иным политическим, экономическим и социальным отраслям. На необходимость законодательного закрепления данных понятий указывает постоянно видоизменяющаяся структура управленческой деятельности предприятий и организаций, обусловленная появлением взаимозависимых должностных единиц и построением многоступенчатой системы распределения полномочий. В этом случае вполне подходящими, на наш взгляд, являются формулировки, предложенные А. Горячевым: под организационно-распорядительными функциями следует рассматривать полномочия должностного лица по руководству трудовым коллективом, отдельным структурным либо территориальным звеном, включающие в себя прием и увольнение с работы, применение мер дисциплинарного воздействия и поощрения, ротацию кадров и координацию деятельности лиц, не состоящих в прямом подчинении. Административно-хозяйственные функции выражаются в наделении должностного лица полномочиями по управлению финансовыми активами, движимым и недвижимым имуществом, а также возложение на него ответственности за сохранность и рациональность использования вверенного имущества [16,C.57] . Указанные определения способствуют уточнению правового статуса субъектов, которых возможно привлечь к административной ответственности как должностных лиц, в том числе в сфере воздушного транспорта.

Вни­ма­ние, уде­ляе­мое в на­стоя­щее вре­мя ад­ми­ни­ст­ра­тив­ной от­вет­ст­вен­но­сти, впол­не обос­но­ван­но: ад­ми­ни­ст­ра­тив­ные пра­во­на­ру­ше­ния — са­мые рас­про­стра­нен­ные из всех ви­дов пра­во­на­ру­ше­ний, и уже в си­лу это­го борь­ба с ни­ми при­об­ре­та­ет пер­во­сте­пен­ное зна­че­ние.

Ад­ми­ни­ст­ра­тив­ная от­вет­ст­вен­ность в гражданской авиации вы­пол­ня­ет боль­шую про­фи­лак­ти­че­скую роль в пре­ду­пре­ж­де­нии пре­сту­п­ле­ний, по­сколь­ку объ­ект по­ся­га­тель­ст­ва во мно­гих ад­ми­ни­ст­ративных пра­во­на­ру­ше­ни­ях и уго­лов­ных пре­сту­п­ле­ни­ях один и тот же: пра­ва и сво­бо­ды гра­ж­дан, соб­ст­вен­ность, об­ще­ст­вен­ный по­ря­док, по­ря­док управ­ления и дру­гие важные ад­ми­ни­ст­ра­тив­но-пра­во­вые от­но­ше­ния. Эффективно функционирующий механизм практической реализации норм Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в сфере перевозок пассажиров и грузов по воздушным путям сообщения способствует обеспечению безопасности перевозок, снижению несчастных случаев, упорядочению управленческих отношений в данной сфере [1,C.15-22] .

Ад­ми­ни­ст­ра­тив­ное при­ну­ж­де­ние и ад­ми­ни­ст­ра­тив­ная от­вет­ст­вен­ность в рассматриваемой нами области используются для охраны государственных, общественных и личностных интересов, неукоснительного соблюдения противопожарных, технических, санитарно-эпидемиологических норм, охраны правопорядка и окружающей среды, ус­та­нов­лен­ных правил движения и эксплуатации воздушных судов, перевозки пассажиров и грузов, погрузочно-разгрузочной деятельности и т.д.

Российское государство гарантирует всесторонне развитие предпринимательских отношений и благоприятные условия для осуществления любой полезной для отечественного транспортного комплекса деятельности. Для достижения этих целей применяются основанные на букве закона различные административно-правовые методы и способы защиты перевозчиков, пассажиров, грузоотправителей, грузополучателей, а также иных лиц, участвующих в транспортных отношениях на воздушных путях сообщения.

Законодательство об административных правонарушениях призвано содействовать направлению поведения физических и юридических лиц в правовое русло. Как справедливо отмечает С.В. Алексеев, разработка новой редакции КоАП РФ и введение его в действие начиная с 1 июля 2002 г. является окончанием длительного и противоречивого процесса объединения воедино многочисленных норм административного законодательства. Разработчиками кодифицированного акта решена довольно сложная задача по формированию свода административных предписаний в условиях проводимых в государстве кардинальных социально-экономических преобразований. Несмотря на охват наиболее значимых сфер общественной жизни и регламентацию правомерного поведения граждан и юридических лиц в современных условиях, КоАП РФ является открытым для нововведений и позволяет вводить новые нормы, корректирующие взаимоотношения власти и общества. Подобное открывает широкие горизонты не только для нормотворчества, но и для научных исследований, позволяющих устранить имеющиеся правовые пробелы и коллизии [2,C.11] .

Рассмотрение вопроса об административной ответственности
в сфере функционирования гражданской авиации необходимо начать с краткой характеристики самого понятия административной ответственности, что позволит более содержательно спроецировать его на правоотношения в указанной сфере. Например, в специальной литературе можно встретить следующее определение этого правового института: это одновременно одна из форм юридической ответственности, часть системы управления, составной элемент государственной контрольно-надзорной деятельности, направленные на практическую реализацию государственной воли» [3,C.22] . В. А. Юсупов высказывает мнение, связанное с тем, что применение административной ответственности является прерогативой государственных органов исполнительной власти и включает в себя три основных стадии: создание на федеральном и региональном уровне общеобязательных норм-санкций, применяемых к нарушителям общественного правового порядка; проведение проверок и привлечение к ответственности лиц, виновных в игнорировании и пренебрежении этими предписаниями; назначение и исполнение наказания, наложенного на этих лиц в рамках административных норм-санкций [4,C.105] . В. Д. Сорокин полагает, что административная ответственность – это совокупность мер принудительного воздействия, закрепленных в КоАП РФ и законодательстве субъектов Федерации, применяемая в отношении физического, должностного либо юридического лица и выражающаяся в публичном общественном порицании противоправного деяния, лишении (ограничении) специального права, материальных взысканиях, применении иных административных санкций [5,C.31] .

На наш взгляд, самое чёткое и приближенное к современным реалиям определение дано В. М. Манохиным: «это законодательно закрепленная совокупность правовых условий и требований, направленных на обеспечение законности и государственной дисциплины и выражающаяся в претерпевании совершившими административные правонарушения лицами закрепленных в КоАП РФ неблагоприятных последствий имеющих форму административных наказаний согласно ст. 3.2 КоАП РФ» [6,C.174] .

В главе 2 КоАП РФ под названием «Административное правонарушение и административная ответственность» содержится определение административного правонарушения – им признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность. Однако, ни в отмеченной главе, ни в иных нормах КоАП РФ не содержится законодательного определения административной ответственности. Нормативно-правовые акты, регламентирующие отношения на транспорте, также не содержат каких-либо определений административной ответственности. По мнению С.Ю. Морозова, подобная ситуация объясняется тем, что нет необходимости обособления данного вида ответственности на транспорте в правовом плане, поскольку она является частью единого механизма обеспечения прав и законных интересов граждан и регламентирована в отдельной главе КоАП РФ [7,C.68-69] . Как отмечает Э. Л. Лимонов, административная ответственность на транспорте есть общее собирательное понятие, которое включает в себя административную ответственность на морском, воздушном, железнодорожном, автомобильном и внутреннем водном транспорте, причем каждый из этих видов административной ответственности можно рассматривать и по отдельности. Формирование посвященных им норм КоАП РФ обусловлено развитием перевозочных отношений на каждом виде транспорта и способствует безопасности и стабильности в их каждодневной деятельности [8,C.190] .

А.В. Кондратьев предлагает определить административную ответственность транспортных предприятий, осуществляющих деятельность с использованием воздушных судов и инфраструктуры аэропортов, как наложение предусмотренных Кодексом об административных правонарушениях и законами субъектов Федерации санкций за нарушение технических норм и правил [9,C.117] . Д.В. Уткин, в свою очередь, истолковывает ее применительно к потребительскому рынку и характеризует как деятельность компетентных органов по привлечению к административной ответственности хозяйствующих субъектов за неисполнение (ненадлежащее исполнение) законодательства в сфере оказания услуг, повлекшие их ненадлежащее качество и, следовательно, нарушение прав пассажиров, грузовладельцев [10,C.66-67] .

Н.М. Дудин отмечает тесную связь административной ответственности субъектов гражданской авиации и социально-экономической сферы и характеризует ее как применение к правонарушителям в определенном процессуальном порядке мер административного принуждения, целями которых являются устранение причинившего вред социально-экономическим интересам общества противоправного поведения, порицательные последствия для виновного субъекта, а также административные санкции [11,C.65-69] . Такая полиаспектность взглядов на административную ответственность в сфере гражданской авиации делает затруднительным анализ ее правовой сущности. В то же время неоспоримым является то, что ад­ми­ни­ст­ра­тив­ная от­вет­ст­вен­ность на исследуемом виде транспорта в со­вре­мен­ных ры­ноч­ных ус­ло­ви­ях пред­став­ля­ет со­бой ин­сти­тут го­су­дар­ст­вен­но­го при­ну­ж­де­ния. Ме­ры ад­ми­ни­ст­ра­тив­ной от­вет­ст­вен­но­сти при­ме­ня­ют­ся в един­ст­ве со мно­ги­ми дру­ги­ми ме­ра­ми ад­ми­ни­ст­ра­тив­но­го при­ну­ж­де­ния. Рос­сий­ское го­су­дар­ст­во все­ми имею­щи­ми­ся пра­во­вы­ми сред­ст­ва­ми ве­дет ре­ши­тель­ную борь­бу с ад­ми­ни­ст­ра­тив­ны­ми пра­во­на­ру­ше­ния­ми. Для это­го оно поль­зу­ет­ся не толь­ко ме­ра­ми убе­ж­де­ния, но и ме­ра­ми ад­ми­ни­ст­ра­тив­но­го на­ка­за­ния, пре­ду­смот­рен­ны­ми со­от­вет­ст­вую­щи­ми нор­ма­тив­но-пра­во­вы­ми ак­та­ми [12,C65] .

Анализируя отмеченные в ст. 1.2 КоАП РФ задачи, которые призван решить этот нормативный акт, можно вести речь о широкоформатном и полиаспектном воздействии КоАП РФ на общественные отношения, включающем в себя комплексную защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц от наказуемых в административном порядке правонарушений и их профилактику.

Структура Кодекса содержит одновременно нормы-установления и процессуальные положения, определяющие сроки составления протоколов об административных правонарушениях, сбор доказательственной базы, проведение административного расследования, участие экспертов и свидетелей, полномочия судов и должностных лиц, компетентных рассматривать дела об административных правонарушениях и назначать административные наказания, порядок обжалования и исполнения их решений. На сегодняшний день можно вести речь о строгой формализации административного процесса. Необходимо указать также на следующее немаловажное обстоятельство: субъекты Федерации путем издания законов могут вводить на своих территориях дополнительные по отношению к КоАП РФ нормы-установления и санкции за их нарушения, а также определять собственные органы, уполномоченные рассматривать дела этой категории [13,C.116] Указанное выше полностью применимо к деятельности анализируемого транспорта.

В.М. Манохин и Ю.С. Адушкин выделяют три отличительных признака административной ответственности, позволяющих отграничить ее от уголовной, гражданской и дисциплинарной ответственности: прямая связь с административными правонарушениями, характеризующимися как нечто среднее между уголовно-наказуемыми деяниями, представляющими повышенную общественную опасность и содержанием трудоправовой и гражданской ответственности, обладающих частноправовым индивидуальным характером применения; особый порядок рассмотрения административных дел; широкий спектр специфических «штрафных» санкций, предполагающих неблагоприятные имущественные и иные последствия для лиц, признанных виновными в совершении административных проступков [14,C.172] .

Говоря об административной ответственности на воздушном транспорте следует отметить, что к ее субъектам относятся физические лица (вменяемые, достигшие 16-летнего возраста граждане, а также лица без гражданства, с двойным гражданством и иностранцы), должностные лица и юридические лица всех организационных форм.

Вместе с этим, действующее законодательство допускает осуществление на анализируемом нами транспорте предпринимательской деятельности гражданином без образования юридического лица и зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя. Данный спецсубъект с момента государственной регистрации обладает организационно-распорядительными полномочиями может выполнять административно-хозяйственные функции15,C.123].

В соответствие с примечанием к ст. 2.4 КоАП РФ под должностным лицом следует понимать лицо, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции представителя власти, то есть наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него, а равно лицо, выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных организациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации. Там же отмечено, что совершившие административные правонарушения в связи с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций руководители и другие работники иных организаций, лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, несут административную ответственность как должностные лица.

Таким образом, совершившие административно-наказуемые деяния индивидуальные предприниматели несут административную ответственность как должностные лица. Существенным основанием к привлечению нарушителя к административной ответственности как должностного лица служит установление факта осуществления им организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций при совершении административного проступка. При этом укажем, что во всех статьях КоАП РФ, в том числе применительно к деятельности на воздушном транспорте для должностных лиц всегда предусматривается более строгое административное наказание, чем для граждан, не обладающих специальным статусом. Однако, действующие нормативно-правовые акты не содержит определений административно-хозяйственной и организационно-распорядительной работы (деятельности). Подобное позволяет сделать вывод о том, что законодатель не рассматривает специфики профессиональной деятельности лиц в тесной связи с нормами КоАП РФ. Неточность правового определения статуса должностных лиц требует в каждом конкретном случае анализировать должностное положение гражданина, характер и особенности его функций, обозначенных в локальных актах предприятия, организации (штатное расписание, должностная инструкция, положение о структурном либо территориальном подразделении и т.д.). Отметим, что данная проблема затрагивает не только исследуемые правоотношения в области воздушного транспорта, но и актуальна по отношению к иным политическим, экономическим и социальным отраслям. На необходимость законодательного закрепления данных понятий указывает постоянно видоизменяющаяся структура управленческой деятельности предприятий и организаций, обусловленная появлением взаимозависимых должностных единиц и построением многоступенчатой системы распределения полномочий. В этом случае вполне подходящими, на наш взгляд, являются формулировки, предложенные А. Горячевым: под организационно-распорядительными функциями следует рассматривать полномочия должностного лица по руководству трудовым коллективом, отдельным структурным либо территориальным звеном, включающие в себя прием и увольнение с работы, применение мер дисциплинарного воздействия и поощрения, ротацию кадров и координацию деятельности лиц, не состоящих в прямом подчинении. Административно-хозяйственные функции выражаются в наделении должностного лица полномочиями по управлению финансовыми активами, движимым и недвижимым имуществом, а также возложение на него ответственности за сохранность и рациональность использования вверенного имущества [16,C.57] . Указанные определения способствуют уточнению правового статуса субъектов, которых возможно привлечь к административной ответственности как должностных лиц, в том числе в сфере воздушного транспорта.